Свежие комментарии

  • Михаил Бутов
    Gerry Embleton - известный в Европе иллюстратор и реконструктор военного костюма разных времён и народов. Он хорошо с...Армии волжских бо...
  • Алексей Андреевич
    нарисовали и нарисовалиАрмии волжских бо...
  • Никифор
    Спасибо! Упоминаний совсем чуть...Наших вестей о том прошлом гораздо больше..Описание Новгород...

«…НАЗИМ, ГОРОДОК ОСТЯЦКОЙ, ВЗЯША» (О СООТНОШЕНИИ ЛЕТОПИСНЫХ ВЕРСИЙ ПОХОДА «ЕРМАКОВЫХ КАЗАКОВ» В ОБЬ-ИРТЫШЬЕ)

«…НАЗИМ, ГОРОДОК ОСТЯЦКОЙ, ВЗЯША» (О СООТНОШЕНИИ ЛЕТОПИСНЫХ ВЕРСИЙ ПОХОДА «ЕРМАКОВЫХ КАЗАКОВ» В ОБЬ-ИРТЫШЬЕ)

Статья продолжает цикл работ, предпринимаемых автором с целью реконструкции истории походов русских войск в Сибирь в конце XVI столетия. Основное содержание работы – анализ известий сибирских летописей, содержащих соответствующие известия, и документальные данные. Подробно разбираются историографические версии событий.

Одним из важнейших событий «Ермаковой эпопеи» явился поход в Обь-Иртышское междуречье, предпринятый в 1583 г., всего через несколько месяцев после вступления казачьей «дружины» в город Сибирь (Кашлык либо Искер).1 Об этом «хождении» «православных воев» мы узнаем, главным образом, из летописных сочинений, версии которых зачастую не совпадают.

В сохранившемся в одной из рукописей Г. Ф. Миллера перечне (далее — П) павших в «пошествии» волжского «товарства» против «кучумлян» (он, видимо, близок к «написанию» (далее — Н), переданному ветеранами знаменитой экспедиции в распоряжение «первопрестольного» тобольского архиепископа Киприана2) названы атаман «Микита» и четырнадцать его соратников, которые «ходиша и городки (какие, не поясняется. — Я. С.) имаша».3 В раннем синодике «ермаковым казакам» (далее — С), найденном и опубликованном в 1970 г. Е. К. Ромодановской, мы читаем о том, что «во второе же лето Сибирскаго взятья4 .

.. храбръствовавши Ермаку своею дружиною ... воеваше по Иртишу и по великой Оби, их нечестивыя улусы5 и городки татарския и остяцкия до Назима воеваше, и Назим, городок остяцкой, взяша со князком их и со многими их остяками, по-плениша ... и на тех делех в хождении» пали атаман Никита6 и «прочая дружина»: они «пострадали», были «избиены» и «всячески нужно скончались» «от нечестивых» (380). (Сравнительно с П, в явно восходящем с ним к единому протографу7 С упомянут еще Тимофей, причем вслед за атаманом Никитой.8 В П имя этого казака, думается, по недосмотру переписчика, оказалось пропущенным). Не исключено, что о Назиме речь шла и в Н, но составитель П счел сообщение об этом городке излишним. Судя по С, Назим стал самым дальним среди тех укрепленных поселений, которые «воевали» ерма-ковцы в Обь-Иртышье.9 Давно было высказано предположение о том, что при создании С на основе Н использовались «словесные дополнения» сподвижников Ермака, доживших до начала 1620-х годов.10 Одним из таких дополнений могло явиться свидетельство о пленении назимского князя и многих подвластных ему остяков, что стало кульминацией экспедиции по Иртышу и Оби, стоившей «рускому полку» немалых жертв.

Сопоставление двух редакций С — открытой полвека тому назад и предпосланной концовке «Повести о Сибири и о сибирском взятии» Саввы Есипова — обнаруживает, что в ходе правки текста были опущены имена атамана Никиты и его «товарищей», а также указание на завоевание Назима как самого крайнего среди городков и улусов, расположенных по берегам Иртыша и Оби; кроме того, изменилось определение ранга церковно-служебного поминовения (сказано о большой, а не средней памяти) (71). В 19-й главе «сложения» Еси-пова — дьяка трех кряду сибирских владык — сообщается о взятии ермаковцами Назима с его князем и всем богатством.11 (Об этом нам известно и благодаря ОСЛ,12 имевшей общий протограф с ОЕЛ — скорее всего, нарративное сочинение, вышедшее из стен Тобольского архиерейского дома, а также хронографической повести «О победе над бесерменским царем Кучумом...»).

Согласно появившейся уже на рубеже ХУП-ХУШ вв. Ремезов-ской летописи (далее — РЛ), в 7091 г. Ермак «воевал» в низовьях Иртыша, Коде, князей Алачевых «с богатъсвом взял и все городки кодские, и (о чем, вспомним, сообщал и Есипов. — Я. С.) Назымской городокъ со многим богатством князя их взят»; собрав ясак, русские вернулись в Кашлык 20 июня. В С из РЛ эта «война» в низовьях Иртыша и на Оби, когда ермаковцы овладели назымскими, кодскими и лабутинскими городками,13 приурочена уже к июлю и июню 7089 г.14

В Кунгурском летописце (далее — КЛ), фрагментарно уцелевшем в составе РЛ,15 рассказывается об отправке Ермаком 5 марта 7090 г. пятидесятника Богдана Брязги16 с полусотней казаков вниз по Иртышу в демьянские и назымские городки и волости, дабы «все назымские волости пленить и привести к вере», и собрать ясак. Следом говорится о попытке ермаковцев овладеть Демьянским городком, взимании ясака с жителей Рачева городища, Цыньялы и Нарымского городка, казачьем походе до Колпуховского городка, умерщвлении 20 мая князца Самара «с его родом», шертовании уцелевших остяков, «по-ставлении» Алача «болшим князем» этого края,17 захвате Белогорья, где находилось «молбище болшее богыне древней», наконец, возвращении «христианских воев» «в радости» в город Сибирь 29 мая.18

 

Бросается в глаза, что, хотя подобно С и ОЕЛ, поход «ермаковых казаков» вниз по Оби отнесен в КЛ к 7090 г., о взятии тогда Назим-ского городка не сообщается;19 в КЛ в отличие от РЛ нет упоминания и о кодских городках, подчиненных русскими.

С точки зрения Н. М. Карамзина, в РЛ повествуется об одном походе в Обь-Иртышье, который возглавлял, однако, не Брязга, а Ермак. (Таково и мнение А. Ю. Конева). Некоторые же исследователи различали экспедиции, о которых идет речь в С (а также зависимых от него произведениях) и РЛ, включая КЛ.20 Однако даже сближать рассмотренные показания этих источников вряд ли допустимо. КЛ отражает ермаковские предания XVII в., а рассказ о походе Брязги до Сама-рова городка и Белогорья можно отнести к первоначальному составу «устной народной истории покорения Сибири».21 Если летопись Саввы Есипова и сходные с ней произведения в известиях о казачьем походе в низовья Оби22 вторичны относительно С, то в РЛ, особенно в той ее части, которую занимает КЛ, явно ощутима фольклоризация собы-тий,23 и признавать его свидетельства достоверными представляется, безусловно, опрометчивым. Хотя в С, ОЕЛ, ОСЛ говорится о казачьем походе до Назима, а в КЛ (что отказался повторить С. У. Ремезов) — до Самарова городка и Белогорья, вряд ли речь идет о разных походах. Соответствующий рассказ КЛ столь подробен, что (на взгляд А. В. Матвеева) отмахиваться от него как всецело фантастического не приходится.24 Но в этом позднем рассказе, имеющем очевидные черты устного творчества, предводителем экспедиции за пределы «Кучумова царства» считается Брязга, к тому времени наверняка погибший. То обстоятельство, что Таир Самаров не был убит вместе с отцом, его родственниками и приближенными,25 включая «збор-ных» князей, о чем упоминается в КЛ, тоже внушает сомнения в достоверности сведений летописца, фрагменты которого уцелели благодаря ремезовской «Истории Сибирской». К тому же эти сведения явно анахронистичны.26

Скорее всего, ермаковцы совершили один «северный» поход, однако, судя по КЛ, не до Назима, а закончившийся у Белогорья. Возможно, близ Назима казаки встретили наиболее упорное сопротивление, но, будучи в Обь-Иртышье, сумели достигнуть Самарова городка и Бело-горского мольбища.27 Видимо, составителям С, да и предшествовавшего ему Н, об этом было неизвестно (ермаковцы, дожившие до начала 1620-х годов, могли не принимать участия в экспедиции, завершившейся в Белогорском княжестве).

Определение казачьего похода в Югру как «ясачного»28 представляется нам не вполне оправданным. Возможно, Кучум, вынужденный бежать из «града» Сибири и лишившийся своего лучшего военачальника Маметкула (его взяли в плен соратники Ермака на Вагае), пытался снискать поддержку у прежних союзников и вассалов — князей городков и улусов, расположенных в Обь-Иртышье. В таком случае, предпринимая поход, центральным эпизодом которого тобольские книжники XVII в. объявили захват Назима,29 казачья «дружина» рассчитывала на то, что эти князья не смогут оказать помощь «пре-гордому» «салтану».

Как предусматривалось наказом от 19 февраля 1594 г. о «постав-лении» Сургута, новый город должен был стать центром уезда, включавшего «Сомаровскую волость», «и выше, и которые волости пошли вверх по Оби к Пегой орде и выше Пегие орды».30 Позднее, однако, в составе ни Сургутского, ни Березовского уезда эта волость не упоминалась. Земли, до 1583 г. принадлежавшие князю Самару, вскоре были отнесены к Белогорской волости, затем — к двум Белогорским волостям, находившимся в компетенции сургутских, березовских либо (короткое время) тобольских воевод и письменных голов.31 Видимо, московские приказные вслед за годовальщиками из Мансуровского городка, предпринимавшими наряду со сбором ясака разведывательные походы, не зная названий приобских княжеств (которые со времени основания Сургута стали, превратившись в волости, подконтрольными его администраторам), одному из них, возможно, подобно местным остякам, присвоили имя князя, погибшего еще в пору «Ермаковой эпопеи».32 (Даже в период пребывания в этом крае Г. Ф. Миллера резиденцию правителя Белогорского княжества «иноземцы» называли Самар-вош, то есть Самаров городок33). Кстати, историки, цитировавшие интересующие нас строки царского наказа первым «градодержателям» Сургута, не сомневались в реальном существовании Самаровской волости в конце XVI в.34 (Эта волость,35 административным центром которой являлось село Самарово, была образована лишь в 1786 г. и продолжала существовать в начале прошлого столетия36).

Н. А. Балюк явно заблуждалась, утверждая, будто «после гибели Самара37 русские источники прежний Белогорский городок стали называть Самаровым городком», а Белогорский уступил свое место Самарову. Вместе с тем, тюменская исследовательница писала о Са-маровом городке и применительно к сибирской экспедиции Ермака и Белогорскому княжеству, включавшему в конце XVI в. место слияния Иртыша и Оби.38 В источниках следующего столетия, кстати, говорится не о Самаровом городке, а про Самаровы горы, Самаров-ский ям, Самаровскую слободу (37, 77, 129, 225, 281, 337),39 а также Белогорье, на котором воевода И. А. Мансуров осенью 1585 г. «поставил» острог (138).40

 

 

1 Едва ли можно согласиться с мнением А. П. Зыкова, будто «взятие города Сибири в 1582 г. отрядом Ермака ... явилось началом конца вогульских и остяцких княжеств Приобья» (Очерки истории Югры. Екатеринбург, 2000. С. 39).

2Есть основания признать П одной из разновидностей Н. См.: Солодкин Я. Г. Сибирское летописание XVII — первой половины XVIII вв.: спорные и малоизученные вопросы. Нижневартовск, 2018. С. 8, 10, 137.

3 ПСРЛ. Т. 36. М., 1987. С. 78. Далее ссылки на это издание произведений «группы Есиповской летописи» приводятся в тексте статьи с указанием страниц.

4 Последнее в данном С не датировано, но решившая участь столицы «Кучумова царства» битва «под Чювашею» отнесена безвестным «слогателем» к 26 октября 1580 г.

© Я. Г. Солодкин, 2019

5 Это выражение встречается в С и ранее (380).

6 Указание на то, что он был атаманом, имеется на поле рукописи, то есть является вставкой.

7 Недаром написание ряда имен в П и С отличается: «Онанья» («Ананье»), «Онцы-фор» («Анцыфору»), «Михайло» («Михаилу»).

8 В Основной редакции Строгановской летописи (далее — ОСЛ) названо прозвище этого атамана — Пан.

Р. Г. Скрынников сомневался в том, что из перечисленных в С атаманов и казаков без малого половине (16 из 34) не суждено было вернуться из экспедиции по Иртышу и Оби, так как население местных татарских и остяцких городков являлось малочисленным. На взгляд видного историка, участниками этой экспедиции всех павших тогда ермаковцев сделал составитель С (Скрынников Р. Г. Сибирская экспедиция Ермака. Новосибирск, 1986. С. 225). Но в таком случае почему «слога-тель» из окружения тобольского «первопрестольника» Киприана не причислил многих «товарищей» атамана Никиты Пана к погибшим в предыдущих и последующих боях? К тому же эти казаки, кроме Тимофея, указаны в П. Городки же, занятые «православными воями» в «хождении» до низовий Оби, вряд ли без оговорок можно считать малолюдными, судя по данным за конец XVI — начало XVII в. См. также: Солодкин Я. Г. «Ермаково взятие» Сибири: Дискуссионные проблемы истории и источниковедения. Нижневартовск, 2015. С. 105-106. Примеч. 90.

9 Поскольку Назим (Назым), если верить Погодинскому летописцу (далее — ПЛ), располагался на Иртыше, Р. Г. Скрынников заключил, что указанный городок явился наиболее близким к Кашлыку из числа остяцких поселений, взятых казачьей «дружиной» во время похода до Белогорья (Скрынников Р. Г. Сибирская экспедиция Ермака. С. 227). С в редакции, зачастую считающейся первоначальной, дает основания полагать, что Назимский городок стал конечным пунктом этого похода, то есть одно из многочисленных географических уточнений, внесенных в Основную редакцию Есиповской летописи (далее — ОЕЛ) при ее очередном редактировании, следует признать заблуждением.

Назимский (Назымский) городок (или Обской Большой, Клин-город, Янк-ваш, Кошель-ваш) находился в устье Назыма, являвшегося правым притоком Оби. Этот городок необходимо отличать от принадлежавшего в конце XVI в. Лебоуту Назымского городка (Кошель-ваш или Вач-ваш), располагавшегося в нижнем течении Иртыша

См.: Хорографическая чертежная книга Сибири Семена Ульяновича Ремезова. Тобольск, 2011. С. 91, 133; Миллер Г. Ф. 1) Описание Сибирского царства и всех происшедших в нем дел от начала, а особливо от покорения его Российской державе по сии времена. Кн. 1. М., 1998. С. 134; 2) История Сибири. Т. 1. М., 1999. С. 245; Долгих Б. О. Родовой и племенной состав народов Сибири в XVII в. М., 1960. С. 67, 81. Ср.: С. 60 (Труды Института этнографии им. Н. Н. Миклухо-Маклая: Новая серия. Т. 55); Очерки истории Югры. С. 122, 139, 157; Шашков А. Т. Югорские князья в XV-XVIII вв. // Северный регион: Наука: Образование: Культура. 2001. № 1 (3). С. 176; Матвеев А. В., Татауров С. Ф. Границы Сибирского ханства Кучума // История, экономика и культура средневековых тюрко-татарских государств Западной Сибири. Материалы Международной конференции: г. Курган, 22-23 апреля 2011 года. Курган, 2011. С. 74.

10Бахрушин С. В. Научные труды. Т. 3. Ч. 1. М., 1955. С. 30.

11 О всем богатстве Савва Есипов писал и ранее (59, ср. 52, 68).

Во вторичных редакциях его «Сказания» Назим (однажды сказано про Нарым) считается «большим, славным» городком и подчас говорится о пленении, причем «за великим боем», его князей или князцов, о захвате назимского князя «со всем улусом» (94, 134, 184, 247, 309, 362-363).

12 Там вдобавок сообщается о гибели в «хождении» по Иртышу и Оби атамана Никиты Пана.

13 О кодских и лабутинских городках в произведениях «группы» ОЕЛ умалчивается.

14 ПЛДР. XVII век. Кн. 2. М., 1989. С. 561, 568.

15 Об оценках КЛ как источника, запечатлевшего перипетии «Ермакова взятия» Сибири, см., например: Яковлева А. М. К историографии Кунгурского летописца и «народных» источников сибирского летописания // Источниковедческие и историографические аспекты сибирской истории. Коллективная монография. Ч. 2. Нижневартовск, 2007. С. 88-95.

16 Как сообщается в С и ПЛ, Брязга (Брюзга) погиб еще накануне или (что вероятнее) вскоре после взятия Кашлыка Ермаком «с товарыщи».

 

Считать Брязгу атаманом, хотя бы младшим (Лопарев Хр. Покорение Югорской земли // Подорожник. Краеведческий альманах. Вып. 13. Тюмень, 2012. С. 12), нет каких-либо оснований.

17 Вопреки утверждению комментаторов ремезовской «Истории» (ПЛДР. XVII век. Кн. 2. С. 704), Игичею Алачеву отнюдь не принадлежали назымские городки.

Вряд ли стоит экспедицию, судя по С, ОЕЛ и ОСЛ, закончившуюся взятием Назыма, вслед за Е. И. Дергачевой-Скоп и Е. К. Ромодановской считать назымской или походом по назымским городкам (Дергачева-Скоп Е. Из истории литературы Урала и Сибири XVII века. Свердловск, 1965. С. 97-98; Литературные памятники Тобольского архиерейского дома XVII века. Новосибирск, 2001. С. 358 (История Сибири: Первоисточники. Вып. X); Ромодановская Е. К. Сибирь и литература: XVII век. Новосибирск, 2002. С. 64, 66. О назымских городках говорится в РЛ и КЛ; однажды С. У. Ремезов упомянул о Назымском городке. См.: ПЛДР. XVII век. Кн. 2. С. 561, 568, 578, 702, 704.

18 ПЛДР. XVII век. Кн. 2. С. 578-581. Известие «Описания Новые земли, сиречь Сибирскаго царства, и Московскаго государства» о том, что Иван Гроза (избранный атаманом после гибели Ермака) совершил поход по Оби до Березова, который отстроил, поместил там заложников, обложил данью местное население и покорил жителей Обдора, Мрассы и Конды (Илюшечкина Т. Н. Голландская версия Описания Сибири:

к литературной истории памятника // II Ремезовские чтения 2005: Провинция в русской культуре. Новосибирск, 2008. С. 395, 397-398, и др.), разумеется, ошибочно. К тому же Березов был основан в 1593 г., Обдорский (Носовой) острог — три года спустя, на бассейн Мрассы власть России распространилась через два с лишним десятилетия. Легендарным следует признать и сообщение «Описания.» про поездку Грозы и пяти казаков с сеунчем о «Сибирском взятии» ко двору царя Ивана (Там же. С. 408-413). В последние месяцы 1584 — начале 1585 гг. этот атаман и голова И. С. Киреев сопровождали в Москву плененного ермаковцами Маметкула. См.: Александров В. А., Покровский Н. Н. Власть и общество: Сибирь в XVII в. Новосибирск, 1991. С. 81; Шашков А. Пути за «Камень» и сибирский поход Ермака // Югра. 1997. № 4. С. 26; Русское старожильческое население Югры в конце XVI — середине XIX в.: исследовательские материалы и документы. М., 2007. С. 29, 41, и др.

19 Со времен князя Самара: В поисках исторических корней Ханты-Мансийска. Ханты-Мансийск, 2007. С. 130.

20Миллер Г. Ф. 1) Описание Сибирского царства. Кн. 1. С. 134; Л. 1 об.; 2) История Сибири. Т. 1. С. 245; Карамзин Н. М. История Государства Российского. Кн. 3. Т. 9. М., 1989. Стб. 232-233; Примеч. 694, 698; Щеглов И. В. Хронологический перечень важнейших данных из истории Сибири: 1032-1882 гг. Сургут, 1993. С. 38, 40; Дунин-Горкавич А. А. Тобольский Север: Этнографический очерк местных инородцев. Т. 3. М., 1996. С. 12-13; Шатилов М. Б. Ваховские остяки (Этнографические очерки). Тюмень, 2000. С. 34, 35; Файзрахманов Г. История сибирских татар (с древнейших времен до начала XX века). Казань, 2002. С. 200-201; Со времен князя Самара. С. 130, 135. В представлении А. В. Матвеева, операция, которой руководил Брязга, «имела место как минимум годом раньше», нежели поход Никиты Пана (Там же. С. 135). Однако полагать, следуя КЛ, будто уже в мае 1582 г. ермаковцы воевали с «иноземцами» в «Сибирской земле», тем более ее северных «улусах», нет веских оснований.

Попутно заметим, что утверждение, будто историография достигла «завидной полноты в реконструкции мотивов, обстоятельств и конкретных деталей предпринятого Ермаком похода в Сибирь» (Зубков К. И. Русский путь в Сибирь (Опыт геополитического анализа) // Верхотурский край в истории России. Екатеринбург, 1997. С. 4), должно считаться явным преувеличением.

21 Блажес В. В. Ермаковские предания XVII в. в составе Кунгурской летописи // Вопросы русской и советской литературы Сибири. Материалы к «Истории русской

литературы Сибири». Новосибирск, 1971. С. 46-47. См. также: Солодкин Я. Г. Са-маров городок (О некоторых спорных интерпретациях предыстории Ханты-Мансийска) // Пять столетий Югры: Проблемы и решения: Итоги и перспективы: Коллективная монография. Ч. 5. Нижневартовск, 2015. С. 41-42, 46. Предводителем этого похода, думается, стоит считать не Брязгу, а Ермака (Солодкин Я. Г. 1) «Ерма-ково взятие» Сибири: загадки и решения. Нижневартовск, 2010. С. 83; 2) Ермак, Никита Пан или Богдан Брязга? (К истории казачьей экспедиции начала 1580-х гг. в Югорскую землю) // Пять столетий Югры: Проблемы и решения: Итоги и перспективы: Коллективная монография. Ч. 3. Нижневартовск, 2013. С. 14-15, и др.).

22 Этот поход, скорее всего, был совершен вслед за пленением ермаковцами царевича Маметкула. См.: Солодкин Я. Г. К истории «Сибирского взятия» (О последовательности событий 1583 г.) // Тюменский исторический сборник. Вып. 17. Тюмень, 2015. С. 126-127.

23 Мнение о том, что автор КЛ являлся участником похода ермаковцев в демьян-ские и назымские городки (Дергачева-Скоп Е. Из истории литературы Урала и Сибири... С. 97-98), едва ли можно признать оправданным. Явно не приходится и утверждать (Алишина Х. Ч. Географические и личные имена средневековых тюркских рукописей // Сулеймановские чтения (тринадцатые). Всероссийская научно-практическая конференция «Тюркское средневековье Западной Сибири в современных исследованиях» (Тюмень, 18-19 мая 2010 года): материалы и доклады. Тюмень, 2010. С. 14-15), кстати, подобно В. И. Сергееву, будто КЛ создан в конце XVI в. одним из сподвижников прославленного атамана, под началом которого несколько казачьих сотен «сбили» «с куреня» Кучума.

24 Со времен князя Самара. С. 120.

25 Шатилов М. Б. Ваховские остяки. С. 38; Бахрушин С. В. Научные труды. Т. 3. Ч. 2. М., 1955. С. 55, 140; Шашков А. Т. Югорские князья. С. 176; Со времен князя Самара. С. 160, 164, и др. Наследником Таира сделался его старший сын Байба-лак, но уже в качестве «лучшего человека» Белогорья. Стало быть, не приходится думать (см.: Со времен князя Самара. С. 159), будто казаки Ермака свергли местную княжескую династию. Кстати, в одной из отписок сургутского воеводы И. В. Бла-гово в Кетский острог за 1612 г. упоминается живший в Черкасовой волости Самаров брат Анюганко (Акты времени междуцарствия (1610 г. 17 июля — 1613 г.). М., 1915.

С. 61). Не исключено, что речь шла о родственнике бывшего владетеля Самарова городка.

26 Солодкин Я. Г. 1) «Ермаково взятие» Сибири: загадки и решения. С. 81; 2) «Ермаково взятие» Сибири: Дискуссионные проблемы истории и источниковедения. С. 92, 93, и др.

27 Не следует, подобно Х. М. Лопареву, утверждать, будто казаки подчинили тогда остяцкие городки вплоть до того (Сугмут-ваш), возле которого затем вырос Березов (Лопарев Хр. Покорение Югорской земли. С. 13).

28 Шашков А. 1) Пути за «Камень». С. 17; 2) Проезжая через Самарово: Из прошлого столицы Югорского края // Родина. 2007. № 10. С. 45; Очерки истории Югры. С. 117, и др.

29 Солодкин Я. Г. «Ермаково взятие» Сибири: Дискуссионные проблемы истории и источниковедения. С. 40, 96.

30 Русское старожильческое население Югры в конце XVI — середине XIX в. С. 310. Ср.: С. 313, 320.

31 См.: Акты времени правления царя Василия Шуйского (1606 г. 19 мая — 17 июля 1610 г.). М., 1914. С. 373; Миллер Г. Ф. История Сибири. Т. 2. М., 2000. С. 584, 649. Ср.: С. 238, 248; Буцинский П. Н. Сочинения в 2-х томах. Т. 2. Тюмень, 1999. С. 86, 90, 94, 95; Шатилов М. Б. Ваховские остяки. С. 36, 37, 48; Бахрушин С. В. Научные труды. Т. 3. Ч. 2. С. 58, 89-90, 139-140; Долгих Б. О. Родовой и племенной состав народов Сибири. С. 56, 64-67, 76, 78, 80, 82, 84-86; Древний город на Оби: История Сургута. Екатеринбург, 1994. С. 101, 108-109; Вершинин Е. В. Челобитные аборигенного населения Сургутского уезда (XVII в.) // Западная Сибирь: прошлое, настоящее, будущее. Сургут, 2004. С. 54, 57, 60-64; Перевалова Е. В. Северные ханты: этническая история. Екатеринбург, 2004. С. 50, 55-57, 59, 67, 72-73; Главацкая Е. М. Религиозные традиции хантов: XVII-XX вв. Екатеринбург; Салехард, 2005. С. 68-69, и др.

32 На взгляд А. Т. Шашкова, эти годовальщики (оставленные взамен прежних письменным головой Д. Д. Чулковым, направлявшимся для закладки Тобольского острога) собирали ясак в Самаровской и соседних волостях с 1587 г. См.: Шашков А. Т. Строительство русских острогов в Сургутском уезде в конце XVI — начале XVII в. // Западная Сибирь в академических и музейных исследованиях. Тезисы окружной научно-практической конференции, посвященной 40-летию Сургутского краеведческого музея: 24-27 ноября 2003 г., г. Сургут. Сургут, 2003. С. 32. Ср.: Очерки истории Коды. Екатеринбург, 1995. С. 93.

 

33 См.: Со времен князя Самара. С. 110. Ср.: С. 166, 167. Вряд ли стоит полагать (Долгих Б. О. Родовой и племенной состав народов Сибири . С. 67), будто ермаковцы застали Белогорскую волость, где княжил Самар. Вероятно, она сложилась позднее.

34 Оглоблин Н. Н. Обозрение столбцов и книг Сибирского приказа (1592-1768 гг.). Ч. 4. М., 1901. С. 123, 214; Симачкова Н. Н. 1) О «ясачных» функциях первых администраторов Сибири // Россия и страны Запада. Проблемы истории и филологии. Ч. 1. Нижневартовск, 2002. С. 64; 2) Становление воеводской системы управления в Сибири (конец XVI — начало XVII вв.). Тюмень, 2006. С. 77; Шашков А. Т. Строительство русских острогов. С. 32; Пузанов В. Д. 1) Военно-административные проблемы развития Сургутского уезда в XVII-XVIII вв. // Северный регион: Наука: Образование: Культура. 2004. № 1 (9). С. 55; 2) Военная политика Русского государства в Западной Сибири (конец XVI — начало XVIII в.). Сургут, 2011. С. 95; Солодкин Я. Г.

1) «Сургуцкий город» и присоединение к России сибирских земель в конце XVI — начале XVII вв. // Северный регион: Наука: Образование: Культура. 2004. № 1 (9). С. 31; 2) «Ермаково взятие» Сибири: Дискуссионные проблемы истории и источниковедения. С. 94, и др. Ср.: Буцинский П. Н. Сочинения. Т. 2. С. 316. Примеч. 28.

35 Ее упоминание в наказе «святоцаря» Федора о постройке Сургута, кстати, противоречит летописному свидетельству, которое некоторые современные исследователи, подобно Г. Ф. Миллеру, Н. М. Карамзину, И. Шульгину, Х. М. Лопареву, А. А. Дунину-Горкавичу, М. Б. Шатилову, Р. Г. Скрынникову, Д. И. Копылову, А. Т. Шашкову, признают вполне достоверным (Кузьмина А. С. Культовое зодчество Кодского княжества Западной Сибири // Культурологические исследования в Сибири. 2002. № 1 (7). С. 163; Загороднюк Н. И., Квашнин Ю. Н., Конев А. Ю., Ломакин И. А., Усманов В. Г. Самаровский край: История Ханты-Мансийского района. Тюмень, 2003. С. 14-15, 17; Балюк Н. А. Крепость святого сына // Сибирский исторический журнал. 2004. № 1. С. 33; Со времен князя Самара. С. 167), будто с гибелью Самара его владения достались правителю Коды Алачу. Учтем также, что изображение автором КЛ перипетий казачьей экспедиции в Югорскую землю, даже если оно имеет документальный источник или вышло из-под пера очевидца, успело приобрести фольклорные черты. Кстати, по версии С. У. Ремезова, благодаря которому до нас дошли два десятка фрагментов КЛ, Ермак «воевал кодские городки князей Алаче-вых с богатъством взял и все городки кодские» (ПЛДР. XVII век. Кн. 2. С. 561, 580. Ср.: С. 568), что также не согласуется с известием данного летописца (Яковлева А. М. К историографии Кунгурского летописца. С. 90, 92; Солодкин Я. Г. 1) «Ермаково взятие» Сибири: загадки и решения. С. 82-83; 2) Кодское княжество и русские власти Сибири в конце XVI — начале XVII вв. // Северный регион: Наука: Образование: Культура. 2015. № 2 (32) С. 14, и др.).

С. В. Бахрушин, Е. М. Главацкая, Н. А. Балюк и А. В. Матвеев, перечисляя укрепленные поселения Кодского княжества в конце XVI в., Белогорский городок среди них не называли. Нет оснований утверждать, как поступила А. С. Кузьмина, что Кода включала Белогорскую волость, Алачевым лишь принадлежала часть ясачных остяков, проживавших на территории этой волости (которую Н. Н. Оглоб-лин назвал Белогородской). См.: Оглоблин Н. Остяцкие «знамена» XVII века // Исторический вестник. 1889. № 10. С. 138; Бахрушин С. В. Научные труды. Т. 3. Ч. 2. С. 51, 116-117, 120, 121, 131; Главацкая Е. М. Религиозные традиции хантов. С. 65, 66; Со времен князя Самара. С. 103-105.

36 См., например: Конев А. Ю. Коренные народы Северо-Западной Сибири в административной системе Российской империи (XVIII — начало XX вв.). М., 1995. С. 104, 149. Ср.: С. 130; Сословно-правовое положение и административное устройство коренных народов Северо-Западной Сибири (конец XVI — начало XX века). Сборник правовых актов и документов. Тюмень, 1999. С. 204-209, 213; Загород-нюк Н. И., Квашнин Ю. Н., Конев А. Ю., Ломакин И. А., Усманов В. Г. Самаровский край. С. 23, 24, 26-28, 31; Со времен князя Самара. С. 65-69.

37 Датировать захват его городка ермаковцами на основании КЛ 1582 г. не стоит (Цысь В. В. К вопросу о датировке основания Ханты-Мансийска (Полемические

заметки) // Наука, экономика, право в регионах России. Материалы Всероссийской межвузовской научно-практической конференции: Нижневартовск, 24 апреля 2008 года. Нижневартовск, 2008. С. 148; Солодкин Я. Г. 1) «Ермаково взятие» Сибири: загадки и решения. С. 81; 2) «Ермаково взятие» Сибири: Дискуссионные проблемы истории и источниковедения. С. 90, 94, и др.).

38 Балюк Н. А. Крепость святого сына. С. 32-34, 37; Со времен князя Самара. С. 141, 146, 150. Едва ли, подобно Е. М. Главацкой, можно думать, что с гибелью Ермака Белогорское княжество сохранялось только как религиозный центр (Гла-вацкая Е. М. Религиозные традиции хантов... С. 75).

39 См. также: Миллер Г. Ф. История Сибири. Т. 2. С. 541, 542, 580-585, 634; Шашков А. Т. Самаровский ям и его жители в XVII в. // Западная Сибирь: прошлое, настоящее, будущее. Сургут, 2004. С. 67, 69-71, 76, 77, 79, 81-87; Со времен князя Самара. С. 85-88, 91; Сибирские летописи: Краткая сибирская летопись (Кунгур-ская). Рязань, 2008. С. 377-379; Семенов О. В. Из истории первых лет существования Самаровского яма // Мининские чтения. Труды участников международной научной конференции: Нижегородский государственный университет им. Н. И. Лобачевского (24-25 октября 2008 г.). Н. Новгород, 2010. С. 443, 444, 448, 449, 451, 452, и др.

40 См. также: Скрынников Р. Г. Сибирская экспедиция Ермака. С. 67; ПЛДР. XVII век. Кн. 2. С. 580; Богданов А. П. Общерусский летописный свод конца XVII в. в собрании И. Е. Забелина // Русская книжность XV-XIX вв. (Труды ГИМ. Вып. 71). М., 1989. С. 197.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх