Свежие комментарии

  • Геннадий Мизантроп
    В истории вообще много сказок и вранья.О том, как наша историография "проиграла" битву на Басе (1660)
  • Sergiy Che
    Сказочки татарстанских псевдо"историков" с высосанными из немытых пальцев картиночками "союзников" (в реале колонизир...Армии волжских болгар и Казанского ханства
  • абрам вербин
    о ком это?О том, как наша историография "проиграла" битву на Басе (1660)

Скандинавские морские разбойники в IX–X вв.

Явления морского разбоя отделяются от всеобщей истории, как эпизоды от длинной эпопеи, и сохраняют свой отдельный драматический интерес.

Первое появление аравитян в Европе, вследствие завоевания ими Испании в 710 г., составляет один из важнейших фактов истории средних веков. Мы рассказали во 2-й части, как изгнание их, в конце XV столетия, послужило зародышем морского разбоя, которому турки дали в скором времени такое обширное развитие и трехсот тридцатилетнее существование.

Вторжение аравитян одним столетием предшествовало вторжению скандинавов.

Первые начали завоеваниями и цивилизацией и кончили морскими разбоями; последние начали морскими разбоями и достигли цивилизации. Победоносные скандинавы сделались французскими гражданами, покинув меч для сохи. «Побежденные аравитяне сделаются тем же, если, — как говорит французский писатель Христиан, — мы сумеем показать им разумную силу в соединении с правосудием, когда вице-королевство и покровительствующие завоеванию учреждения, заменят в Африке вандализм, во многом доселе сохраняющий свою силу».

Возвратимся теперь к векам, покрытым мраком, и посмотрим, что делается на далеком Севере.

С V столетия весь Запад был опустошен или погружен в величайшее варварство. Народы, покоренные некогда древними римлянами, жили до V века, по крайней мере, в счастливой покорности. Единственный пример во всех веках — римляне-победители, соорудившие для них огромные дороги, которым с тех пор ни одна нация не дерзала даже подражать. Существовал только один народ: на латинском языке говорили от Кадикса до Евфрата; Рим сообщался с Триером[*] и Александрией легче, чем нынче многие владения сообщаются со своими соседями. Варвары принесли с собою опустошение, бедность, невежество. В числе этих голодных и диких народов, устремлявшихся на разграбление империи, находились и франки; они существовали разбоями, хотя страна, в которой поселились, была так же плодородна, как и прекрасна. Каждый народец этих гордых завоевателей захватил себе свою долю добычи, но все эти владения были почти ничто [301] до конца VIII века. Французское королевство простиралось тогда от Пиренеев и Альпов до Рейна, Майна и Саары. Бавария зависела от него, и король французский отдавал это герцогство в лен, когда имел на то довольно силы. Королевство французское, почти беспрестанно разделяемое со времени Кловиса и раздираемое внутренними войнами, было не что иное, как варварская провинция древней Римской империи; императоры константинопольские смотрели на него как на возмутившееся владение, но по бессилию усмирить его вели с ним переговоры.

Григорий Турский (538–594) — Геродот этой эпохи. В сочинении этого наивного писателя, единственном памятнике о тех покрытых мраком веках, варварство живет и дышит, как жило и дышало оно тогда в действительности, в книге его вы созерцаете это время во всей его страшной истине. История Григория Турского похожа на старинные стекла Реймсского собора, из которых каждое представляет изображение варварского стиля. В этой гигантской эпопее, не имеющей себе равной, надобно прислушиваться к громовым голосам Севера и к бурному волнению вторжения; здесь молнией сверкают широкие мечи завоевателей. Страница за страницей, жалость ослабевает и ужас усиливается; история отступает, варварство само не дерзает более повествовать о своих подвигах и вскоре перо выпадает из руки Фредегара от бессилия писать далее!

В эту эпоху бедствий судьба, которую можно назвать чудесною, спасает в монастырях обломки погибшей римской образованности. Насупротив этих печальных зрелищ, склоняющих долу чело народов VII и VIII столетий представляют другое зрелище — зрелище великих миссионеров, приносящих германским племенам вместе с христианством первые начатки новой гражданственности. Таков ирландец Колумбау, борющийся против Фредегонды среди князей меровингского дома; таков Св. Галль, очищающий леса Швейцарии. Чудесное преобладает во всех этих рассказах, но рядом с чудесным находится глубокий исторический смысл в предназначении этих поборников веры, которые отправляются оспаривать уединения у их диких обитателей и приобретают владычество над землею, чтобы вполне возвратить ее человеку. Вот еще Св. Бонифаций, апостол германских народов, который, проведя 40 лет в поучении народов на Везере, сделавшись около конца своей жизни уважаемым епископом, возвращается в леса к своим новообращенным, унося с собою только Евангелие и власяницу.

Когда, после первого вторжения варваров, все узлы общественные были насильно расторгнуты, людям остался один Бог спасителем посреди бедствий, их окружающих. Нищенствующие общества заживо погребли себя в местах неизвестных и почитаемых недоступными, и обработанные поля не замедлили сделаться бесплодными под шалашами дикарей, умевших только опустошать. На месте произведений земли, иссушенных дыханием пожаров, [302] снова явилась пустыня, между тем как на высотах, оспариваемых у ледников, остатки изгнанной цивилизации в страданиях ждали дня, назначенного для прекращения этого бича. Нравы Востока, расположенного к созерцательной жизни, населили уединения Кармели, Ливана, Фиваиды; труд характеризует религиозные общества Запада. Исчисление услуг, оказанных ими земледелию, одно уже составило бы длинную повесть. Они сгладили следы варваров, и, говоря об одной только Франции, колонизировали целые провинции. Бретань, Анжу, Берри, Овернь, Гаскония, Лангедок первоначально были необъятными монастырскими фермами. В недрах этих работ частности цивилизации начали снова возникать под тенью первых монастырей. После строгого исполнения постановлений орденских, между молитвами и умерщвлением плоти, полезные искусства занимали досуги. Монастырь представлял семейство, живущее в беспрерывном совершеннолетии. Ему принадлежало время для приготовления, созерцания и исполнения предприятий, которые потребовали бы содействия великого числа людей и многих генераций. Сколько людей не знают, или не помнят, читая нынче Гомера или Виргилия, Плутарха или Тацита, что только тяжкому труду нескольких отшельников мы обязаны этими драгоценными сокровищами литературы, с которыми ни один народ до сих пор не мог еще сравниться.

Но монастыри не ограничивались сохранением: они становились средоточиями всех умственных сокровищ. Гражданские школы, уничтоженные нашествием, заменились училищами духовными. С VI до половины VIII столетия, славнейшие училища этого рода во Франции находились в Пуатье, Париже, Мане, Бурже, Клермоне, Вьенне, Шалон-сюр-Соне, Арке и Гапе. Монастырские школы были не менее цветущи. В школе сен-ванбрильской или фонтенельской, в Нейстрии, считалось около 300 учеников. В монастыре Св. Цезаря Арльского, в начале VI столетия двести духовных беспрерывно занимались переписыванием древних рукописей. Аббатства Ситин (впоследствии столь прославившееся под именем Сен-Бертенского), в Сент-Омере, Св. Медаря в Суассоне, уже обращали на себя взоры всех. Между тем как в епископальных школах обучали городских жителей, все большие монастыри открывали школы в селах, и в них приходили издали. Та же рука, которая только что держала заступ, во время отдохновения держала кисть или перо. Современная хроника собирала запасы в свои архивы и молча отмечала события каждого дня. Большие аббатства мало-помалу становились для наук, искусств и литературы живыми энциклопедиями, и мы до сих пор остаемся только их компиляторами.

Среди таких достопамятных событий, доходим мы до Карла Великого. Он германец, он верен языку, поэзии, духу своего племени; он пишет франкскую грамматику и приказывает собирать народные песни германцев, но он видит также, что цивилизация [303] живет в воспоминаниях о римском мире. Этот мир, почти совершенно исчезнувший, он отыскивает, собирает по мелким частицам и воссоздает. Он приказывает обучать всех чтению и списыванию уцелевших рукописей. В то же время, ему известны все потребности эпохи; он законодатель: взгляните на его Капитулярии; он богослов: вот Каролинские[*]книги. Он призывает монаха Алкуина, который предсказывает великие судьбы монашеских орденов. Карл Великий с помощью Алкуина учреждает школы, образование становится народным; происходит мена вопросов литературных, философских, религиозных, научных. Из них возникает свет. Карл находит время не только для всего этого, но и для пятидесяти трех походов. Карл Великий был первым полководцем своего века.

Одной из ошибок Карла Великого было его завещание, разделявшее империю: сын Карла Великого, Людовик Аквитанский, государь слабый, поставит вокруг себя искателей престола; внутри государства смуты, вне его возникают возмущения, и слухи о нашествиях иноплеменных приходят с отдаленных границ. Партии становятся смелее, во главе их сыновья Людовика, и вся эта борьба имеет результатом двукратное свержение и двукратное восстановление. Людовик, который умирает от огорчения в 840 г. с именем Debonnaire, Добродушного. Франция при Карловингах приходит в упадок. Не имея силы утвердить в недрах ее мощные учреждения, короли этой фамилии остаются без сил и для отражения внешнего врага, всегда пользующегося общественными раздорами стран, которыми желают овладеть. Набеги нортманнов[1], испугавшие уже предусмотрительного Карла Великого, освещают пожарищами все берега Франции. Они являются в одно время от Сены до Луары, от мелей Бретани до берегов Гаронны; Тулуза дрожит при их приближении, и Пиренеи, согнув под стопами их свои гранитные выи, бросают их в Испанию.

Европа представляла тогда хаос, в котором сильнейший поднимался на трупе слабейшего, чтобы потом быть, в свою очередь, низвергнутым другими. Вся история — история нескольких варварских предводителей, споривших об обладании тем или другим участком земли, людям не доставало разума и мужества. Все было разделено, все было несчастливо и слабо. Этот беспорядок открыл путь народам скандинавским и жителям балтийских прибрежий. Эти слишком многочисленные дикари, обрабатывая бесплодную почву, не имея мануфактур, лишенные искусств, заботились о том, как бы убраться подальше из своей родины. Грабежи и морские разбои были им так же необходимы, как кровь диким зверям. В Германии их называли нортманнами (Northmanns) (северные люди) без различия. С IV столетия они вмешались [304] в потоки других варваров, которые прошли опустошителями до Рима и Африки. Леса, покрывавшие родину их, доставляли им лес для построения двухпарусных и гребных судов. В них помещалось до ста человек с провизией пива, морских сухарей, сыра и копченого мяса. Они разъезжали около берегов, высаживались там, где не находили сопротивления, и возвращались домой с добычей, которую разделяли потом.

Эта мрачная драма скандинавских набегов доставила поэтам и составителям хроник средних веков рассказы, похожие на плачевную эпопею. Некоторые из лучших новейших историков прибавили к этим воспоминаниям свои розыскания, вносящие свет в каждый поворот этого лабиринта. После столь плодовитых трудов, остается только почерпать в прошедшем.

«Народы севера, — говорит Гельмольд Нигель, поэт IX века и панегирист франкского короля Людовика Благочестивого, — носили прежде и до сих пор носят название данов или датчан. Их называют также нортманнами на франкском языке. Они живы, поворотливы и храбры до излишества, слава их проникла в отдаленнейшие страны. Живя близ моря, они ищут себе пищу на ломких судах; высокий рост, красота лица и благородство движений заставили заключить, что франкская нация происходит от них». Но франки происходили столько же от нортманнов, сколько нортманны происходили от франков. Принадлежа к одному семейству, эти народы должны были иметь сходство, выйдя из одной и той же страны, но в разные эпохи, они поселились — одни на север, другие на юг от Германии, и когда встретились на полях Галлии, желание походить на своих победителей напомнило франкам родственное происхождение с ними.

Прежде, чем распространение германского племени населило Кимврию и Скандинавию, на этих двух полуостровах находились обитатели, которым трудно было бы назначить еще древнейшую родину. Первая сохраняла имя кимры или кимвров, завоевавших бельгийскую Галлию и в последствии населивших остров Альбион, где племя их сохранилось без примеси в Камбрии или Валлисе (Уэльс. — И. Ц.). Финны первые заняли Южную Скандинавию, откуда были оттеснены на крайние северные пределы, в Финляндию и Лапландию, вследствие германской эмиграции, время которой нам также неизвестно, как причины, ее произведшие, и последствия ее. Не без некоторой достоверности полагают, что скиф Óдин или Водан, покинув страну Асгард и пройдя через Сарматию, увлек находившиеся на пути готские племена Германии и завоевал с ними Херсонес Кимврический и Скандинавский полуостров. Так объясняется тевтоническое происхождение датчан, норвежцев и шведов, доказываемое сходством нравов, языка и учреждений.

Один, дав законы народам прибалтийским, передал им религию, совершенно сообразную с потребностями, удовлетворяемыми одной только войной. Законодатель Севера сделался главным [305] божеством его; его обожали как отца убийств, истребителя народов, зажигателя. Он вперед назначал воинов, долженствовавших погибнуть в бою, и за душами их являлись на поле битвы девы, его посланницы. Он приуготовлял для храбрых награды Валгаллы (Вольхоллы. — И. Ц.), где девы Валькирии наливали им волны пива в черепа убиенных врагов. Трусам назначалась обитель в Наструде (царстве смерти), где Гела принимала их во дворце Томления за стол Голода и в постель Истощения. Двенадцать богов и столько же богинь составляли двор Одина. Между этими божествами главнейшими были Фрейя или Фригга, богиня любви; Локи или злое начало; Тор, бог грома и Ниорд, царствовавший на море и предводительствовавший бурями. Божества эти любили человеческие жертвы и через каждые девять лет было торжественное собрание в Леире, на острове Зеланде, где приносили богам двойную гекатомбу из людей и лошадей.

Эта воинственная религия внушала обитателям Севера презрение к жизни, заставлявшее их слепо бросаться в самую очевидную гибель и искать смерти как конца трудов своих и начала жизни за гробом. Товарищи, о которых говорит Тацит и которые посвящали себя воинственным начальникам Германии, были известны на Севере под названием кэмперов (koemper) или бойцов. Узы, привязывавшие их к господам своим, разрывались только смертью. Этот образец варварского рыцарства имел также свои правила: кэмперу запрещено было похищать женщин и детей, искать убежища от непогоды и перевязывать раны свои прежде окончания битвы. Когда воинственный жар этих бойцов выступал из границ, они вступали в ряды берзекеров (berseker) или неистовых бойцов. Мужество этих воинов подвергалось ударам врагов и ярости бурь, морской разбой был для них необходимостью.

Датчане и скандинавы повиновались высшим начальникам, называемым овер-конгар (over-kongar), и начальникам — данникам, или вассалам, унтер-конгар (unter-kongar), которые по большей части вели свое происхождение от Одина. Наследование их, как в Германии, зависело частью от выборов, частью от права происхождения. Первых было по четыре в Дании, т. е. двое в Ютландии, один в Леире и один в Скании. В Норвегии считалось до восемнадцати, а в Швеции меньше. После низших начальников следовали ярлы (jarls) или графы, которые имели под своей властью васаллов, называемых (по-немецки herren, бароны) и вели на войну людей свободных, известных под названием бендсов (bends).

Если после высшего начальника оставалось несколько сыновей, то те из них, которые не имели никакого участка в поземельном наследстве, делались предводителями морских наездников и принимали название королей моря (seekongar); их называли викингами (Wikingr), если они управляли станцией или морским постом при берегах. Достаточно бросить взгляд на карту Севера, чтобы увидеть, что море должно было представлять [306] гораздо более средств к существованию, нежели суша, когда земледелие находилось в младенчестве и минеральные богатства Скандинавских гор были еще неизвестны тем, которые попирали их ногами. Поэтому недостаток хлебных растений и других растительных произведений принудил северные народы прибегнуть к неистощимой плодовитости Норвежского моря, самого изобильного рыбой на нашем полушарии. Но, несмотря на этот драгоценный промысел, скандинавские народы часто подвергались голоду. Между прочим, голод, опустошавший Ютландию в царствование конгара Снио, внушил Тингу (Thing), генеральному собранию Вильборга ужасный закон, которым повелевалось умерщвлять детей и стариков народонаселения. Но отчаяние одной матери сыскало совет менее ужасный: положили посредством жребия выбирать людей, которые должны были покинуть земли, неспособные пропитать их. Подобные эмиграции возобновлялись впоследствии и, если верить свидетельству некоторых современных писателей, собиравших во Франции предания, принесенные нортманнами, постоянный закон присуждал младших сыновей к периодическому удалению, совершавшемуся каждые пять лет.

Эти принужденные эмиграции юношества, может быть, находились в связи с ежегодными экспедициями скандинавов, как прежде у англосаксонцев, которых не забыли и вандалы, когда великое движение народов V столетия бросило их на берега Африки. Эти экспедиции представлялись в правильной организации. Все морские кантоны[2] участвовали в них по мере своей значительности, и обычай установил число холкерсов (holkers), снекарсов (snekkars) и дракарсов (drakars), которое каждый должен был поставлять для флота[3]. Предводитель Фродде III имел под своим начальством до 3000 таких судов, и если бы между скальдами (военными поэтами), воспевавшими подвиги этих наездников, Север произвел своего Гомера, то слава аргонавтов, этих древних морских разбойников, померкла бы, может быть перед славой какого-нибудь норвежского конгара. Подобно грекам, отправлявшимся грабить Колхиду и сокровища Трои, нортманны направляли свои набеги к берегам, изобиловавшим предметами мены и особенно к городам, богатство которых обещало драгоценную добычу. В городах запасались они оружием и чеканенной монетой, двумя важными предметами торговли, ибо нельзя повторять довольно часто, что скандинавские морские набеги были вместе выражением войны и торговых сношений. Они были более торговыми, нежели воинственными в Балтийском [307] море и почти всегда только воинственными на океане. Через Балтийское море шведские города Бирка и Сигтуна вошли в сношения с Рейд-Готией или Ируссией[*] и с Грека-Ландом, т. е. той частью России, которая служила посредницей между Севером и Греческой империей. Более смелые на внешнем море, норвежцы одолевали льдины Северного мыса, чтобы перенести на берега Белого моря и Двины торговлю с финскими обитателями Пермии (Биарма-Ланд).

Географическое положение Швеции должно было доставить ей первенство на внутреннем море, омывающем все берега ее. Корабли ее часто посещали Остурвег, занимавший все восточное прибрежье Балтийского моря, от Вислы до Финского залива. Экспедиции в эти дикие страны менее известны, чем набеги, причинившие бесчисленные бедствия образованным народам Запада.

Нортманны из Рослагена, известные под названием варягов, основали поселения во внутренности залива, где Петр Великий соорудил впоследствии новую столицу Московского государства. Это было в то время, когда богатства Новгорода Великого возбуждали алчность варварских народов, посреди которых эта республика представляла зрелище правильного общества, цивилизация образовала оазис в пустыне варварства. Новгородские славяне, разделяемые внутренними раздорами и угрожаемые финнами, решились искать спокойствия под покровительством чужестранцев. По совету некоего старца Гостомысла они просили у варягов князя, который мог бы положить конец раздорам и управлять ими по законам их. Три брата Рюрик, Синав и Трувор, вызвались удовлетворить этому приглашению и с воинами своими явились на берегах Ильмень-озера.

Рюрик поселился в Старой Ладоге, чтобы останавливать финнов и пиратов, местечко Белозеро занял Синав, который должен был противостать вторжениям биармийцев, а Трувор в Изборге (Изборск) обещал отражать чудь ливонскую. Несколько лет после этого поселения варягов три владения соединились в одно по случаю смерти Синава и Трувора, и Рюрик в 869 году перенес свою резиденцию в Новгород.

Рюрик принял тогда титул великого князя, обозначавший могущественнейших начальников славянских народов, и таким образом викинг с берегов Невы основал династию, дававшую России государей до конца XVI столетия.

Два товарища Рюрика, Аскольд и Дир, увлекаемые беспокойной страстью к приключениям, пришли к городу Киеву, тогда даннику хозаров, и овладели им в 864 году. Скандинавы присоединились к ним, и вскоре Борисфен (Днепр) понес на водах своих в Черное море целые ополчения с берегов Балтики. Аскольд и Дир явились пред Константинополем в следующем году с флотом в 200 судов в то самое время, когда другие нортманны угрожали Лондону и Парижу. Столица византийских царей подверглась еще опаснейшим нападениям, когда, после смерти Рюрика, [308] наследник его, Олег, отняв Киев у Аскольда и Дира, объявил его в 882 году столицей России. Соединение под одними законами двух самых цветущих славянских городов сделало монархию Рюрика страшной для всех народов, обитавших на Черном море, и Константинополь, осажденный с моря в царствования Олега и Игоря в 904 и 941 годах, избегнул еще большей опасности, когда победоносный Святослав возымел намерение перенести столицу своего государства на юг от Дуная. Россия, прославившаяся с самой колыбели победами первых князей своих, вскоре потом была обязана религиозному духу Владимира и мудрости Ярослава двумя могущественными стихиями, долженствовавшими утвердить ее будущее могущество и величие.

Около того самого времени, когда шведские нортманны основали русское государство, норвежцы под начальством Ингульфа учреждали в Исландии в 874 г. республику.

Двенадцать лагманнов (lagmanners) или законников управляли этим островом до той минуты, когда он перешел во власть норвежских королей. Позже, в царствование Олафа I, исландские беглецы, предводимые Эриком Рыжим, имели необыкновенное счастье открыть другой материк и решили таким образом географическую задачу ученой древности. В 983 году основали они в Гренландии поселение, которое климат принуждал оставаться в продолжение четырех веков только станцией без значительности, известной одним скандинавским мореплавателям, отправлявшимся туда ежегодно на китовую ловлю. Кто может сказать, что сталось бы с севером Европы, если бы ветры снесли исландские корабли несколькими градусами южнее[4].

В морях нашего полушария нортманны проникли рано и на юг. Там предшествовали им соседи их, саксонцы, которые, несмотря на оборонительные меры, принятые римскими императорами и на бдительность графов саксонского берега, находившихся на берегах Галлии и в Великобритании, почти в одно время основались твердо и в той, и в другой стране. Саксонская колония в Cecco[*] (Saxonia), Байе и Кане была еще независима в то время, когда Кловис простирал свое владычество на эту часть Арморики, и когда, 400 лет спустя, другие нортманны основались в соседстве их, все эти северные люди узнали сродство свое по общности языка. Что же касается до англосаксонцев, завоевавших Великобританию в V и VI веках, сродство их с датчанами доказывается не только языком, но и поклонением Одину, которого держались товарищи Генгиста и других основателей гептархии. Датские и норвежские нортманны пришли в столкновение с англосаксонцами [309], когда последние отказались от морских разбоев, чтобы возделывать земли, похищенные у бретонцев. Завоевание Оркадских островов сблизило их с Британскими островами, и они часто вмешивались, как союзники или неприятели, в ссоры шотландцев, англосаксонцев и ирландцев. Во время плавания своего вдоль восточного берега Великобритании, они заметили Валланд или Гальскую землю, и богатства, которые, по-видимому, сулила им эта прекрасная страна, заставили нортманнов сойти на берега ее. Но поражение Хлокхилаика на берегах Мёзы в 516 году показало датчанам, что Галлия завоевана людьми, способными защищать ее. С тех пор одни Британские острова подвергались опустошениям северных людей и Ирландия приняла датскую колонию. Позже нортманны показались снова на берегах Франции и Англии и нападения их были рассчитаны с таким единством, что в них видно стремление не к одной добыче и воинским подвигам, но к решительным завоеваниям и владычеству.

Прошло более трехсот лет от появления Хлокхилаика, когда нортманны снова вышли на берега Франции.

Слабость королей меровингской династии привлекала их туда, не испугало их, однако, и могущество Карла Великого. Полагали даже, что завоевания его на берегах Эльбы вызвали и северных жителей к югу, дав датчанам бегущих саксонцев руководителями и союзниками. Как бы то ни было, нортманны сделали несколько высадок в Фрисландию при жизни Карла Великого, и дерзость их возбудила в этом государе тревожные предчувствия.

Эти опасения начали осуществляться в царствовании Людовика Кроткого, который сделал большую ошибку, уступив датчанину Гарольду одну провинцию, чем как бы приглашал других предводителей просить у Франции поземельных участков, в которых Скандинавия отказывала большей части чад своих. Но можно сказать, что великое вторжение нортманнов в карловингскую монархию началось только после битвы при Фонтене, где погибли воины, которые могли бы защитить ее. Эти вторжения имели общее с прежними вторжениями варваров только бедствия, которые причиняли. То не были уже народы, оставляющие массой свои пепелища, чтобы нагрянуть на более благоприятствуемые природой страны, но немногочисленные сборища отборных воинов, без жен, без детей, без рабов: то были вместе матросы и солдаты, пробегавшие моря столь же быстро, как бурные птицы, и производившие свои нападения с внезапностью и стремительностью, уничтожавшими всякую оборону и оледенивших от ужаса неприятелей, побежденных прежде боя. В бурные ночи равноденствия, когда другие моряки стараются укрыться в безопасной гавани, они поднимали все паруса, утлые суда их летят по бушующим волнам, входят с пенящимся приливом в устья рек, овладевают островком, фортом, труднодоступным постом, способным для расположения в нем, для укрытия добычи и отпора, потом поднимаются вверх по реке и ее притокам во внутренность страны. [310] Днем они остаются неподвижными в самых уединенных бухтах[5] или под тенью прибрежных деревьев, при наступлении ночи, они выходят из своего убежища, взбираются на стены монастырей, замков, на городские укрепления и опустошают все огнем и мечом, на лошадях побежденных импровизируют конницу и объезжают окрестности во всех направлениях, удаляясь на 30 и 40 миль от своей флотилии. Какое огромное преимущество должен был иметь такой образ действия в государствах неустроенных, где милиция собиралась только медленно и с трудом; где мелкие местные владельцы гораздо менее расположены были к помощи друг другу, чем ко взаимному уничтожению. Галло-франкские вельможи не только не подавали помощи друг другу, но сами приглашали нортманнов, чтобы с помощью их восстать против соседей своих или против короля. Пагубные раздоры их открывали всюду страну вторжениям иноплеменников.

От устья Эльбы до устья Гвадалквивира приморские провинции Германии, Франции и Испании подвергались опустошениям нортманнов, и если прибрежные страны Эльбы и Везера менее Франции страдали от их нападений, то это должно приписать бедности страны. Хотя они разграбили Гамбург в 845 году и сожгли церкви, построенные Св. Аншером, они не проникли, однако, со значительными силами во внутренность Саксонии ранее конца IX века, когда цивилизация, внесенная Карлом Великим в саксонские провинции, усилила ее естественное богатство посредством основания монастырей и городов. Тогда-то нортманны попытались основать колонию на Эльбе и одержали в 880 году великую победу над герцогом Брунноном, который погиб с одиннадцатью графами и двумя епископами. Саксонцы отомстили вскоре за это страшное поражение, уничтожив датских пиратов в Норденской битве в Вестфалии, где победители с удивлением смотрели на огромные тела этих детей Севера, которым не было равных в франкском народе.

Другие причины способствовали к тому, что Испания реже Германии подвергалась набегам нортманнов. Кроме отдаленности, ее защищали бури Гасконского залива, и притом кордовские халифы были еще достаточно сильны для защиты ее. Однако же нортманны показались в ней рано и в 827 году сожгли Севилью после того, как были отражены из Галии королем Леона Рамиром I. Позже они овладели Лиссабоном, который грабили в продолжение тринадцати дней, обогнули мыс Сан-Винцент и, поднявшись вверх по Гвадалквивиру до Севильи, направились к Кордове и Аликанту, где приближение мусульманской армии принудило их отступить на суда свои. Тогда-то узнали они и назвали Ниерва-Зундом (Nioerva-Sund) пролив, отделяющий Европу от Африки, и один из прославленнейших морских королей, [311] Гастинг, вскоре должен был проплыть через него для опустошения берегов Италии.

Франция, находясь ближе Испании к северу, почти столь же богатая, доступная небольшим судам посредством множества судоходных рек и особенно ослабленная анархией, царствовавшей во всех провинциях ее, Франция в подобных обстоятельствах должна была сделаться целью беспрерывных усилий скандинавских морских наездников. Карл Великий слишком поздно подумал об ограждении берегов со стороны океана средствами обороны и нападения, кораблями и крепостями. После него внутренние раздоры и, особенно, фонтенеская война заставили забыть о прибрежьях. Аквитания не имела флота, и если было еще несколько кораблей в пристанях Нейстрии, то они предназначались для ловли китов и оставляли Францию именно тогда, когда время года привлекало туда пиратов. Надобно еще заметить, что эти частные суда принадлежали по большей части бретонцам, которые, правда, были врагами нортманнов, но и не защитниками Франции. Фонтенеское сражение 25 июня 341 г. и особенно раздоры графов Ламбера и Рейналя, споривших о городе Нанте, открыли доступ в их отечество, и герцоги, долженствовавшие защищать империю, предпочитая народным интересам свои частные ссоры, доставляли варварам способы обесчестить Францию всяческими грабежами, хищничествами и пожарами. Но преступление вельмож, которым поручена была оборона приморских берегов, заключалось не в том только, что они покинули защиту их: большая часть их прибегала к нортманнам и употребляла их в виде союзников в своих частных ссорах и в восстаниях против престола. Должно ли удивляться при такой доступности Франции грабителям, что пираты так часто пробегали Лорренскую провинцию, Нейстрию и Аквитанию и что все города этих трех королевств испытали по нескольку раз в течении IX столетия ярость варваров? Монастыри привлекали их своими богатствами, придавали им смелости своей слабой обороной; самая религия христианская сделалась ненавистной северным народам с тех пор, как миссионеры попытались уничтожить их суеверия. Вследствие этого, немногие монастыри избегли разрушения и большая часть их могла применить к нортманнам слова псалмопевца: «Они пролили кровь святых, и не было никого, кто бы мог похоронить убиенных!» Благочестивые иноки не столько помышляли о защите, сколько об укрытии святыни от святотатственных рук идолопоклонников, перенося ее в самые недоступные места и преимущественно в Дижон, вдвойне защищенный неприступными стенами и отдаленностью судоходных рек. По окончании тревоги, каждый монастырь требовал обратно, иногда тщетно, сокровище, вверенное отдаленной земле, и признательные граждане Тура предложили звание епископа у себя одному аббату из Мармутье, который сберегал в продолжение 30 лет многие монастырские сокровища. [312]

Вторжения нортманнов простирались по всем бассейнам древней Галлии, имевшим исток[*] в океан, так что пределом их хищничеств можно означить возвышенность, которая, начинаясь у Вормса, доходит, постепенно подымаясь, до Ремиремона, повертывает потом к Лангру в Отёну, проходит Божоле и Форед и потом, посредством Севеннов, соединяется с Пиренейскими горами. За этой горной цепью долины верхнего Рейна никогда не были посещаемы нортманнами, и обширный бассейн Роны, вмещавший в себе оба бургундских королевства, претерпевал уже довольно бедствий от сарацин и венгров, чтобы не быть еще подверженным другим опустошениям. Однако же Рона приняла однажды нортманнов, которые с острова Камарги, куда буря бросила флот Гастинга, с трудом поднялись до Валансы. Быстрота ее течения, останавливавшая эту попытку, спасла, может быть, прибрежные области. Страна, орошаемая Гаронною и ее многочисленными притоками, была менее других западных бассейнов подвержена вторжениям. Без сомнения, она была обязана этим своей отдаленности и еще более часто непреоборимым препятствиям, представлявшимся, как и доныне, судоходству вверх против течения. Однако же ссора Карла Лысого и Пеппина II привлекла пиратов на берега Аквитании, которые были несколько раз опустошены Гастингом, смелейшим из королей морских. Между 843 и 848 годами, нортманны несколько раз поднимались вверх по Шаранте, Гаронне и даже Адуру. Город Бордо три раза разграблен, и два гасконских герцога, Сижевен и Гильом, потеряли при защите его, один жизнь, другой свободу. Во время этих вторжений пираты взяли Сент, поднялись до Перигё, опустошили предместья Тулузы, и, проникая в самые ущелья Пиренеев, разграбили и сожгли Бигорр, Табр, Олерон и Байонну. Претендент Пеппин, одобрявший высадку их в Аквитанию, призвал их еще раз в 864 г. и тулузские окрестности снова были опустошены. Пираты взяли контрибуцию с Пуатье, едва поправившегося после первого разграбления и, разбив и убив графа Ангулемского и опустошив его графство, имели дерзость проникнуть до Оверни. Стефан, граф Овернский, пал под ударами их и Клермон был сожжен. Вслед за этим те же нортманны, или другие толпы их, осадили Тулузу, но безуспешно. С этих пор земли между Шарантою и Пиренеями не страдали более от нортманнов, но не то было со странами, прилегающими к Луаре, Сене, Шельде и Мёзе. На этих пунктах грабежи производились с большим единством и продолжительностью, пираты основали на всех этих реках укрепленные посты, служившие сборными пунктами северным флотам, центром и точкой опоры их нападений и складочными местами для добычи. Это были настоящие поселения, и каждое из них имеет свою долю в истории этой плачевной эпохи.

С тех пор, как Гарольд Датчанин получил от Людовика Благочестивого уступку части Батавской провинции, другие предводители пиратов начали являться в надежде основать свое владычество [313] в стране, со всех сторон доступной их кораблям. Взяв Дерштадт, перерезав всех жителей Утрехта (855 г.), сжегши Антверпен и разрушив Витту на устье Мезы, им было нетрудно овладеть островом Валхерном, который в 837 г. сделался первым постом их. Когда император Лотарь уступил этим пиратам земли, ими завоеванные, и особенно Дерштадт, один из главных рынков фризов, они скоро поселились в Лувене и превратили его в главное хранилище своего оружия. Отсюда вторгались они с огнем и мечом в соседние страны. Балдуин I сумел защитить Фландрию, но Нижняя Лотарингия, Фрисландия и позже северная Нейстрия часто чувствовали близость Шельды. Главные начальники этой колонии опустошителей были: Рюрик, который в 870 году получил от слабого Карла Лысого герцогство фризское; Рудольф, ограбивший Германию и убитый в 873 году; Роллан, который, опустошив Голландию и разбив на Шельде наместников короля французского оставил остров Вальхерн, чтобы в 876 году принять начальство над колонией на Сене, наконец Готфрид, который сошел на берега Мезы с частью датских воинов, отказавшихся принять христианство в Англии, управляемой Альфредом Великим. Этого Готфрида можно почитать могущественнейшим из всех нортманнских предводителей, прославивших имя свое на север от Галлии. Победа при Тунне, в Арденнах, где погиб один из незаконнорожденных сыновей Людовика Германца, усилила владычество его на берегах Шельды и Мезы; он укрепился в Нимвегене, откуда германский король не мог изгнать его, построил цитадель в Куртре и основал новую колонию, в Аскологе (Гаслу Эсло в двух милях от Мастрихта).

Все земли между Мезой и Соммою находились во власти нортманнов. Поселившиеся на Шельде под предводительством Вермунда, они сожгли Корби, Амьен, Аррас, Теруан, и хотя в 881 году были разбиты у Сокур-ан-Виме в трех милях от Аббвили, но Людовик II, король Нейстрии, извлек из своей победы только бесплодную славу, потому что Антверпен, Гент и большая часть Фландрии остались во власти пиратов. В следующем году аскалогская колония отомстила за поражение у Сокура страшным вторжением в Лотарингское королевство. Готфрид с братом своим Зигфридом и подчиненными начальниками, Галфом и Гормом, прошел по берегам Самбры, Мёзы и Рейна, предавая насилию, смерти и огню жителей и города Тонгр, Кельн, Бонн, Юлих, Триер, Мец и Ахен. Дворец Карла Великого был превращен в развалины. Разорение Ахена, казалось, служило извещением, что империя Карла Великого превратилась в прах. Между тем, как вельможи и духовенство помышляли только о бегстве и спасении, народ с мужеством отчаяния взялся за оружие и дал изрубить себя в арденнских ущельях. Немецкий король, страдавший смертельной болезнью, не мог защищать несчастных подданных своих, впрочем, он приказал своим вассалам выступить против [314] варваров, но он умер 20 января 882 года. Карл Толстый осмелился явиться с армией перед стенами Аскалога для наказания стольких преступлений. Но, не успев овладеть городом, должен был войти с Готфридом в миролюбную сделку, которая одна могла спасти честь его оружия. Нортманнские военачальники обязались принять Св. крещение, и Готфрид приобрел этой ценой в 882 году руку Жизлы, дочери Лотаря II, герцогство Фризское и все другие выгоды, представленные некогда Рюрику. Однако же могущественный Готфрид вскоре стал жаловаться на недостаточность приданного Жизлы. Фрисландия не имела винограда, а пиратам нужно было рейнское вино. Император обещал уступить ему Кобленц и Андерних, но при свидании, которое состоялось на Гериспихе, острове на стоке Рейна с Вартою, между герцогом фризским и графом Генрихом Франконским, последний убил Готфрида.

После смерти этого предводителя, лувенские нортманны бросились с новой яростью на грабежи и опустошения. Брат Готфрида, Зигфрид, наследовавший ему, сперва бросился на берега Уазы, откуда король Карломан удалил его, заплатив 12 000 серебряных ливров. В следующем году, он соединился с нортманнами на Сене, чтобы в 885 году осадить Париж, и когда после многочисленных набегов по всем рекам Нейстрии, возвращался в Нижнюю Лотарингию, его встретил майнцский архиепископ, хотевший остановить его, и погиб в битве. Король Арнульф, предводительствуя восточными франками, пошел против него и осадил в складочном месте, окруженном рекой Дылой и обширными болотами, и оттого почти неприступном. Несмотря на эти трудности, франкский король первый пошел на приступ, Зигфрид был убит, несколько тысяч датчан опрокинуты в Дылу и шестнадцать знамен, трофеи победы, возвестили германскому народу об освобождении Лотарингии.

Но нортманнам Луары и Сены была суждена иная будущность. Со. времени царствования Людовика Благочестивого, одна из этих воинственных колоний овладела устьем Луары, и когда, после смерти этого императора, беспокойное честолюбие графа Ламбера или Лантберта употребило в свою пользу силы, которые могли бы отразить общего врага, нортманны беспрепятственно разъезжали по реке, открывавшей им путь в сердце государства. Около конца 843 года они поселились на острове Гере, имя которого, превращенное в Нуармутье (Nigrum monasterium), напоминало о сожжении монастыря Св. Филиберта. Несколько позже, когда Нант в первый раз впал во власть пиратов, они перенесли свое местопребывание на остров Бьер, пониже Сен-Флорана, где хижины приняли вскоре вид города. Здесь помещали они своих пленников и добычу в ожидании возвращения судов, долженствовавших отвезти эти богатства в отечество, здесь отдыхали они от трудов или лечились от ран. Горрик, первый приведший нортманнов на остров Гер, уготовил путь Гастингу. [315] Последний дебютировал в своем разрушительном шествии набегом на берега Соммы, за которым вскоре последовала экспедиция на Луару, где Амбуаз, сожженный в 838 году, долго хранил память о них. Гастинг, представляемый современными летописями злобнейшим человеком, когда-либо существовавшим, если верить древнейшим историкам нортманнов, родился в той самой Франции, бичом которой сделался впоследствии. Он собрал один из страшнейших флотов, о которых упоминается в IX веке. Со всех концов Скандинавии тысячи искателей приключений устремились под его знамена, и великий вождь Рагнар Лодброг вверил ему своего сына Бьёрна Железный Бок. Товарищи Гастинга поднялись вверх по Луаре, путеводимые графом Ламбером, который во чтобы ни стало хотел возвратить себе управление Нантом, но союз его с пиратами доставил ему одни окровавленные развалины. Прочие города на Луаре подверглись бы тем же бедствиям, как Нант, если бы Гастинга не увлекли более опасные предприятия. Возвратясь из Испании, он снова явился на Луаре и в продолжении нескольких лет был бичом берегов ее, пока, замыслив баснословные подвиги, этот железный человек не попытался проникнуть в неизвестные пути Средиземного моря. В 860 году он проехал через Гибралтарский пролив со ста судами, приехал к берегам Италии, разграбил Пизу, и, брошенный на возвратном пути бурей в воды Роны, опустошил Прованс, привез добычу в Нуармутье и снова явился на Луаре. Между тем, как его грабежи повергали в ужас жителей тосканских берегов, Карл Лысый поручил графу Роберту Сильному управление и защиту всей страны между Луарой и Сеной.

Борьба сделалась, таким образом, равнее, но Гастинг, несмотря ни на что, продолжал свои набеги во внутренность страны. Он возвращался с разграбления Мана во главе 400 всадников, когда герцоги французский и аквитанский напали на него неожиданно в Брис-серте (Bria-Sarthae), в пяти милях от Анжера. Здесь завязалась летом 866 года отчаянная битва. Гастинг, имевший только 400 человек, тотчас с большей частью людей своих бросился в большую каменную церковь селения. Франкские начальники изрубили всех, кто не укрылся в церкви, и, видя, что она может продержаться несколько времени, разбили вокруг нее свои палатки, чтобы осадить ее на другое утро с помощью военных машин, которые везли с собою. Солнце заходило. Роберт, герцог французский, утомленный жаром, снял каску свою и кирасу, чтобы немного освежиться, и все были заняты устройством лагеря, как вдруг нортманны выбежали из своего убежища и с громкими криками устремились на Роберта и его воинов. Франки бросились к оружию и отразили неприятеля, но Роберт, преследуя беглецов и сражаясь впереди своих воинов с обнаженной головой и грудью, был убит на самом пороге церковном, а Рамнульф, граф Пуатьеский, следовавший за ним, минуту спустя был смертельно ранен стрелой, пущенной из окна. Франкская армия, лишившись своего [316] вождя, печально рассеялась, а торжествующие пираты возвратились на суда свои. Гастинг поднялся вверх по Луаре, сколько позволяла глубина, и опустошил Клермон в Оверни, где наконец пресеклись его опустошения.

Франция могла отдохнуть немного, когда, по возвращении из этой экспедиции, Гастинг присоединился с лучшими воинами своими к конфедерации скандинавских ярлов, вторгнувшихся в 867 году в Англию во время малолетства Альфреда Великого. Некогда англосаксонский государь освободил свое государство от чужеземного ига, те датчане, которые отказались подчиниться по примеру своего вождя Гудруна, переплыли море и принялись за прежнее ремесло свое. Роллан, Готфрид и другой Гастинг вышли на берега Франции между 876 и 879 годами. Нортманны с Луары только что претерпели сильный урон под Анжером, где Карл Лысый принудил их к капитуляции, отведя течение реки, так что суда их остались на песке. Подкрепленные Гастингом и другим вождем, Герлоном, они вскоре сделались опять нападающей стороной, и тогда-то Франция противопоставила им трех воинов, достойных такого поручения: Гюга, герцога Французского со смерти Роберта Сильного; Эда (Eudes), владетеля провинции Марш за Мелом (Marche de Outre Maine) и Ингелгера, графа Анжуйского. Несколько поражений не помешали Герлону и Гастингу предписать условия мира. Первый заставил сыновей Людовика Косноязычного уступить себе графство Турское, которым владел долго под именем Теобальда, принятым при крещении. Гастинг поручил от Карла Толстого шартрское владение, но боязнь подвергнуться участи Готфрида, убитого в Гериспихе, вскоре заставила его продать свое владение Теобальду и покинуть Францию, куда он уже более не возвращался. Теобальд, владетель Тура, Шартра и даже Блуа, отказался навсегда от нравов и веры отчизны своей и, приобретя для потомков своих прекраснейшее владение во французском герцогстве, запер Луару северным пиратам в то самое время, когда один из морских предводителей, родственник его, кончил скандинавское вторжение, обеспечив себе обладание приморской Нейстрней. Как бы то ни было, первоначальное поселение на Луаре удержалось еще в нижней Бретани, откуда оно часто выходило под предводительством Рейнбольда, — то, чтобы воспользоваться смутами королевства в царствование Карла Простого и Рауля, то для отмщения нейстрийским нортманнам, хотевшим подчинить их себе.

Но ни Шельда, ни Луара, может быть, не были поприщами самой упорной и отчаянной борьбы скандинавских нашествий. Париж, еще слабый, должен был увидеть пиратов у ворот своих и понести свою долю несчастий. В 820 году флотилия из 13 барок, брошенная бурей в устье Сены, осмотрела местность, двадцать лет спустя, эти предшественники смерти должны были воротиться. 15 мая 641 года, в то время, как междоусобная война готовила смерть 65 000 франкам или германцам в равнинах Оксерруа, [317] нортманнский флот под начальством Оскера поднялся вверх по Сене, захватил врасплох, разграбил и сжег Руан, Жюмьеж, Фонтенелль (Saint Wandrille). Все монастыри, города и селения между Руаном и морем были также разграблены, сожжены или обложены контрибуцией. С этой минуты город, защищавший Париж, доведенный до невозможности противиться северным пиратам, навсегда был исторгнут из-под королевского владычества. Смелее и счастливее Оскера был норвежец Рагнар Лоброг, знаменитый герой скандинавских преданий, который в 845 году с 120 судами проник в Сену, на минуту остановился в Руане, опустошенном за четыре года перед тем, поднялся по реке до Парижа и накануне Пасхи вышел на остров Сите и в предместья на обоих берегах реки. Жители скрылись частью в соседних лесах и болотах Бьевры, частью в Сен-Дени, где находился король Карл Лысый со своим двором и небольшим отрядом. Пираты беспрепятственно разграбили Сите и большие монастыри Св. Женевьевы и Сент-Жермен-де-Пре, где хранилось множество богатств. Варвары разрушили гробницы Кловиса и супруги его Клотильды. В летописях Св. Бертена говорится, что король Карл хотел выступить против них, но, видя, что его воины никак не могут противоставить яростному напору нортманнов, заключил с последними мир и дал им 7000 серебряных ливров, чтобы они отступили. При всем том, пираты согласились только потому, что появившаяся болезнь производила в рядах их большие опустошения.

Рагнар и другие вожди посетили Карла в Сен-Дени, поклялись своими богами и своим оружием никогда более не переходить за границы его королевства и спокойно сели на суда с великолепной добычей. Но они почти тотчас же нарушили свое обещание, за которое получили уплату. Карл Лысый, купив таким образом мир, дал им новые средства к ведению войны, а себя лишил средств поддерживать ее. При отступлении нортманны опустошили огнем и мечом оба берега нижней Сены, потом берега Понтье и разграбили монастырь Св. Бертена в Сент-Омере. Зато велики были удивление и радость на Севере, когда Рагнар Лоброг, выставив при дворе датского короля Горрика добычу из Нейстрии, куски медной крыши церкви Сен-Жермен-де-Пре и замки от ворот Парижа, объявил, что подчинил дани все королевство Карла II. Вся датская и скандинавская молодежь толпилась около него, чтобы слышать, как он прошел плодоносную страну, наполненную всякого рода добром, которую боязливые и трусливые жители ее не умели оборонять. Рассказы его воспламенили жадность и удвоили дерзость пиратов. Между тем, несчастия франков происходили от других причин: не от слабости и трусости, а от непривычки поселенцев действовать оружием, немощь и раздельность царствовали между мелкими свободными владельцами, грубый эгоизм между значительными, которые сосредоточивала вокруг себя почти все воинское население. По [318] сказаниям современных писателей, король желал бы сразиться, но вельможи не хотели, многие из них были подкуплены нортманнами: они получали часть из награбленного во Франции! Города, которые должны были бы образовать центр отпора, после Карла Великого разучились вести войну и поддерживали свои старые римские стены так же дурно, как защищали их. За опустошением, которому подверглась Нейстрия, последовал жестокий голод.

Хотя Франция, Германия и Италия, собранные на Мерзенском конгрессе в лице королей своих, унизились в 847 году до того, что попросили мира у конгара датских островов, честь трех корон пострадала без пользы, потому что 13 октября 851 года нортманнский флот, опустошив Гасконию, явился снова на Сене: тот самый Оскер, который сжег Руан в 841 году, разорил те монастыри на обоих берегах, которые откупились ценой золота при прежнем нашествии, совершенно разрушил Фонтенелльское аббатство, всю зиму, и следующую весну оставался владыкою земель на нижней Сене, которые опустошил неслыханным дотоле образом. Но в июне 852 г., пробравшись сухим путем до Бове, который сжег, он на обратном пути попал в засаду владельцев страны, которые изрубили почти весь отряд его, немногие спасшиеся от меча бежали в леса и ночью добрались до своих судов. Но это слабое возмездие не могло лишить пиратов бодрости. В октябре Готфрид, король моря, проник до Вернона, где попытался основать укрепленное поселение, которое оставил в июне 853 г., чтобы соединиться на Луаре с отрядами Рюрика. Опустошения начались с новой яростью в верхней Бретани, Анжу, Мене, Пуату, Турене; Нант, Анжер, Тур были преданы огню, который недалеко от Нанта истребил монастырь Св. Мартина, знаменитое святилище меровингской Галлии; останки галлского апостола были перенесены в Орлеан, а оттуда в Оксер, когда Орлеану, в свою очередь, угрожали пираты. Все дороги были покрыты бегущим народом.

В 854 гаду нортманны продолжали в западных провинциях свои опустошения. Находившиеся на Луаре сожгли Блуа; бывшие на Гаронне поселились в опустошенном Бордо. Между тем, жертвы их начали оживать некоторой надеждой, когда увидели, что можно разъединить пиратов. Сирок, вместе с Готфридом начальствовавший в 853 году над экспедицией на Сене, в 855 году продал свою рать королю Бретани и в пользу бретанцев осадил отряды, расположенные в Нанте и на Бьерском острове, но осажденные купили его отступление, и он, покинув своих христианских союзников, из Луары перебрался в Сену и соединился с флотом Бьёрна Железный Бок. На этот раз пираты встретили сильное сопротивление, и Карл Лысый, после такого множества неудач, имел, наконец, успех: он произвел между варварами страшное кровопролитие в Першском лесу и думал, что совсем уничтожил их, тем более, что в то же время нортманны на Луаре претерпели поражение у стен Пуатье. [319]

У королевства еще было больше силы, чем сколько требовалось для изгнания грабителей, но опаснейшими врагами его были собственные подданные, и политические смуты вскоре уничтожили плоды только что пожатые. Нортманны воспользовались этим и в апреле 856 года разграбили Орлеан, на следующий год Шартр подвергся той же участи и Пуатье заплатил совершенным разрушением за поражение их. Бьёрн Железный Бок, преобразовавший флот свой, вошел снова в нижнюю Сену в августе 856 г., расположился на зимние квартиры на опустошенных берегах ее и в следующем году пошел к Парижу, не встречая нигде препятствий. Собор Св. Женевьевы, ограбленный уже в 845 году, был сожжен. Этот памятник благочестия знаменитой королевы Клотильды, украшенный фресками и мозаикой внутри и снаружи, не уступал в великолепии церкви Сен-Жермен-де-Пре. Последняя, сильно пострадавшая в 845 г., по крайней мере, избегла огня, монахи монастыря, находившегося при ней, и монахи Сен-Дени купили свое спасение за значительные суммы денег, но остров Сите и складочные места купцов были разграблены. Однако же ни на этот раз, ни когда-либо, город Париж не впадал весь во власть нортманнов, и из всех городов западной Франции один Сан был столько же счастлив.

Экспедиция, распространившая тогда в Париже большую тревогу, явилась с острова Оассель, близ Пон-де-Ларш (Pont de Larche), обыкновенного сборного места сенских пиратов. В следующем году Бьёрн Железный Бок, командовавший на этой станции, показал вид, что готов вступить в переговоры с Карлом Лысым и поклялся ему в союзничестве и верности, но товарищи его не обратили на это внимания, захватили аббата сен-дениского, внука Карла Великого, и король был принужден наложить подать на всех епископов, аббатов, графов и других вассалов, чтобы заплатить огромный выкуп за своего племянника[6]. Кроме того, надо было заплатить Бьёрну огромную воинскую контрибуцию и обезоружить нортманнов на Сомме, которые грабили города, жгли монастыри, убивали священников, и встретили сопротивление только со стороны аббатов Сен-Рикве, близ Бабвилля, обыкновенных начальников морского берега. Карл Лысый не мог прогнать пиратов с острова Оассель. В 864 году имел неприятность видеть, как они укреплялись на острове Сен-Дени за счет аббатства, которое оставалось три недели в их руках и удалило их оттуда только посредством больших денежных пожертвований, возобновив унизительную контрибуцию, известную под названием нортманнского налога.

Карл Лысый, истощив почти все средства свои, придумал избавиться хотя от части этих диких врагов, посеяв между ними несогласия. Он предложил датским вождям на Сомме 3000 ливров [320] серебра, с условием, чтобы они прогнали пиратов на Сене. Но подать, наложенная для этой цели на церкви, замки и владельцев, едва доставила требуемую сумму, которую собирали в продолжение целого года. Наскучив ждать платы, требованной вперед, и озлобленные неудачей экспедиции на берега Англии, варвары на Сомме в 861 году возобновили опустошение Понтьё. Карл не менее того выплатил им обещанную сумму, и тогда они поехали к устью Сены. Сенские нортманны вступили в Париж в день Пасхи и, ограбив снова Сите и аббатство Сен-Жермен-де-Пре, возвратились в укрепленную позицию свою на острове Оассель. Пираты с Соммы осадили здесь 260 барок и довели их до голода. Капитуляция, вполне достойная этих хищных людей, окончила блокаду: они согласились разделить между собой добычу, взятую в Париже, потом под предлогом, что приближение зимы не позволяет им выйти в море, расположились на обоих берегах и в речных портах от Мелёна до Сен-Мор-де-Фоссе. В следующем году они бросились в Марну, опустошили равнины Бри (Brie) и разграбили Мо. Но на этот раз Карл показал некоторую твердость: он явился из Санлиса, запрудил Марну мостом близ острова Трибалду, занял оба берега всем народом, который мог собрать, запер таким образом обратный путь пиратам и если не мог истребить их, то, по крайней меpe, принудил вступить в переговоры. Вся награбленная ими добыча была выдана обратно, они покинули страну, и Веланд (Weeland), один из главных вождей их, согласился даже принять крещение и сделаться вассалом короля[7].

Большая часть пиратов ушла в Бретань и определилась на службу владельцев, ведших междоусобные войны. Избавившись от них, Карл Лысый позаботился о том, чтобы сделать невозможным их возвращение, и вследствие того приказал всем мелким прибрежным владельцам на Сене укрепить свои жилища, устроил плотину у стока Сены с Эрою и Анделлой, близ острова Оасселя, который необходимо было спасти от нового занятия.

Около осени 885 года посреди беспрестанных войн, опустошавших королевство, в Сене явился новый скандинавский флот, который на этот раз приносил с собою уже не убийства и грабежи, но близкий мир и порядок вещей более счастливый, нежели какой доставила Нейстрии самая могущественная эпоха монархии. Рольф или Рад-Гольф более известный под популярным именем Роллона[8], был внук Рейн-Вольфа ярла или графа Мёреи в Норвегии. Принужденный оставить отечество как лишенный наследства, потом осужденный главою норвежского народа на вечное изгнание за разные насилия, он присоединился с несколькими [321] лодками к армии пиратов, отправлявшихся опустошать англосаксонское государство. Альфред Великий отделил его от этого сборища других скандинавских вождей, между которыми Рольф занимал только подчиненное место, и облегчил ему средства поселиться на острове Вальхерне. Вскоре опустошение Фризии и прибрежий Шельды придало молодому изгнаннику смелость на значительнейшие подвиги. Сена была тогда свободна и взоры его обратились на нее. В долинах Брабанта образовалась экспедиция многочисленнее всех дотоле виденных в Галлии. По зову Рольфа храбрейшие морские короли Севера присоединились к нему со своими воинами, и армия нортманнов, одушевляемая вождем, в котором уже зарождались способности законодателя, выступила в двух колоннах сухим путем и водою. Общим сборным пунктом избран был Руан. Рольф, пришедший туда сухим путем, вошел в Руан беспрепятственно 25 июля и овладел им. Флот прибыл не раньше ноября, но, несмотря на холод, Рольф тотчас пошел к Парижу. Карл Толстый, соединявший под своим слабым скипетром все, что оставалось от монархии Карла Великого, вел войны с несколькими вельможами Италии и Германии, отказывавшими ему в повиновении; карловингская династия достигала последней степени упадка; Париж казался беззащитно открытым нападению завоевателя.

Армия пиратов взяла замок Понтуаз и 25 ноября явилась перед Парижем. Семьсот раскрашенных судов покрывали реку на пространстве двух миль, варваров считалось более 30 000. Смелые грабители, три раза в 40 лет опустошившие Париж, не ждали никакого сопротивления и полагали, что могут пробраться до источников реки. Какого же было их удивление, когда нашли город укрепленным вновь, а Сену запруженною двумя деревянными мостами, защищаемыми двумя огромными башнями. Три знатнейших владетеля Нейстрии Гюго-Аббе, маркиз Анжуйский, Гозлин, аббат Сен-Жермен-де-Пре, впоследствии епископ Парижский, заперлись на острове Сите со всеми храбрецами, остававшимися в стране и убеждали жителей победить или умереть с ними. Воинская доблесть возникала, наконец, из избытка опасности и отчаяния. Эд недавно наследовал графу Парижскому, Конраду, брату Гюго-Аббе: этот молодой человек был старший сын Роберта Сильного и шел по следам отца, так же и брат его Роберт, разделявший с ним опасности и подвиги.

Придя к Парижу, Зигфрид, командовавший авангардом пиратов, потребовал свидания с епископом Гозлином и просил позволения пройти через запруду Сены, чтобы подняться по ней выше города. «Император Карл, — отвечал Гозлин, — вверил нам Париж не для пагубы государства, но для защиты его. Если бы оборона этих стен, например, была вверена тебе, как вверена нам, то неужели ты согласился бы на подобное требование?» — «Конечно нет, — воскликнул Зигфрид. — и если бы я сделал это, то заслужил бы, чтобы мне отрубили голову и бросили псам на [322] съедение! Однако же, если ты откажешь мне, то я буду приходить ежегодно опустошать твой город». Тем и кончились переговоры.

На другое утро с восходом солнечным началась атака. Нортманны обратили все усилия против башни большого моста на северном берегу, еще не совсем конченную, и на этом мосту бились два дня с неслыханным ожесточением. Горожане, монахи и священники участвовали в деле, аббат Эбль, племянник Гозлина, соперничествовал в мужестве и храбрости с графом Эдом; сам Гозлин был слегка ранен копьем. Видя, что не могут взять ни башни, ни Сите врасплох, пираты превратили осаду в блокаду, поставили лагерь в северном Предместьи, и возобновили нападения уже несколько дней спустя. Варвары эти, гордость которых требовала непременно победы, употребили все, что осталось в преданиях о воинском искусстве римлян. Они построили трехэтажную подвижную башню, но парижане убили стрелами людей, двигавших ее. Потом нортманны подошли к другой башне, одни под подвижными мантелетами, покрытыми сырыми кожами, другие покрываясь своими щитами. Они в одно время осадили башню с земли и мост с судов, стараясь наполнить ров башни, бросали туда землю, деревья, трупы животных и даже, наконец, тела своих пленников, которых убивали в глазах осажденных. Они поражали башню тремя таранами, стараясь в то же время отдалять парижан градом стрел и свинцовых пуль, метаемых пращами, наконец спустили три судна, наполненные горящими деревьями, против козлов моста. Вот уже огненные змеи обхватывают стены, пожар готовится открыть путь. При виде неизбежной гибели, мужественный Гозлин бросается к башням, издали господствующим над неприятелями, бросается на колени, и, прочитав пламенную молитву, собственноручно мечет во врага первую стрелу, пример его возвращает всем мужество, защита становится еще упорнее, на руках переносят огромные камни на верх башен и скоро барки, долженствующие зажечь мосты, потоплены.

Нортманны отступили к лагерю, но неожиданный случай едва не погубил парижан. Ночью вода в Сене поднялась внезапно, сорвала часть моста на южном берегу и отделила таким образом башню от Сите. Нортманны толпой бросились на нее, двенадцать человек, охранявшие башню, весь день отстаивали ее против целой армии в виду парижан, которые с яростью и отчанием[*] смотрели на бесполезные подвиги храбрецов, которым не могли подать помощи. Наконец, башня загорелась и защитники ее отступили на обломки моста, где бились еще долго, около солнечного заката они сдались наконец, потому что им обещали жизнь и свободу, но едва бросили они оружие, как их убили всех без исключения. Несмотря на невероятность такого подвига, должно, однако, верить, что он, действительно, совершился, потому что, несмотря на неустроенность тогдашнего времени, летописи сохранили имена двенадцати стражей башни. Это были Эрменфред, Герве, Эриланд, [323] Одовакер, Эрвиг, Арнольд, Солинс, Госберт, Гюй, Ардрад, Эйнард и Госвин.

Постыдная победа эта принесла, однако, мало пользы пиратам: смерть двенадцати только утвердила еще более парижан в намерении защищаться до последней капли крови, потому что все предвидели себе подобную участь. Уменьшение сил неприятеля побудило их даже делать вылазки, большая часть нортманнов, утомясь продолжительностью осады, отправились грабить страны между Сеной и Луарой. Рольф разграбил города Байе и Эврё, но другие отряды были разбиты перед Шартром и Маном жителями под предводительством двух вассалов эдских графов. Молва о подвигах парижан гремела по всей империи, отвыкшей от бранной славы. Генрих Немецкий, герцог саксонских и французских земель, самый могущественный и известный вождь германский, наконец поднялся на защиту Нейстрии, ночью врасплох ворвался в лагерь нортманнов, несмотря на его укрепления, и успел даже провести в Париж подкрепление. Но толпы варваров, нахлынувшие со всех сторон, вскоре принудили его к отступлению и положение осажденных сделалось хуже прежнего. К бедствиям войны присоединилась чума, лучшие защитники Парижа гибли. Смерть епископа Гозлина повергла Сите в мрачную печаль, которую увеличил еще отъезд графа Эда, который счел нужным лично отправиться за помощью к Карлу Толстому и важнейшим вождям немецким. Вся тяжесть обороны осталась аббату Эбльскому. Однако же осажденные вскоре увидели на Монмартре блеск шлемов и щитов Эда и его воинов, нортманны бросились ему навстречу, чтобы не допустить до города, но храбрый воин устремился с соратниками вскачь в середину их, рубя и коля во все стороны, и возвратился в мостовую башню, где возвратил радость горюющему народу, объявив, что герцог Генрих во главе многочисленного воинства, составляющего только авангард армии Карла Толстого, идет вслед за ним. К несчастью, надежды, основанные на этой помощи, вскоре уничтожились между тем как Генрих с небольшим отрядом рекогносцировал неприятельский лагерь, лошадь его упала в волчью яму, которых множество было вырыто кругом лагеря, нортманны изрубили его и весь отряд, бывший с ним, а войско, лишившись предводителя, отступило.

Был июль месяц. Осаждающие надеялись достигнуть, наконец, цели своих усилий, упорнее прежнего, они сделали общий приступ сухим путем и водой ко всем укреплениям Парижа. Новые машины возобновили пожар, когда вдруг, повествует одна летопись, пламя разделяется и носится под небесным ветром, который наклоняет дым к земле, на самой высокой башне является одинокий священник, в руках держит он крест. Это неожиданное явление поражает нортманнов ужасом, сильная вылазка отбивает их со страшным кровопролитием.

Этот приступ был последний, которому подвергся Париж, однако варвары остались еще три месяца перед городом. Карл [324] Толстый показался на вершине Монмартра только в октябре. Опасаясь, что им придется померяться с многочисленным и храбрым войском, пираты перенесли свой лагерь к аббатству Сен-Жермен-де-Пре. Париж ожидал, что за претерпенные им бедствия отомстят блистательной победой, и узнал не без досады, что Карл Толстый платит пиратам 700 ливров серебром выкупа за город непобежденный и, кроме того, дал им право разграбить Бургундию. Нортманны перешли из Сены в Йонну, осадили Сан, с успехом последовавший примеру. Парижа и оборонявшийся в продолжение шести месяцев. Карл Толстый лишился затем престола и умер в глуши одного саксонского монастыря. В следующем 1888 году 24 июня Эд, сын Роберта Сильного, напал на нортманнов в лесах и дефилеях Аргоны и изрубил девятнадцать тысяч.

Однако же борьба с последними усилиями скандинавских пиратов не была еще кончена. Варвары собрали разрозненные остатки и опустошили Тур и Верден; Труа равномерно подвергся их яростному набегу, и Париж, год спустя, снова увидел их под своими стенами, но пираты не осмелились снова напасть на него и перенесли свои суда сухим путем выше города. Направившись к западу, они голодом и жаждой принудили к сдаче замок Сен-Ло, защищаемый епископом Кутанским с величайшим мужеством. Осажденные, заключив капитуляцию, отперли ворота, и все погибли. Эта победа была последним успехом пиратов, они были разбиты в Бретани, и из 15 000 едва 400 возвратились на свои суда.

После смерти короля Эда флоты пиратов снова показались на Сене, но на этот раз скандинавская экспедиция походила менее на сборище смелых воинов, чем на колонию выходцев и изгнанников. Кровавая морская битва уничтожила на севере независимость норвежских вождей и повергла их к стопам Гарольда Гарфгагера; множество мелких князей, не в силах будучи сносить иго, соединились под начальством Рольфа, который направил их к Нейстрии. Руанский архиепископ, видя, что город его не в силах обороняться, отправился к предводителю нортманнов в Жюмьеж и предложил ему сдать город, с условием, чтобы жители были пощажены. Рольф согласился и, заметив выгодное положение Руана, назначил его главным городом своего поселения[9]. Эвре, Вайе и большая часть Нейстрии также были заняты нортманнами, которых невозможно было изгнать без возобновления пагубных войн. Название Нортманнии, нынешней Нормандии, сделалось с исхода IX столетия названием обширного поселения, глава которого вел себя с самого начала более как умный хозяин, чем опустошитель. Мир, который он поддерживал в небольшой столице своей, собрал около него на обоих берегах нижней Сены большую часть обитателей их, покинувших было свою отчизну. [325] Время от времени северные люди затевали некоторые набеги, но так как они не вели междоусобных войн, как владельцы франкские, то новое отечество их оставалось спокойным, пока они находились в набегах.

В первые годы X столетия они проникли во внутренность Бургундии, Оверни и Берри; в 911 г. три флота поднялись в одно время по Сене, Луаре и Жиронде. Рольф лично попытался снова взять Париж, но был отражен. Он осадил Шартр, но герцоги Бургундии и Франции поспешили к нему навстречу, напали на него в самом лагере и убили более 6000 человек между тем как Антельм, епископ Шартрский, в блистательной вылазке повел в битву своих прихожан. Рольф отступил в добром порядке с остатками армии, он не упадал духом от неудач, но укреплялся еще более, и досада на поражение зарождала в нем замыслы страшного мщения. Карл Простой, наследник короля Эда, решился тогда на дело, долженствовавшее иметь важные последствия. Покупать мир на деньги было всегда бесполезным стыдом, что доказывал опыт прежних лет, оковать нортманнов цепью союза — стоил попытаться. Карл решился на это, как на единственное средство, которое могло кончить бедствия. Он предложил Рольфу руку дочери Гизеллы с правом выбрать себе любое владение, Фландрию или Нейстрию. Для завершения этого дела заключили перемирие на три месяца. Местом свидания назначили Сен-Клер на реке Эпте (приток Сены. — И. Ц.).

Король Франции и вождь нортманнов прибыли в назначенное место в одно время; их разделяла река Эпта, и архиепископ Руанский, которому были поручены переговоры, сделал несколько переездов, пока обе стороны поладили между собой. Рольф отказался от Фландрии по причине болот, еще покрывавших ее, и, приняв Нейстрию, требовал прибавления к ней Бретани, как вознаграждения за состояние необработанности и опустошения, в какие война повергла большую часть руанской территории. Бретань не была подчинена Карлу Простому, поэтому ему ничего не стоило разрешить завоевание ее скандинавскому герою. Когда все было улажено, он пригласил своего нового вассала переехать через реку для совершения обряда присяги в верности. Дело было окончено, и Рольф уехал в Руан, где согласился принять крещение. Роберт, герцог Франции, отвез туда Гизеллу, едва достигшую совершеннолетия и которую политика принесла в жертву неприятелю, воспользовавшемуся слабостью опустошаемой им страны.

Большая часть товарищей Рольфа подобно ему приняли христианство, но скандинавы, поселившиеся около Байе и Кутанса, более столетия еще пребывали верными поклонению Одина. Первый герцог Нормандии разделил пустынные земли своей провинции на участки и роздал их по жребию. Нортманны, преобразованные в землевладельцев, пригласили к обработке полей поселенцев, некогда оставивших их, и так как Нормандия, покрытая [326] сильными племенами Севера, представляла более безопасности, чем какая-либо другая часть королевства, то народонаселение, от берегов океана отхлынувшее к центру Франции, возвратилось, так сказать, в свое лоно. Многие поселяне соседней страны покинули свои жилища, чтобы воспользоваться выгодами, которые обещали им в герцогстве Рольфа. Через несколько лет Нормандия сделалась самой богатой и населенной провинцией Франции; Рольф приобрел любовь людей всех состояний и образовал один народ из множества различных племен. Он возобновил разрушенные храмы, починил и умножил укрепления, покорил бретанцев и прокормил всех вельмож своих припасами, награбленными в Бретани. Вассалы его поселились на своих землях, где строили замки и церкви, вокруг которых строились поселенцы. Эти средоточия земледелия ныне превратились в местечки и даже города, сохраняющие в названиях своих память о своих основателях и следы своего происхождения. Таковы, например, Танкарвиль (Tancardi villa), обиталище Танкарда, Геронвиль (Heroldi villa), Ролльвиль (Rollonis villa), владение Рольфа или Роллона. Другие окончания местностей скандинавского происхождения, всего чаще встречающиеся в Нормандии, — на eur (древнее our), beuf (прежде boe), dal, bie и gard, означающие остров, жилище, долину, деревню и ограду.

Когда предания скандинавского язычества и народная вражда уступили времени и могуществу привычки, нортманны превзошли своих соседей-французов, и духовные приобрели большую власть над потомками тех нортманнов, которые преследовали их с таким ожесточением. Духовные внесли с собой просвещение. Тогда начали возникать те многочисленные и великолепные памятники архитектуры, которые, уцелевшие или в развалинах, делают и ныне Нормандию классической почвой средних веков. Монастыри, возродившиеся в XI веке из развалин своих, Фонтель, Жюмьеж и множество других, занялись образованием умов. И, наконец, после трех четвертей столетия умолкли молитвы, воссылаемые к небесам об избавлении от ярости нортманнов: «A furore North Mannorum libera nos, Domine!».

Источник ➝

Картина дня

))}
Loading...
наверх