Артиллерийский террор

Артиллерийский террор

4 сентября в 1941 году гитлеровцы начинают регулярные обстрелы Ленинграда, которые будут продолжаться до января 1944.

Немецкая артиллерия систематически подвергала Ленинград обстрелам, хотя в городе не было укрепленных сооружений военного назначения. Целью обстрелов было планомерное разрушение города и убийство мирных жителей. Немцы составили список объектов, подлежащих уничтожению. Эрмитаж был в этом списке под 9-м номером.

Блокадники вспоминают, что артобстрелы были более опасны, чем бомбежки, так как они начинались внезапно, и люди не успевали добраться до укрытий.


Первый артиллерийский обстрел Ленинграда был произведен противником 4 сентября 1941 года. После этого артиллерийский огонь велся почти ежедневно.

Самый продолжительный артобстрел Ленинграда случился 17 сентября 1941 года, когда город находился под вражеским огнем в течение 18 часов 33 минуты.

Интенсивность артиллерийского огня беспрерывно увеличивалась и от 550 снарядов в первой половине сентября 1941 г. дошла до 2859 снарядов во второй половине ноября. Наиболее интенсивному артобстрелу в сентябре-октябре 1941 г. подвергались окраинные районы города - Московский и Кировский, причем обстреливались главным образом торговый порт, Кировский завод и 1-я ТЭЦ. С октября-ноября 1941 г. противник интенсивно обстреливал густо населенные центральные районы - Октябрьский, Куйбышевский, Фрунзенский и Дзержинский. Спасаясь от артобстрелов, свыше 100 тысяч ленинградцев переселились из западных и южных районов города на север.

ИЗ АКТА ЛЕНИНГРАДСКОЙ ГОРОДСКОЙ КОМИССИИ ОБ УЩЕРБЕ, ПРИЧИНЕННОМ ЛЕНИНГРАДУ ВОЙНОЙ И БЛОКАДОЙ

Нарушая все международные установления, гитлеровцы обрушили на мирное население города — на женщин, детей и стариков — фугасные, осколочные и зажигательные бомбы, артиллерийские снаряды, которыми немецкие батареи били по жилым домам, улицам, площадям и скверам. Немецко-фашистские захватчики сбросили на Ленинград свыше 150 000 тяжёлых артиллерийских снарядов. От бомбардировок и артиллерийских обстрелов было убито 16 747 ленинградцев. Кроме того, было ранено 33 782 мирных граждан — женщин, стариков и детей.
Стараясь дезорганизовать жизнь населения, добиться наибольшего числа жертв, фашисты стреляли по городу залпами с интервалами в 5-10 мин. Они то обрушивали огонь нескольких батарей на отдельные объекты, то обстреливали несколько районов одновременно.
Методические обстрелы, так же как и воздушные налеты на Ленинград, имели целью разрушать город и терроризировать его население. О том, что они были направлены именно против гражданских лиц, говорит прежде всего характер стрельбы, выбор времени и целей обстрела. Немецкими артиллеристами были пристреляны места наибольшего скопления населения на улицах - особый перечень составляли самые многолюдные трамвайные остановки и оживлённые перекрёстки улиц.
“Факты, имеющиеся в распоряжении Комиссии, неопровержимо свидетельствуют о том, что при обстрелах города фашистские бандиты не преследовали военных целей”, - говорилось в акте Ленинградской Городской комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников. Эта структура, созданная после снятия блокады и объединившая представителей власти, науки, искусства, православной церкви (в состав комиссии входил и патриарх Алексий I, переживший блокаду в городе), установила, что за время осады и блокады Ленинграда как “военные объекты” у гитлеровцев значились детские учреждения города, которые подвергались беспощадным бомбардировкам и артиллерийским обстрелам.

ИЗ АКТА ОБ УЩЕРБЕ, ПРИЧИНЕННОМ ВОЙНОЙ И БЛОКАДОЙ:

Фашистские каннибалы уничтожили 22 школьных здания и 393 школы повредили, причём многие из школ получали повреждения неоднократно. Среди них школы № 208, 211, 218 и 220, школа глухонемых, школа слепых детей и др.
Детских учреждений уничтожено или повреждено 195, в том числе детские ясли № № 1, 2, 5, 200, детские сады №№ 8, 12, 37, 48, испанский детский дом, детские дома №№ 9, 50, 51 и др.
Особое место в фашистских планах артобстрелов Ленинграда отводилось госпиталям и больницам. Они были выделены специально - каждая больница, помимо номера, была еще заштрихована красными полосками как особо важный объект и снабжена разъяснительной надписью "Krankhaus". Объект №89 — больница имени Эрисмана, объект № 96 - Первая психиатрическая и т. д.

Всего за период блокады Ленинграда гитлеровцы нанесли ущерб 482 лечебным учреждениям.
Не последнее место среди “военных целей” гитлеровской артиллерии занимали жилые кварталы. В захваченном Красной Армией списке “оборонных” объектов Ленинграда под №757 значился квартал на улице Большая Зеленина, застроенный многоэтажными жилыми домами. Стояли номера на жилых кварталах на улице Чайковского, улице Некрасова, на Литейном, Невском, Садовой и многих других.

Кто стрелял по Ленинграду

Артиллерийская группировка немцев в районе Урицка, где линия фронта ближе всего подходила к Ленинграду, в начале блокады состояла из четырех артиллерийских полков, вооруженных 105- и 150-миллиметровыми орудиями. Позднее сюда были переброшены тяжелые орудия (203-и 210-миллиметрового калибра), дальность стрельбы из которых достигала 30—32 км.

СОСТАВ НЕМЕЦКОЙ АРТИЛЛЕРИИ, ОБСТРЕЛИВАВШЕЙ ЛЕНИНГРАД:

Немецкий флот доставил под Ленинград несколько своих орудий, самым мощным из которых была 28-см корабельная пушка SKL-45. Дальность стрельбы фугасными снарядами до 36,1 км;
- 36 мортир и гаубиц большой и особой мощности: германского производства калибра 210 мм, французского - калибра 220 мм, чехословацкого - калибра 305 и 240 мм
Самым мощным из орудий вермахта была французская трофейная гаубица калибра 520 мм Н(Е)-871. Она делала один выстрел в пять минут попеременными зарядами.
Немцы использовали также:
- 6 французских гаубиц калибра 400 мм. Дальность стрельбы фугасными гранатами и бетонобойными снарядами 14-16 км
- 2 трофейных французских гаубицы калибра 370 мм. Дальность стрельбы фугасными снарядами 16 км
- французская пушка калибра 340 мм завода Сен-Шамон. Дальность стрельбы 44,5 км
- пушки “Короткий Бруно” и “Длинный Бруно” калибра 280 мм, произведенные на заводах Круппа
- 3 пушки калибра 240 мм, произведенные на заводах “Шкода”. Дальность стрельбы 30 км
- 8-9 пушек калибра 210 мм, произведенных на заводах Круппа. Дальность стрельбы 34 км
- около 10 пушек калибра 170 мм на мортирном лафете. Дальность стрельбы фугасными снарядами 29,5 км
- германские буксируемые пушки калибра 150 мм. Дальность стрельбы около 25 км
- 32 трофейных французских пушки калибра 155 мм. Дальность стрельбы 16-19 км;
В ходе допросов немецких военнопленных, захваченных под Ленинградом, было выяснено, что когда немецкое командование еще надеялось захватить Ленинград, целью артобстрелов было сделать жизнь в городе невозможной и тем самым заставить его капитулировать. В дальнейшем, когда стало ясно, что о капитуляции Ленинграда не может быть и речи и что для штурма его у немецкой армии не хватило сил, обстрелы Ленинграда были направлены на разрушение города и уничтожение его населения. Долгое время обстрелы города были бессистемны, менялся только характер огня. Стреляли то беглым огнем, ставя целью разрушение целых кварталов и массовое уничтожение жителей города, или вели редкий и методический огонь для терроризации населения.

Стреляли преимущественно по утрам - в 6-7 часов, затем днем, в 11-12 и в 17-18 часов и около 22 часов - немецкая разведка установила, что именно в эти часы можно было уничтожить как можно больше людей. В зимнее время обстрелы вели также ночью, чтобы вызвать как можно больше жертв среди гражданского населения. Ни одним солдатом или офицером не было высказано ни слова сожаления или возмущения по поводу разрушений города и массового истребления гражданского населения. За результатами обстрелов следила гитлеровская разведка, наблюдавшая за городом. Немецкое командование награждало своих артиллеристов за массовые убийства ленинградцев - согласно показаниям пленных, в каждой батарее были награждены железными крестами 1-й и 2-й степени в среднем 20-25 человек.

Штраф за отказ от укрытия

У ленинградцев сложилось негласное правило — не прекращать работу во время обстрелов. В укрытие уходили только тогда, когда снаряды начинали рваться в непосредственной близости. Многие и в этом случае пренебрегали опасностью. Гибель на рабочем месте, у своего станка во время вражеского налета не была редкостью в Ленинграде. Люди некоторых профессий и не могли покинуть свое рабочее место даже во время обстрелов и бомбежек. Речь идет не только о наблюдателях МПВО, пожарных, охране военных заводов, милиции и т. п. Боевым постом стали рабочие места на городских электростанциях, литейные цехи заводов. Везде, где нельзя было внезапно прервать производственный процесс, люди оставались на своих местах, становясь бойцами передовой линии фронта.

Ленинградцы привыкли к постоянным обстрелам и бомбежкам, ощущение опасности у многих притупилось, кое у кого появилось даже пренебрежительное отношение к необходимым мерам предосторожности.

Житель блокадного Ленинграда писатель Леонид Пантелеев сохранил это отношение в своих записках:
Иду нарочно по той стороне, где почти на каждом доме сделаны - белым по синему - трафаретные надписи: "Граждане! При артобстрелах эта сторона улицы наиболее опасна!" Люди шагали, не обращая внимания на зловещее курлыканье вражеских снарядов. Было в этом что-то и умилительное и - страшное, противоестественное.

При артиллерийских налетах люди неохотно спускались в укрытия. Многие предпочитали оставаться на своих рабочих местах. Во время воздушных тревог пешеходное движение на улицах не прекращалось. Чтобы сократить вызванные этим потери, пришлось усилить внимание к вопросам дисциплины.
9 июля 1943 года начальник ленинградского гарнизона генерал-лейтенант Г.Степанов издал приказ, которым потребовал привлекать к ответственности “вне зависимости от служебного положения” ленинградцев, нарушавших правила поведения при воздушных тревогах и артобстрелах, в частности, не выполнявших требования милиции и МПВО о расстредоточении и укрытии. Нарушителям грозили даже денежным штрафом.

Контрбатарейная борьба

Артиллеристы Ленинградского фронта делали все, что было в их силах, чтобы ослабить обстрелы города. В начале 1943 г. они разработали метод, который назывался “огонь на себя”. Суть его заключалась в том, что с началом вражеского обстрела города артиллеристы Красной Армии открывали огонь по важнейшим центрам и коммуникациям противника: командным пунктам соединений, станциям снабжения, аэродромам и складам, находившимся в зоне досягаемости нашей артиллерии. Как правило, немцы переносили огонь на советские батареи, завязывалась артиллерийская дуэль, и обстрел города, его жилых кварталов и предприятий ослабевал.

Весной 1943 г. моряки Балтфлота перебросили по воде на Ораниенбаумский плацдарм два артиллерийских полка и дивизион 101-й железнодорожной артиллерийской бригады, из которых создали контрбатарейную группу для подавления артиллерии противника. В сентябре 1943 г. Военный совет Ленфронта создал мощный артиллерийский контрбатарейный корпус, с созданием которого контрбатарейная борьба стала более успешной и результативной.
Защищала Ленинград от артобстрелов и армейская авиация дальнего действия. Ветеран авиации Дмитрий Петрович Ваулин рассказал ИТАР-ТАСС подробности операции по подавлению немецких батарей в августе 1943 года:

РАССКАЗЫВАЕТ Д.П.ВАУЛИН

Авиация дальнего действия летала ночью по крупным объектам в тылу врага. А как ночью обнаружить замаскированную позицию? Была проведена блестящая операция: 21 августа 1943 г. нам, летчикам дальней авиации было приказано произвести боевой вылет в район населенного пункта Беззаботное под Ленинградом /где располагалась беззаботнинская группировка противника, обстреливавшая город - прим. ИТАР-ТАСС/. У нас самолеты ПЕ-8, экипаж 11 человек, бомбовая загрузка 4 тонны. Нам передали, что линия фронта будет обозначена кострами, над целью будет перекрестие двух прожекторов, на аэростате будет корректировать наш налет командующий ВВС генерал Новиков. Полетели с Кратово (сейчас г. Жуковский), обходим Ленинград с левым кругом в сторону Финского залива и видим все так, как говорили в штабе полка. Молодцы наземники, постарались! Штурману остается произвести обычные расчеты и нажать кнопку сброса бомб в перекрестие прожекторов. 4 тонны полетели на головы врага.
Ветеран вспоминает, что после завершения операции перед строем полка летчикам было зачитано благодарственное письмо из Ленинграда. “Слезы были на наших глазах”, - делится Дмитрий Петрович.

Последний артобстрел

Ночью 22 января 1944 года Ленинград снова подвергся артиллерийскому обстрелу. Гитлеровцы открыли огонь в первом часу ночи. Последние снаряды разорвались в городе на рассвете. Трое раненых и двое убитых были последними жертвами варварских обстрелов Ленинграда.
Обстрелы, которым город подвергался 611 дней, кончились.
В каждый из этих дней на Ленинград падало в среднем более 240 снарядов.
Фашисты больше не обстреливали Ленинград. Дальнобойные орудия навсегда замолкли. Некоторые из них были привезены в город и выставлены на Дворцовой площади в качестве трофеев.

Ленинградский журналист Матвей Фролов, делавший репортажи из блокадного города для радио и ЛенТАСС, писал в своем дневнике 22 января 1944 года:

Гитлер и его подручные были уверены, что захватят Ленинград. Гитлеровцы напечатали билеты на банкет, в гостинице “Астория”, составили план парада своих войск на Дворцовой площади, они готовились фотографировать мчащиеся по Невскому тигры”... Мечтам не суждено было сбыться. Но самоходное орудие “Фердинанд” все же попало на Невский, а крупнокалиберные пушки оказались вблизи Дворцовой площади...во дворе Артиллерийского музея. Сегодня здесь большое оживление - прибыли трофеи. Правы оказались бойцы, которые предупреждали работников музея: “Готовьте место. Мы вам столько экспонатов доставим, только успевайте размещать”. Наши части идут вперед. И с каждым днем музеи и выставки будут пополняться новыми экспонатами - образцами всех видов вооружения фашистской армии.
Матвей Фролов

Были восстановлены старые остановки трамваев, перенесенные в период блокады подальше от оживленных перекрестков из-за постоянной угрозы артобстрелов. Трамваи шли по своим старым маршрутам, в том числе за Кировский завод и «Электросилу», туда, где еще совсем недавно проходила линия фронта. На улицах закрашивали таблички “Граждане! При артобстреле эта сторона улицы особенно опасна”. Наступало время восстанавливать город.

Следы осколков снарядов сохранились на цоколе Исаакиевского собора (западная сторона; мемориальная доска), на пьедестале одной из конных групп Аничкова моста (мемориальная доска).

В память о героизме и мужестве ленинградцев в период вражеских артобстрелов частично сохранены и в 1962 восстановлены надписи военных лет: «Граждане! При артобстреле эта сторона улицы наиболее опасна» (Невский проспект, 14; Лесной проспект, 61; 22 я линия Васильевского острова, 7; в Кронштадте).

Жертвы первых немецких артобстрелов Ленинграда на Глазовой улице.

Жертвы первых обстрелов Ленинграда немецкой артиллерией. Угол Невского и Лиговского проспектов.
Время съемки: сентябрь 1941

Артобстрел Сентябрь 1941

Во время артобстрела Ленинграда

Жертвы артобстрела. Угол Невского и Лиговского проспектов. 1942.

Жертва немецкого артобстрела на Невском проспекте Ленинграда, 1943

 
Источник ➝

Алексей Муравьёв: «Это сказка, будто бы князь Владимир решил, и все сразу стали христианами»

Историк Алексей Муравьёв рассказал, как изучают христианский Восток, почему ученые считают армян православными и как происходит смена верований

 
Codice Casanatense Saint Thomas Christians // commons.wikimedia.org 

Издатель ПостНауки Ивар Максутов поговорил с Алексеем Муравьёвым — историком, руководителем ближневосточного направления Школы востоковедения НИУ ВШЭ — про христианский Восток.

— Алексей, что же такое христианский Восток? Где он начинается и где заканчивается?

— Мы называем Востоком то, что с Запада опознается как Восток.

Так происходит начиная с эпохи Древней Греции. Именно тогда возникла географическая и культурная область, которую назвали Востоком (греч. Anatole). Это Африка, юго-восток Евразии, включая Китай, Японию, Индию, Центральную Азию и Монголию. Но христианский Восток — это не географическое и даже не религиоведческое понятие, скорее культурологическое, один из сегментов «большого» Востока. Возникновение этого культурного типа связано с проповедью христианства на упомянутой территории.

— Понятие христианского Востока ограничено во времени?

— Это вневременное понятие. Мы начинаем изучать христианский Восток до появления христианства. В тот период, во II–I веке до нашей эры, за пределами Палестины началось распространение монотеистических представлений. Практически одновременно в Египте, Эфиопии и на юго-западном побережье Индии появилась еврейская диаспора. Это и было временем возникновения культурного феномена. Первоначально христианские проповедники пришли в те места, где уже были иудейские общины, и сказали, что мессия, которого там ждали, и есть конкретный Иисус, часть общины в него поверила. Так возник определенный тип людей, тип культурного населения, связанного с христианством. Когда в VII веке на Восток пришел ислам, христиане все равно остались там жить — в арабских странах, в Китае, Иране. И теперь они являются объектом изучения лингвистов, этнографов, религиоведов. Поэтому христианский Восток — это вневременное понятие, которое началось до христианства и продолжается по сей день.

— Для большинства людей христианство — это католики, протестанты и православные, а к какой группе относятся христиане на Востоке? 

— Ответ прозвучит парадоксально. Если мы хотим всерьез понять, что такое христианский Восток, надо перестать размышлять в контексте бинарных оппозиций. Католики и православные, католики и протестанты — эти оппозиции работают в западной культуре, но для христианского Востока они не подходят. Христианский Восток — это поликультурная и поликонфессиональная общность, где существует одновременно шесть-восемь разных религиозных групп, а в некоторых случаях и несколько религий. Вот классический пример: часть христианского Востока расположена на юго-западном побережье Индии, это Малабар. Там сосуществуют христиане трех-четырех разных церковных организаций, индусы, мусульмане, джайнисты и другие. Если мы хотим понять, как все устроено, нужно оставить в стороне разделение внутри христианства. Тогда мы увидим, что в оппозиции находятся не католики и православные, а христиане и индусы, например. Но если рассматривать с точки зрения религии, то большинство христиан на Востоке принадлежат к церковным организациям, которые не входят ни в католическую, ни в православную семью. Они являются отдельной восточноправославной семьей христианских церквей.

— Постоянно встречаю вопрос, даже с примесью удивления: армяне православные или нет?

 

— В научном употреблении правило гласит: мы должны изучать людей исходя из того, кем они сами себя считают. С точки зрения самосознания армяне, безусловно, православный народ. Слово ortodoxos греческое, оно употребляется в разных переводах, армянском и грузинском, а в арабском и сирийском так и звучит — ortodox. Обозначает человека верующего правильно. И больше ничего. Другой вопрос, что армяне и византийцы начиная с VI–VII веков по-разному понимали ряд богословских вопросов и спорили на эту тему. А почему они разошлись и оказались в разных лагерях — это уже вопрос не философский и не богословский, а политический.

 

— Как политическая и экономическая среда повлияла на развитие той или иной религии? Или как сами религиозные концепции повлияли на это?

 

— В истории событий всегда присутствует взаимодействие нескольких факторов. Рынок идей — это надстройка. Общество можно представить в виде лестницы. Всем известна пирамида Маслоу, и такого же типа структуру использует историк при анализе общественных конструкций. На первом уровне — биологические и физические мотивации: что и как люди будут есть. На втором — социальная организация. Это вопрос доминирования, власти, экономического распределения. И наконец, на третьем уровне — рынок идей. Мы не можем навязать его людям, которым нечего есть. Для них эти идеи ничего не значат. Но когда мы перемещаемся в Византию, например, то видим хорошо организованное общество и, соответственно, большой рынок идей.

 

— Давайте поговорим о том, кто и в какой момент выбирает религию. Князь Владимир выбирал, выбирал и выбрал?

— Это сказка, конечно, будто бы Владимир решил, и все стали верить. Так не было ни при Константине, ни при Владимире, ни в Армении при царе Трдате, ни в Грузии при святой Нине. Это все происходило сложно, долго, через взаимодействие факторов. Такой выбор — это всегда очень сложная эволюция религиозных представлений. Если мы посмотрим внимательно назад, то поймем, что было много переходных стадий. Существует такой термин — дипсихия, двоеверие, когда присутствуют элементы и того и другого. И это может долго существовать, отчасти продолжается и сейчас. Есть феномен народного православия, который сочетает магические и православные практики.

— Потому что любая религия, как слоеный пирог, состоит из разных форм религиозного.

— Да. Поэтому, если вернуться к вопросу о том, почему разошлись армяне с византийцами, мы увидим, что в 451 году нашей эры состоялся Халкидонский собор, но армянам в то время было не до высоких материй: на них напали персы. Там шла Аварайрская битва, восстание Мамиконяна — огромное количество армян было убито, им просто было не до баталий греков по поводу природы Христа. К тому времени, как война закончилась, греки уже все решили без армянской диаспоры, и армяне обиделись, что их не спросили. Это если сильно упрощать.

— Почему христианство не смогло надежно укрепиться на Ближнем Востоке, как в Европе, и со временем уступило главенствующее место исламу?

— Самый простой ответ — статистический. Когда начались исламские завоевания, христиане на Ближнем Востоке составляли примерно 90% населения. Может быть, 85%, если считать, что были зороастрийцы и другие. Если включать Иран и Центральную Азию, то 50% населения Востока были христианами. Через два века существования арабского халифата христианство на Востоке стало занимать примерно 30%, а ислам — 70%.

В 1977 году моя любимая, покойная ныне, коллега и автор нашумевшей книги “Hagarism: The Making of the Islamic World” Патрисия Кроун вместе с соавтором Майклом Куком предложила рассматривать ислам как реализацию восточнохристианского монотеизма — концепции, которая просто приобрела очень своеобразную форму. С их точки зрения, эта форма ближе к самаритянской форме иудаизма, то есть такой неправославный иудаизм hagarism. Книга начинается с понятия imperial civilisations. Когда возникает ислам, он берет наработки восточнохристианской цивилизации, в частности концепции религиозной власти, и реализует их. Поликонфессиональность и даже взаимодействие через диалог разных религиозных традиций — это была одна из главных особенностей Омейядского халифата. Поэтому в культурном смысле исламская цивилизация — это и есть христианская цивилизация на Востоке. Но, правда, концепции различаются.

 

— Мы поговорили о том, что такое христианский Восток. Теперь давайте обсудим, как происходит изучение христианского Востока.

— В идеале мы хотим прийти к тому, чтобы ученые разных специализаций — этнографы, лингвисты, историки, филологи — составили вместе модель в трех, четырех или даже пяти измерениях. К примеру, этнографы, которые сейчас занимаются христианскими группами в регионах Мардин и Диярбакыр, на границе современной Турции и Сирии, изучают, как живут христиане в курдском окружении, как они пытаются сопоставить свое мировоззрение и бытие с тем, что их окружает. Этнографы приезжают туда, говорят с людьми, записывают их рассказы. Многие из этих людей уже близки к тому, чтобы ассимилироваться, они теряют свой язык, переходят на курдский.

В Индии тоже интересная история. В Малабаре христианские кварталы — это чистые кварталы европейского типа. Так, например, выглядит город Тривандрум, там нет мусора на улицах. И граница между индийским и христианским кварталами — это граница между чистым и грязным отрезком. Эпидемиологическая обстановка в индусских кварталах очень сложная, там постоянно объявляется красный уровень тревоги. А в христианских кварталах все по-другому. И это вызывает трения между людьми. Индийцы начинают маргинализировать христианскую группу, говоря, что те неправильно живут. Но они так живут, потому что у них иная социальная программа, иные социальные установки.

 

— Существует миф о том, что католики — богатые, а православные — бедные. Что вы об этом скажете?

— Действительно, в западном христианстве есть установка на индивидуальную состоятельность. Она возникла в результате эволюции внутри западного католицизма. На Востоке же основным является коммунитарный тип организации, то есть главное — интересы общины, а личная состоятельность не на первом месте. Но на христианском Востоке это не всегда так. Например, очень интересно изучать, как устроены коптские элиты в Египте. Многие копты сделали фантастическую карьеру в адвокатуре, медицине, политике, несмотря на то что копты — это угнетаемое в Египте меньшинство. Например, один из коптов стал генеральным секретарем ООН — Бутрос Бутрос-Гали.

Еще один интересный сюжет — мусорные кварталы на окраинах Каира, которыми занимаются христиане, копты. Сортируют и перерабатывают мусор. Для мусульманского населения это бессмысленно. Те, кто был в Каире, знают, что там выкинуть что-то на улице считается нормальным. Но есть целые христианские традиционные семьи, которые взяли на себя эту тяжелую, малоприятную задачу.

— Что нужно знать, чтобы изучать христианский Восток?

— Основа востоковедных компетенций (а христианский Восток — это часть востоковедения, конечно) — язык. Во-первых, не получив в руки этот базовый механизм, мы ничего не сможем сделать. Во-вторых, опыт общения с текстами и умение филологически смотреть на культуру как на текст, медленное чтение. Читать тексты не только священные, но и те, в которых люди пишут о себе, выражают мысли. Это исторические, богословские, философские, полемические, магические, научные тексты — все, что производил христианский Восток. Третий момент связан с умением запрятать поглубже свои собственные убеждения. Как известно, исследования христианского Востока начинались в Риме миссионерами. И только к XX веку ученые договорились: изучая христианский Восток, необходимо оставить такую дистанцию в отношении личных убеждений или убеждений тех, кого ты исследуешь, которая позволила бы тебе правильно увидеть и понять соотношение разных элементов. 

Также для исследователей важно умение работать не только с плодами чужих научных трудов, но и с документами, артефактами культур. Умение расшифровать надпись, прочитать рукописи: сирийские, коптские, эфиопские. До сих пор эфиопская культура развивается в рукописном режиме. Каждый священник имеет личную рукописную библию, а рукопись — это ведь целый мир. Это текст, который воспроизводится, в котором допускаются ошибки. В рукописях существуют надписи их владельцев, так называемые колофоны. И поэтому умение работать в поле с материалами очень важно для исследователя христианского Востока.

И поскольку все упирается в исторический контекст, то без знания истории, без умения видеть историю на разных уровнях мы не поймем, что происходило на самом деле.

 

— Что бы вы могли порекомендовать тем, кто хочет глубже изучить вопрос? Помимо вашего курса на ПостНауке «Культура христианского Востока».

— На ПостНауке есть еще много всего интересного, помимо моего курса. Там в конце список литературы. Также рекомендую книгу Нины Викторовны Пигулевской 1979 года «Культура сирийцев в средние века». Можно почитать и статьи в православной энциклопедии, которые написаны с нейтральной позиции: несмотря на то что это конфессиональный ресурс, они привлекли серьезных ученых. И еще я бы посоветовал поискать в Сети, там много можно найти про сирийское христианство.

 

 
Алексей Муравьёв
кандидат исторических наук, руководитель ближневосточного направления Школы востоковедения НИУ ВШЭ, старший научный сотрудник Института всеобщей истории РАН, член Школы исторических исследований Института перспективных исследований в Принстоне, Board member in International Syriac Language project

Популярное в

))}
Loading...
наверх