Свежие комментарии

  • Лебедев Алексей17 января, 8:57
    А ударение в слове поменять не пробовали? В этом случае лАдожка может поменять на ладОжка. Вот вам и ответ на ваш воп...Крепости Древней ...
  • Dmitry Zadvornyy16 января, 20:59
    ...И долго будет стоять костью в горле у норманистов...Крепости Древней ...
  • Sergiy Che12 января, 7:03
    Только идиоты на крайней стадии дегенератства в 21 веке по средневековым картам дядек (которые сами на Руси никогда ...Скифы Северного П...

Проституция в средневековой Европе

Проституция в средневековой Европе
Торговля телом являлась для женщин одним из дозволенных и широко распространенных занятий. Даже города с населением в 500—1000 жителей имели свои публичные дома. В городах побольше этим промыслом занимались многие. Например, в XV веке в Дижоне, столице графства Бургундия с населением около 10 000 человек, имелось более сотни проституток, большая часть из которых работала в публичных домах и в общественных банях.

Отношение к проституции в средние века не было однозначным. С одной стороны, она, разумеется, осуждалась в христианстве как тяжкий грех. Более того, в силу специфики средневекового отношения к сексуальной сфере, к женской природе вообще негодование, традиционно направляемое обществом против жриц любви, распространялось на многих других женщин. К III веку получил широкое распространение взгляд, согласно которому проститутками считались все женщины, которые вступали в интимные отношения, не имея цели зачать ребенка. C другой стороны, церковь видела в грешницах-проститутках потенциальных святых; она неоднократно канонизировала бывших проституток, обращенных в истинную веру, подчеркивая величие подвига женщин, осознавших бездну своего падения и сумевших стать на путь истинный; среди таких женщин — святые Мария Магдалина, бывших проституток, ставших святыми, и слова Писания "Кто сам без греха.
.." заставляли общество быть более благожелательным к падшей женщине.

Не случайно появляется взгляд на проституцию как на ремесло, которое при определенных условиях следует оправдать. Автор одного трактата XIII века указывает, что публичные женщины трудятся как купцы; только продают они не товар, а свое тело — поэтому по стандартам мирской справедливости они не грешат, получая плату. Вот если проститутка получает удовольствие от своего труда, тогда и она сама, и прибыль ее бесстыдны.

Первоначально проституция была локализована при дворах, усадьбах аристократов, а с XIII века оформляется, как и прочие ремесла — по цеховому образцу. Она регулировалась уставами и статутами; нередко жрицы любви имели своих покровителей-святых. Такие цеха существовали в виде института публичных домов уже в XII веке в Италии, Франции, Германии, а со следующего века также в Англии и Испании. Замаскированными борделями были бани, а зачастую и цирюльни. Продолжала существовать и так называемая "вольная", внецеховая проституция, которая подвергалась постоянным гонениям со стороны властей.

Центрами проституции были крупные города, в которых скапливалось большое количество неженатых или надолго оторванных от дома мужчин: морские и речные гавани, где было множество торгового люда, купцов, прибывших издалека и часто надолго; места паломничества, куда стекались пилигримы (например, Рим); университетские центры, поскольку студентам было запрещено жениться в период обучения, — не случайно университетское начальство вело постоянную борьбу с проститутками, периодически изгоняя их из домов и приютов, расположенных рядом со студенческими бурсами. Так, в Кельне в 1392 году студентам и магистрам было запрещено "шататься по ночам", "предаваться разврату" и часто посещать кабаки. Управляющий бурсой должен был следить, чтобы студент не выходил из нее ночью без разрешения магистра. Часто посещали "веселые дома" подмастерья, также лишенные возможности заводить семью на период своего ученичества; услуги же проституток стоили недорого. Наконец, постоянными клиентами борделей являлись лица духовного звания, и то, что церковь вела постоянную борьбу с визитами священнослужителей в публичные дома, говорит о том, что подобная практика не была редкостью. Проститутки искали клиентов в трактирах, харчевнях, банях, цирюльнях. Девиц легкого поведения было множество на праздниках, куда их часто приглашала городская администрация для увеселения публики. Они обычно сопровождали армию в военных походах. Когда Карл Смелый в 1474—1475 годах осаждал Нейс, в его армии находилось несколько сот публичных женщин.

В городах ремесло проституток существовало под строгим контролем и надзором со стороны администрации. Бордели являлись собственностью города или князя, которые сдавали их в аренду и часто предоставляли своим публичным домам привилегии. Частные бордели были исключением, они становились объектом преследования со стороны властей. Такая регуляция имела несколько причин. Во-первых, проституция приносила постоянный доход городской казне. Например, парижские проститутки в конце XIV века облагались налогом в 58 су в год, маркитантки, следующие за армией, — 28 су в неделю; заработок служанки, для сравнения, в это время составлял 30 су в год. Доход от домов терпимости, сданных городом в аренду, поступал не только в городскую, но и в княжескую казну или в церковную кассу.

Во-вторых, власть не могла не держать это ремесло под жестким контролем, поскольку проституция часто шла рука об руку с преступностью. Городской совет часто проводил проверки в борделях. За нарушение норм цехового устава (например, если в бордель привели женатого мужчину) хозяйку публичного дома или саму проститутку наказывали денежным штрафом, кнутом, клеймением, отрезанием носа, выставлением у позорного столба. Чтобы этот контроль был эффективным, городской совет предписывал "жрицам любви" жить компактно, в одном месте, часто под стенами города (в Лондоне, например, место проживания проституток было локализовано "по ту сторону Темзы"). Во многих городах (Страсбург, Париж, Гамбург, Неаполь) существовали целые "веселые" улицы и кварталы. В 1311 году консул Венеции настаивал, чтобы проституток не было рядом с курией и с резиденцией прелатов. Власти обязывали проституток носить особый знак, чтобы отличить их от лиц других профессий (что, кстати, вызывало постоянные протесты со стороны публичных женщин). В Авиньоне XIV века, например, это была красная тесьма или лента на плече, в Берне и Цюрихе — красная шапочка, в Аугсбурге — зеленая вуаль, в Вене — желтый шарф на плече.

Права и обязанности проституток регулировались специальными статутами. Среди обязанностей была своевременная и точная уплата налогов в городскую казну и всех выплат владельцу заведения. Публичным женщинам запрещалось иметь любовника, принуждать клиентов, приводить их в свои спальни во время церковной службы или заседаний парламента. Вместе с тем статуты отразили и заботу средневекового общества о падших женщинах: об их здоровье, о покое в доме, отдыхе, честном вознаграждении, о возможности возврата к праведной жизни после уплаты хозяину соответствующих выплат. Правила включали санитарные предосторожности. Кстати, и церковь, осуждая проституток за грех, постоянно провозглашала, что нельзя препятствовать им посещать службу по воскресеньям или по праздникам; во многих дидактических произведениях церковных авторов утверждалось, что проститутки имеют право сохранить свои деньги, нажитые неправедным трудом.

Прием в публичный дом регулировался статутами, обращенными к его содержателю или содержательнице. Так, запрещалось брать замужних, больных, беременных, несовершеннолетних, а также одиноких женщин без их желания. Предпочтение следовало отдавать иногородним и одиноким девушкам. Основная причина обращения к такому виду ремесла была традиционной — бедность; не случайно, среди проституток преобладали cлужанки и бедные вдовы, оставшиеся с маленькими детьми. В поисках дополнительного источника существования проституцией занимались и замужние женщины. Нередко женщин подталкивало к проституции и мужское насилие. В редких случаях в бордель отдавали своих дочерей и жен за долги. В XIV веке к этому промыслу пришлось прибегнуть тем женщинам, которые были вынуждены покинуть совершенно обедневшие дома бегинок.

Жизненный путь публичных женщин был разным. Одни после тридцати лет выходили замуж с приданым, заработанным своим ремеслом. Другие продолжали дело, нередко становясь хозяйками борделей. Третьи осуждались за различные преступления — в условиях определенных ограничений проституток в правах их было легче обвинить в воровстве, убийстве, колдовстве, притом что сами они не имели права обвинять других в совершении преступления; лишенные защиты закона, они чаще других становились жертвами насильников и убийц.

Цитируется по: Рябова Т.Б. Женщина в истории западноевропейского средневековья.
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх