Свежие комментарии

  • Михаил Бутов
    Gerry Embleton - известный в Европе иллюстратор и реконструктор военного костюма разных времён и народов. Он хорошо с...Армии волжских бо...
  • Алексей Андреевич
    нарисовали и нарисовалиАрмии волжских бо...
  • Никифор
    Спасибо! Упоминаний совсем чуть...Наших вестей о том прошлом гораздо больше..Описание Новгород...

Неизвестный герой Севастополя

Неизвестный герой СевастополяВ Краснохолмском районе на Малорогозинском кладбище строится часовня. В ней будут увековечены имена земляков, погибших во время Великой Отечественной войны, но не только этим периодом русской истории ограничивается память о воинской славе уроженцев когда­то Весьегонского уезда. Там же будет увековечено имя участника Крымской войны Алексея Жолобова, семейный склеп которого сейчас восстанавливают участники строительства.
 
Это имя можно отнести к незаслуженно забытым. Не в последнюю очередь потому, что за ним не числится ярких побед, как за его земляком лейтенантом Ильиным, или участия в масштабных сражениях. Весной 1854 года он, по сути, только начал военную карьеру: «В штаб Светлейшего прибыл для исправления должности офицера Генерального штаба штабс­ротмистр кирасирского полка Ея Императорского Высочества Великой княгини Елены Павловны полка только окончивший курс академии Генерального штаба Алексей Иванович Жолобов». Используя еще свежие в памяти теоретические и практические знания, он проводит рекогносцировку – много ездит по Крыму, стараясь наиболее точно определить место высадки десанта противника и наиболее эффективно наметить районы оборонительных позиций своих сил. Он изучает состояние портовых сооружений, запасы пресной воды и продовольствия и возможности их пополнения, рельеф местности, пропускную способность дорог, глубины рейдов.
Надо заметить, что собранная им информация, чрезвычайно важная для организации обороны, оказалась неутешительной: Алексей Жолобов, объективно оценивая боеготовность русской армии и подготовку командного состава, говорил, что Севастополю уготована судьба Сарагосы – испанского города, в 1809 году блокированного Наполеоном.
 
Алексей Жолобов погиб в Альминском сражении 18 сентября 1854 года. Перед его началом он лично, учитывая явный непрофессионализм командира Тарутинского егерского полка, сам расставлял батальоны на местности. Потом оказалось, что «проваливается» левый фланг, он направляется туда и попадает под обстрел французской артиллерии, которая уже проникла на плато. Дальнейшее описывает генерал­лейтенант Богданович: «Меншиков (начальник штаба) послал за подкреплением штаб­ротмистра Грейга и других своих адьютантов, а сам остался на левом фланге в страшном огне, в самом начале сражения оторвало ногу ехавшему подле князя капитану Жолобову, а флигель­адьютанту Соколову, посланному с каким­то приказом, оторвало руку». Тяжело раненного Жолобова вывезли в госпиталь, однако при такой кровопотере тогдашняя медицина была бессильна, и 23 декабря штаб­ротмистр скончался. 
 
Исследователь биографии Алексея Жолобова и инициатор строительства часовни капитан первого ранга запаса Николай Объезжев считает причиной неудач в Крымской кампании общее состояние российской армии, через сорок лет после победы над Наполеоном по причине недальновидности и косности царя Николая 1 и министра Аракчеева практически утратившей свои позиции. Не было осуществлено перевооружение армии на нарезное оружие, флот состоял преимущественно из парусных кораблей, в то время как на стороне противника воевали уже пароходофрегаты, но главное – исключительно слабой была оперативно­тактическая подготовка армейских офицеров. Надеясь устранить хотя бы этот недостаток, главнокомандующий князь Меншиков настоял на прибытии на театр военных действий теоретически и практически подготовленных офицеров Главного штаба, в числе которых был и никому неизвестный Алексей Жолобов. Исследователь считает, что, если бы не французское ядро, штабс­капитан не остался бы неизвестным героем Крымской войны: перспективный офицер, ученик профессора Милютина просто не успел реализовать свои недюжинные военные и инженерные способности. На момент гибели ему не было еще и тридцати лет.
 
В январе 1855 года «…родственники покойного Жолобова обратились с просьбой о дозволении им теперь же исполнить желание его, объясняя, что тело его набальзамировано и запаяно в свинцовый гроб, находится теперь в Севастополе в подвале госпиталя», – и получили разрешение перевезти его на родину. На это военное министерство выделило 150 рублей серебром. Алексей Жолобов был похоронен на погосте Типни Весьегонского уезда в семейном склепе. Не забыли его, впрочем, и в Севастополе: его имя выбито на латунной плите, установленной внутри Свято­Никольского храма, что на северной стороне города на братском кладбище. На родине же местом его упокоения стал фамильный некрополь, где на плите черного мрамора было выбито: «Жолобов Алексей Иванович, 1827 – 1854 гг., штаб­ротмистр лейб­гвардии Ея Императорского Высочества Великой княгини Елены Павловны Кирасирского Новгородского полка, умерший от ран, полученных в сражении на реке Альме в Крымскую войну». 
 
Этот некрополь начали разорять в 30­е годы прошлого века, но тогда мародеры сумели лишь сделать подкоп – сам склеп практически не пострадал. Он был практически полностью разорен только в конце 80­х – была расколота надгробная плита, утрачены памятник и фрагменты чугунной решетки. Сейчас местные жители пытаются привести семейный склеп Жолобовых в относительный порядок и достраивают часовню, где будет увековечено в том числе и имя штаб­ротмистра Алексея Жолобова. Она возводится всем миром, так что строители храма будут рады любым пожертвованиям: 
 

Картина дня

наверх