Свежие комментарии

  • Алексей Андреевич
    как и везде и всегда- разные люди, разные мнения«С крестом и Еван...
  • виктор м
    А что там Северная война! Русские же в начале 19 века побывали в Стокгольме, однако же пушки не взяли."Волк" Ивана Гроз...
  • Виктор Онегин
    Как то сумбурно и не понятно,кто когда дезертировал и проявлял саботаж.Бои с потерями в 3 человека это с современными...1919 год. Британс...

Герои-смертники в армии Чингисхана и его потомков

Герои-смертники в армии Чингисхана и его потомков

А вот и сами эти бахадуры-смертники (из иллюстраций рукописи "Зафар-намэ").

Монгольское звание ба(h)атур (у тюрок и персов - "бахадур", по-русски "богатырь"), которое уже в XIII в. произносилось как ба'атур или даже батур, часто встречается в источниках. Обычное его толкование не отличается от русского "богатырь" или "герой/отважный воин". Но не все так просто - в самых ранних, т.е. относящихся к XIII в., источниках батуры армии Чингисхана связываются с понятием смертника.
Так, Пэн Да-я в 1233 г. дает следующее разъяснение:

«Не [присужденных к] смерти наказывают ссылкой на тяжелые работы в войске батуров (то же, что по-китайски «бесстрашные воины») и прощают их только после трех-четырех случаев [заслуг]».

В тексте дополнительного пояснения Пэн Да-я (в переводе оно заключено в скобки, а в оригинале было написано мелкими иероглифами в 2 ряда в колонке основного текста) монгольское слово батур (оно приводится в транскрипции) Пэн Да-я переводит китайским сочетанием 死士 "бесстрашные воины". Но у 死士 есть и другое значение - "смертники". В принципе это значение не должно относиться к самим батурам - как сказано в тексте, это приговоренных направляли к ним под начало, о чем говорится как в цитируемом пассаже, так и в другом месте у Пэн Да-я:

«Воинственные вожаки и [их] крепкие слуги собираются в подразделения, которые находятся в особом подчинении у старших военачальников. Их называют войсками батуров. Раньше, когда они нападали на тангутов и чжурчжэней, то во всех [этих] государствах гнали [впереди] их людей [как рабов] и атаковали их города»

Тут видим понятную ситуацию - батуры являются этаким спецназом, ведающим хашаром (т.н. "осадная толпа"), который гонят впереди собственно монголов как смертников. Понятно, что управлением отчаявшимися людьми, которых гонят на верную смерть, должны заниматься опытные, умелые и отважные воины, т.е. батуры. Подобная практика монгольских военачальников хорошо известна из синхронных им источников, где обычно описывается хашар при монгольских штурмах укреплений. Сунский автор XIII в. Лю Кэ-чжуан в "Ду Гао шэньдаобэй" так разъясняет этот образ действий войск батуров:

«Захваченные [в рабство] рубили деревья на фашины для свирепого войска батуров. Войско батуров посылало всех приговоренных к смерти в атаку на укрепления. Тем самым [за счет смертников] замещалось [использование] латников и заграждений от стрел, которые [иначе пришлось бы] сооружать в виде плоских щитов из десятка с лишним слоев бычьих шкур».



То, что у батуров имелись в подчинении, а точнее даже в собственности, приписанные к ним люди, известно также из "Юань ши", где цитируется указ каана Гуюка:

«[Гуюк] указал каждой сотне монгольских кибиток передать одного человека на службу у батуров».

Казалось бы все ясно - смертники (точнее помилованные от смертного приговора, с заменой на приписывание к войску батуров) и захваченные рабы представляли собой подчиненный контингент у батуров-бесстрашных воинов. Но все же у термина "батур-бесстрашный воин" видимо существовала также и коннотация "смертник" - как это подметил Пэн Да-я, дав вышеуказанное разъяснение. Это предположение можно аргументировать тем обстоятельством, что этот же оттенок смысла сохранился и до рубежа XIV-XV вв., т.е. до времен войн Тимура. Приведем цитату из "Зафар-намэ (Книга побед амира Тимура)" Шараф ад-Дина Али Йезди (1424/25 г.), где описывается одно из сражений Тимура:

«Группа бахадуров поднялась и встала на первой седловине [горы]… Еще одна группа храбрецов, отказавшихся от жизни (выделение мое - Р.Х.), при помощи веревок поднялась наверх и встала напротив крепости. Обе группы, действуя согласованно…, напали на крепость. Сколько бы ни бросали из крепости стрелы и камни, бахадуры не повернули назад».

Т.е. у Шараф ад-Дина Али Йезди бахадуры тождественны "храбрецам, отказавшимся от жизни". Конечно, это также дань красочному и пышному стилю панегиристического сочинения в честь побед Тимура и его воинов. Но все же налицо приравнивание бахадуров к не жалеющим своей жизни людям, т.е. к смертникам.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх