Свежие комментарии

  • КОЦО СИЛЯВСКИ24 января, 17:26
    НЯМА "ИТАЛИАНСКИ ФАШИЗЪМ"....КАКТО НЯМА АНГЛИЙСКИ, ХОЛАНДСКИ, НОРВЕЖСКИ, ГЕРМАНСКИ, ФРЕНСКИ ....И Т.Н. "ФАШИЗМЪТ" Е С...Итальянский фашиз...
  • Pciha Ivanova23 января, 15:44
    На фотках вполне самодовольные греки.Как англичане уст...
  • абрам вербин23 января, 7:05
    пример. хотя и мелкий. назовите хотя бы одну страну, у которой есть вечные страновые пристрастия и нет своих постоянн...Как англичане уст...

Кронштадт 1919: красный флот против «владычицы морей»

Кронштадт 1919: красный флот против «владычицы морей»

 

В наше время, когда речь заходит о роли Балтфлота и Кронштадта в частности в Гражданской войне в России, то обычно вспоминают революционные события на русском флоте 1917 года и Кронштадтский антибольшевистский мятеж в 1921, подавленный Красной армией. Между этими годами образовалась «историческая пустота», как будто в этот промежуток времени ничего не происходило.

Историк Юрий Жуков в одном из своих интервью так описывает эту «пустоту»:

В Кронштадте был подавлен мятеж матросов, которые там скисли от безделья. Они к 1921 году три года как не воевали. Они там сидели и в общем-то пьянствовали. Не представляли из себя никакой силы. [1]

Только вот Жуков слукавил (а кроме этого в том интервью он лукавил и по остальным пунктам). Ну не может же историк, тем более известный как архивный историк, столь нелепо ошибаться. А ведь многие его работы и выступления посвящены Сталину, революции и первым десятилетиям советской власти.

Теперь давайте посмотрим, как «пьянствовали и скисали» кронштадтские моряки в самые тяжелые для молодой советской республики годы.

Для начала освежим память Юрию Жукову. В 1937 году, а именно в эпоху правления Сталина, по которой он как бы спец, был снят фильм «Балтийцы» (реж.

А.Файнциммер) о доблести кронштадтских моряков в годы Гражданской войны. Вашему вниманию отрывок из этого фильма.

https://vk.com/video?z=video-122689355_456244013%2Fpl_cat_updates

 

А в 1939 году вышла работа А.Пухова о Балтийском флоте, оборонявшем Петроград от белогвардейцев и иностранной интервенции.[2] Интервенцию осуществляла «владычица морей» — Британская Империя и ее непобедимый флот.

Война на Балтике шла целый год и завершилась в конце 1919. До Кронштадтского мятежа оставалось чуть больше года. Но у Ю.Н. Жукова моряки бездельничали и бухали аж целых 3 года.
Кронштадт 1919: красный флот против «владычицы морей», изображение №2
1 из 2
Война на Балтике шла целый год и завершилась в конце 1919. До Кронштадтского мятежа оставалось чуть больше года. Но у Ю.Н. Жукова моряки бездельничали и бухали аж целых 3 года.

Балтийский же флот в то время был лишь весьма условно боеспособен из-за устарелой материальной части и весьма низкой дисциплины личного состава, присутствие на Балтике крупных боевых кораблей геополитического конкурента британцев не устраивало. Боевые действия на море начались в конце 1918 года, в которых обе стороны несли потери. 25 декабря британским отрядом из двух лёгких крейсеров и двух эсминцев был захвачен эсминец «Спартак», на следующий день — эсминец «Автроил» (оба были переданы новообразованной Эстонской республике, где вступили в строй под названиями «Вамбола» и «Леннук»). 13 мая на мине подорвался английский крейсер «Калипсо» — он оказался сильно повреждён и вынужден был вернуться в Англию, выбыв из боевых действий. 4 июля эсминцы «Азард» и «Гавриил» уничтожили британскую подводную лодку L55, пытавшуюся их торпедировать. 15 июня британцам добровольно сдался тральщик «Китобой», впоследствии переданный в распоряжение Северо-Западной армии. 16 июня затонули, подорвавшись на минах, сразу три британских тральщика. В ночь с 16 на 17 июня британским торпедным катером CMB-4 был потоплен крейсер «Олег», причём ни с крейсера, ни с находящихся рядом эсминцев катер так и не был замечен, из-за чего уничтожение «Олега» советские источники поначалу приписывали подводной лодке. [3]

Красные соколы

В июле-августе 1919 г. большую боевую активность в борьбе против английского флота на Балтике проявили подводные лодки и авиация советского флота.

Боевую деятельность красной авиации можно характеризовать следующими сравнительными данными: если с 22 мая по 1 июля 1919 г. наши самолеты сделали семь боевых вылетов в район Копорского залива (в общей сложности 12 боевых часов полета), не сбросив ни одной бомбы на корабли противника, то с 1 июля по 15 августа 1919 г. самолеты сделали 25 боевых вылетов не только в район Копорского залива, но и в район Биоркэ, Сескара, Лужской губы и финского побережья, причем самолеты находились в воздухе свыше 60 часов, сбросили 48 пудов бомб на аэродромы и корабли англичан.

На вооружении воздушных сил Красного Балтийского флота находились устаревшие самолеты различных систем. Большая часть из них находилась в ремонте из-за изношенности.[2]

Самолеты морской авиации красного флота [4]
Кронштадт 1919: красный флот против «владычицы морей», изображение №4
Кронштадт 1919: красный флот против «владычицы морей», изображение №5
1 из 3
Самолеты морской авиации красного флота [4]

Вот наиболее характерные боевые операции советской авиации за июль — август 1919 г.

3 июля самолеты вылетали обследовать Копорский залив, Сескар, Биоркэ и финский берег.
В Копорском заливе один из летчиков обнаружил суда противника и немедленно атаковал их. Самолет был обстрелян англичанами сильным зенитным огнем, однако вреда самолету этот обстрел не нанес. В тот же день была атакована другим самолетом группа английских кораблей в расположении Биоркэ.
С 4 по 9 июля производилась непрерывная воздушная разведка тех же районов, причем 5 июля в Копорском заливе были обнаружены два эскадренных миноносца, которых наши летчики подвергли бомбардировке. 6 июля наш самолет атаковал и обстрелял из пулемета английские тральщики.
13 июля самолеты трижды вылетали в Копорский залив, где ими было обнаружено 11 эсминцев противника.
С 14 по 24 июля почти ежедневно проводилась воздушная разведка, причем обычно самолеты подвергались обстрелу с кораблей противника. 16 июля наш самолет Ньюпор-23, обнаружив в море корабли противника, стремительно атаковал их и с небольшой высоты обстрелял палубы кораблей пулеметным огнем. [2]

Империя наносит ответный удар

Английский флот переходит к наступательным операциям против Кронштадта и Балтфлота. В виду бессилия английских надводных кораблей проникнуть за линию позиций, охраняемых нашими кораблями, были задействованы авиация и торпедные катера. Еще 30 июня английская эскадра на Балтике получила новые подкрепления. Командующий эскадрой неоднократно требовал от адмиралтейства новых крейсеров и линкоров, расписываясь в своей неспособности бороться с кораблями Красного Балтийского флота. Прибывшие подкрепления англичан состояли из 4 новейших крейсеров типа «Д» постройки 1917–1919 гг., флагманского крейсера «Каледон» и транспорта «Принцесса Маргарита» с грузом мин. 14 июля 1919 г. в распоряжение командующего английским флотом прибыла авиаматка «Виндиктив» с 12 аэропланами. Для гидропланов в Биоркэ была оборудована база на острове, а для сухопутных самолетов на материке построен аэродром. 30 июля 1919 г. в Биоркэ было доставлено из Англии 7 быстроходных катеров. До ста миллионов фунтов стерлингов ассигновали английские интервенты на организацию борьбы против Советской России на Балтийском море. [2]

В конце июля начинаются воздушные налёты на Кронштадт. Бомбя сердце Балтийского флота, англичане оказывали помощь Белой Северо-Западной армии генерала Юденича, наступавшей на Петроград со стороны Эстонии и Латвии. Помимо прямого военного вмешательства, они помогали белым и материально, вплоть до танков.

Танк МК-V «Белый солдат» на железнодорожной платформе. Ноябрь 1919 года. Хорошо видно название, а также эмблема Северо-Западной армии — трехцветный шеврон (углом вверх) и белый крест под ним [5]
Танк «Первая помощь» из состава танкового батальона Северо-Западной армии. Зима 1919 года. Обратите внимание на полосы цветов российского флага (бело-сине-красные) на передней части борта
Три танка «Рено» FT (два пушечных и пулеметный), отправленные финнами на помощь Северо-Западной армии. Ревель, октябрь 1919 года. После боев машины вернули Финляндии
1 из 3
Танк МК-V «Белый солдат» на железнодорожной платформе. Ноябрь 1919 года. Хорошо видно название, а также эмблема Северо-Западной армии — трехцветный шеврон (углом вверх) и белый крест под ним [5]

1 августа британские гидропланы появились над городом и сбросили несколько бомб — погибло одиннадцать человек, ещё 12 были ранены (по данным Пухова в налете помимо англичан участвовали еще и белофинны). Бомбы были сброшены в Летнем саду, как раз в тот момент, когда на открытой сцене шел митинг кронштадтцев, устроенный моряками с линкора «Петропавловск». В саду находилось много гражданского населения: рабочих, женщин и детей. С этого дня налёты происходили практически ежедневно. По свидетельствам очевидцев, по британским бомбардировщикам можно было сверять часы, они появлялись всегда в одно и то же время, но каждый раз с новой стороны, и сбрасывали свой груз по новым целям.

С одной стороны, противовоздушная оборона у Кронштадта практически отсутствовала, что делало налёты лёгкой и почти не рискованной работой. Однако 5 августа во время очередного налета англичан, два наших летчика атаковали их на своих самолетах, заставив их уйти. С другой стороны — эффективность бомбометания оказалась крайне мала. Применяемые англичанами самолёты S.184 фирмы «Short» в количестве двенадцати штук имели сравнительно небольшую, по сравнению со специализированными многомоторными бомбардировщиками, боевую нагрузку — до 236 кг бомб, причём бомбы эти были небольшого калибра. Их попадания в городские и портовые сооружения, без сомнения, наносили Кронштадту ущерб, но ни о какой парализации работы военно-морской базы или выведении из строя Балтийского флота не могло быть и речи.

Бомбардировщик-торпедоносец Short S.184
Авианосец HMS «Vindictive»
1 из 2
Бомбардировщик-торпедоносец Short S.184

6 августа 1919 г. советская эскадрилья из четырех бомбовозов и двух истребителей совершила налет на аэродромы противника в районе Биоркэ. Материальная часть у трех бомбовозов оказалась неисправной, и поэтому они принуждены были вернуться с пути на свою базу. Остальные самолеты выполнили боевое поручение и сбросили бомбы на один из аэродромов. Все самолеты благополучно вернулись на базу.

Операция RK. 18 августа

Адмирал Кован сопоставил незаметность торпедных катеров (помимо упоминавшегося эпизода с потоплением крейсера «Олег», они также принимали участие в многочисленных высадках шпионов и диверсантов, в том числе чуть ли не в городской черте Петрограда, замечены при этом были всего два раза из тринадцати) с подробной информацией о городе и гавани, которую собрали гидросамолёты во время своих рейдов. В его голове родилась идея совместной операции, получившей кодовое обозначение «RK». Под покровом ночи самолёты (сразу все двенадцать) должны были начать бомбардировку и отвлечь на себя внимание часовых и патрулей. Пользуясь моментом, в гавань должны были проникнуть торпедные катера (восемь, то есть тоже все, имевшиеся на тот момент в распоряжении эскадры), уничтожить охранение и расстрелять стоявшие в гавани тяжёлые корабли и батопорты доков для их обслуживания. Самолёты должны были поддерживать их, а при необходимости служить спасательным средством — по инструкции каждый из них мог принять на борт до семи моряков. Правда, лететь с такой перегрузкой было невозможно, так что уходить предлагалось без отрыва от поверхности, на поплавках.[3]

Схема атаки британских торпедных катеров на Кронштадт
Английская аэофотосъемка Кронштадта со схемой атаки, август 1919 года.
1 из 2
Схема атаки британских торпедных катеров на Кронштадт

Торпедные катера типа CMB (Coastal Motor Boat, «береговой катер») были сконструировапны в конце Первой мировой войны и существовали в трёх разновидностях: 40-футовый катер с одной торпедой, самый массовый (88 экземпляров, часть из которых применялась и во Второй мировой) 55-футовый катер с двумя торпедами и 70-футовый с двумя торпедами либо комплектом мин, построенный всего в семи экземплярах. Все они несли вспомогательное вооружение из 3–4 пулемётов винтовочного калибра. Небольшая осадка (метр-полтора, в глиссирующем режиме, на скорости — ещё меньше) позволяла катерам перемещаться по мелким местам, где не могли пройти другие корабли. Собственно, именно на это был расчёт — в гавань Кронштадта катера (один 40-футовый, остальные 55-футовые) должны были проникнуть через Северный фарватер, не предназначенный для прохода крупных плавсредств и потому не рассматривавшийся красными как источник угрозы.[3]

55-футовый торпедный катер типа CMB
55-футовый торпедный катер типа CMB

При выдвижении на позиции у одного из катеров (CMB-86) отказал двигатель, и он не принимал участия в атаке. В 4 часа утра 18 августа остальные катера достигли входа в гавань. За пятнадцать минут до этого начался отвлекающий авианалёт, и всё внимание красных, казалось, было приковано к аэропланам, которые, сбросив бомбы на порт, носились на бреющем полёте, обстреливая из пулемётов зенитные установки и корабли.

Все планы спутал корабль охранения, дежуривший у входа в гавань. В ту ночь им был эсминец «Гавриил» — тот самый, принимавший участие в уничтожении подлодки L55 за полтора месяца до этого. Согласно плану атаки, его должен был уничтожить катер CMB-24, и он выпустил торпеду, но не рассчитал глубину. Торпеда, зацепив дно, взорвалась неподалёку от «Гавриила», поэтому команда катера решила, что эсминец успешно поражён. В это же самое время «Гавриил» подвергался интенсивному пулемётному обстрелу с самолётов, поэтому вся его команда, кроме расчётов зенитных орудий, была укрыта под палубой. Однако, услышав совсем неподалёку взрыв, гораздо более мощный, чем взрывы авиабомб, моряки выскочили наружу, осмотрелись и обнаружили проникшие в гавань катера, ведущие плотный пулемётный огонь и двигающиеся широкими галсами. Немедленно начав стрелять в ответ, они первым же двумя выстрелами уничтожили чуть не потопивший «Гавриила» CMB-24 и перенесли огонь на остальные катера.

CMB-79 и CMB-31, следовавшие в первой волне атаки, отработали лучше всего и в полном согласии с планом: первый из них выпустил две торпеды по плавучей базе подводных лодок «Память Азова», второй — по линкору «Андрей Первозванный». Все торпеды попали в цель. CMB-88 был повреждён сразу при входе в гавань, на нём был убит командир — несмотря на это, команда катера предприняла, как и предписывалось планом, атаку на линкор «Петропавловск», но обе торпеды прошли мимо. CMB-72 также был повреждён, у него было выведено из строя пусковое приспособление торпед, поэтому ему ничего не оставалось кроме как выйти из боя, не дойдя до цели. На обратном пути он взял на буксир CMB-86, болтающийся без хода неподалёку от гавани, и доставил его домой.

CMB-62, направляясь к цели, столкнулся с отстрелявшимся и возвращавшимся обратно CMB-79. В результате столкновения CMB-79 оказался затоплен. Потрёпанные команды обоих катеров объединились и продолжили атаку. Планом предписывалось атаковать «Андрея Первозванного» или «Петропавловск», по обстановке. Но добраться до них под плотным огнём не представлялось возможным, поэтому выстрелили по «Гавриилу», но обе торпеды прошли мимо. Катер же был практически сразу после залпа уничтожен огнём с «Гавриила» — попадание в топливный бак мгновенно отправило его на дно. CMB-4, единственный 40-футовый катер, которым, к тому же, управлял командор А. Эгар, командующий дивизионом торпедных катеров британской эскадры, выпустил свою единственную торпеду наугад в сторону пришвартованных в гавани эсминцев, но никуда не попал — торпеда прошла мимо всех кораблей и вышла на берег. Командор Эгар хотел подобрать на борт выживших с CMB-79 и CMB-62, но ему помешал шквальный огонь с «Гавриила», так что пришлось срочно покидать гавань. На этом атака закончилась, и с «Гавриила» начали спускать шлюпки для спасения бултыхающихся в воде английских моряков с уничтоженных катеров. Атака как таковая заняла не более 30 минут (с учетом авианалета — 45 мин.) [3]

Затонувшая база подлодок «Память Азова» в кронштадтской гавани
Эсминец «Гавриил»
1 из 2
Затонувшая база подлодок «Память Азова» в кронштадтской гавани

19 августа, на другой день после налета торпедных катеров и авиации на Кронштадт, наша бомбардировочная авиация ответила сильным ударом по Биоркэ. Эскадрилья бомбовозов и два истребителя Красного Балтийского флота в 4 ч. 20 м. атаковали аэродром и железнодорожный узел противника в Биоркэ. При этой атаке летчики сбросили 17 бомб общим весом 10 1/2 пудов и, кроме того, 3 зажигательных бомбы. Аэродром и железнодорожный узел обстреливались пулеметным огнем. По данным финской печати, налет на Биоркэ нанес серьезные повреждения казармам и железнодорожным сооружениям.

С 23 по 30 августа английская авиация совершила еще 14 налетов на Кронштадт, но ударов с моря больше не последовало. Авианалеты, к слову, почти не причинили никакого вреда ни городу, ни кораблям. 28 августа авиация Балтийского флота, несмотря на неблагоприятную погоду, сбросила 6 бомб в районе гавани Териоки. Красная авиация парализовала действия англичан в воздухе. [2]

31 августа 1919 года подводная лодка красных «Пантера» отлично проведенной атакой потопила в волнах Финского залива английский эскадренный миноносец «Витториа», побив рекорд пребывания под водой (28 часов и 75 пройденных миль), показав исключительную храбрость и выносливость экипажа. [2]

Итоги

Поставленную цель — уничтожение крупных боевых кораблей Балтфлота и их обслуживающей инфраструктуры — англичане не выполнили, а сама операция обошлась им серьезными потерями. Из 8 участвовавших катеров погибли 3, все остальные имели повреждения разной степени тяжести. Людские потери британцев составили 7 погибших (4 офицера и 3 матроса), а также 9 попавших в плен. С советской стороны погибло 2 — матрос и комиссар. Был потерян один корабль — база подводных лодок «Память Азова», пожалуй, наименее ценная с боевой точки зрения единица из представленных в гавани (крейсер, спущенный на воду в 1890 году и переделанный в учебное судно в 1907-м, а в 1914-м — в плавбазу). Фактически потерянным можно считать также линейный корабль «Андрей Первозванный» — пробоина в носовой части сделала его непригодным для выхода в море, а средств на ремонт не нашлось, поэтому он простоял в порту до 1923 года, когда и был отдан на слом. Эсминец «Гавриил», несмотря на то, что в течение всего боя подвергался интенсивному пулемётному обстрелу с катеров и самолётов, практически не пострадал — пулями были изрешечены надстройки, трубы и вентиляторы, однако никаких существенных повреждений оборудованию нанесено не было. От бомб гидросамолётов пострадал танкер «Татьяна» и возникло несколько пожаров в порту, но существенного вреда боеспособности Балтийского флота ими нанесено не было.[3]

Командование Балтийского флота провело расследование по итогам происшествия и пришло к выводу, что, во избежание повторения налётов, необходимо усилить охрану рейдов, ввести охрану гаваней, озаботиться заграждениями на входах в гавани и наладить нормальную связь всех элементов обороны как друг с другом, так и со штабом. Отдельно следственная комиссия отметила героизм и выучку команды эсминца «Гавриил», которая сорвала атаку практически в одиночку — гарнизоны фортов, охраняющих гавань, почти не вели огня, несмотря на то, что большую часть времени боя британцы находились в зоне их обстрела.

Тем временем английский флот, оперировавший на Балтике, уже был охвачен революционными настроениями. Взятые в плен 18 августа англичане на допросе рассказывали, что они знали о воззваниях по радио балтийских моряков, передаваемых на английском, французском и других языках. По их словам, эти воззвания перепечатывались и подпольно распространялись среди матросов английского флота. В июле 1919 г. в Копенгагене (стоянка английских линкоров и линейных крейсеров) военными властями велось следствие по делу о революционном выступлении английских моряков. Среди английских матросов уже давно велась революционная коммунистическая агитация на кораблях на Балтике. На кораблях, как это было установлено, происходили конспиративные собрания матросов, на которых пропагандировались идеи мировой пролетарской революции. Командиры кораблей английского флота не могли поручиться за свои команды, в значительной части распропагандированные. И только жестокими карами поддерживалось слепое повиновение матросов офицерам. [2]

Один из катеров, утопленных «Гавриилом» (CMB-62), в сентябре того же года подняли со дна и тщательно обследовали. Моряков крайне заинтересовала его конструкция, в частности редан (особый выступ на днище, облегчающий катеру выход на глиссирование) и схема запуска торпед путём сброса их за корму. На основе данной конструкции были разработаны Ш-4 и Г-5, самые массовые советские торпедные катера Великой Отечественной. Но пока СССР в 30-е строил реданные катера, Великобритания, Германия, США и другие страны перешли к строительству мореходных килевых торпедных катеров. Но это уже совсем другая история. [3]

Источники:

1) Интервью историка Ю.Н.Жукова: https://vm.ru/politics/603386-istorik-yurij-zhukov-zagovor-protiv-stalina-byl-tuhachevskomu-v-nem-otvodilas-rol-voennogo-diktatora

2) Пухов А. «Балтийский флот в обороне Петрограда. 1919 год.» — М-Л.: Военмориздат НКВМФ СССР, 1939. http://militera.lib.ru/h/puhov_a/index.html

3) Как британцы обломали зубы об Кронштадт: https://warspot.ru/3708-kak-britantsy-oblomali-zuby-o-kronshtadt

4) Красная морская авиация в Гражданскую войну: https://topwar.ru/147070-krasnaja-morskaja-aviacija-v-grazhdanskuju-vojnu.html

5) Танки Северо-западной армии: https://arsenal-info.ru/b/book/194129853/9

Поделиться Сохранить в закладках 
Ещё
183 просмотра3 упоминания
DB
10 дек в 12:58
Подписаться
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх