Свежие комментарии

  • Starikan старенький
    а старая экспозиция оружейной палаты жива???? Был в 1979....Меч времен Кулико...
  • Александр
    Отличная новость.Меч времен Кулико...
  • Тимур Азербаев
    Классная подборка! Зачёт!10 самых знаменит...

О почти полном преобладании этнических литовских родов в высшей знати Великого княжества Литовского в XIV- нач.XVI вв.

О почти полном преобладании этнических литовских родов в высшей знати Великого княжества Литовского в XIV- нач.XVI вв.

"Военно-монархический институт наместников в конце XIV в. (с расширением сети замков и дворов и усложнением сбора ренты) уже приобрел черты деловой специализации и социального постоянства. Четко выделилась элитная прослойка этого института. Ее представители, связанные с центральными государственными структурами по управлению территориями, стали непосредственной опорой династии Гедиминовичей. Устранение политической изоляции, обусловившее постоянные деловые связи с властными инстанциями соседних держав, превращали импровизированную профессиональную специализацию этой элиты в прочное социальное положение. Всё это давало возможность расширять свои земельные владения, населять их койминцами и закладниками, присваивая новые альменды (необрабатываемые земли, принадлежащие всему полю). Эти возможности совпали с первыми пожалованиями велдомых. Во времена Ягайло (1382–1392 г.) и Витовта Великого (1392–1430 г.) элита крупного дворянства получила основную долю новоявленных велдомых (veldamas, лично подвластный) и окончательно монополизировала главные управленческие должности как в центре государства, так и на его периферии. Формирование крупного землевладения и утверждение его представителей в качестве законно действующих врадников (термин заимствован у поляков) – были неразделимы.

Богатых землевладельцев и крупных дворян, являвшихся потенциальными сановниками, стали называть польским словом «паны».

Дворянская элита начала прилагать руку к международным договорам уже в семидесятых годах XIV в. Если в 1385 г. в Кревском акте Ягайло лишь упомянул об одобрении дворянами этого договора, что могло быть вызвано пожеланиями польской стороны и общими паритетными установками, то с 1390 г. в подготовленных Витовтом договорах Жямайтии с Тевтонским орденом представители дворянской элиты начали постоянно фигурировать (и не только в преамбулах) как субъекты соглашения; их печати уже имели подтверждающую силу. Процесс превращения неопределенных агентов в официальных сановников был ускорен появлением епископов, а также их участием в актах государственной деятельности. Уже договоры Витовта Великого сопровождались письменным одобрением десятка или нескольких десятков крупных дворян и лишь нескольких князей.

В Городельском договоре 1413 г., предоставившем польскую геральдику полусотне литовских дворянских семей и родов, очерчен элитный круг виднейших дворян. Межгосударственные договоры Витовта Великого позволяют установить узкую верхушку этого круга. В Литве явно возвысились менее двух десятков семей виднейшей дворянской знати. Это были Чюпурна, Сунгайло, Довгирд, Мингайло, Остики (расколовшиеся на Остиков и Радзивиллов), Гаштольды, Валимонтовичи (среди них – Кезгайло), Монвиды, Мантигирдовичи, Довойно, Саки (Саковичи), Немиры (Немировичи). В XV в. (кто раньше, кто позже) с исторической арены исчезли Чюпурна, Сунгайло, Довгирд, Мингайло, пресеклись прямые линии Монвидов и Мантигирдовичей. Уменьшилось и без того невеликое значение Довойно, Саковичей, Немировичей, зато Гаштольды, Остики, Радзивиллы, Кезгайло стали верхушкой панства. В этот круг во второй половине XV – начале XVI в. проникали единичные новички, как, например, Олехно Судимонтович или Михаил Глинский. На рубеже XV–XVI в. эту группу пополнили роды Заберезинских (из Литвы) и Кишок (из Подляшья). Не встали вровень с литовской элитой, но также достигли уровня панов и сановников русские Ходкевичи (в конце XV в.), Сапеги и Боговитиновичи (рубеж XV–XVI в.). Достойно послужившие Витовту Великому ученые поляки – Николай Сепенский, Николай Цебулька, Иоанн Мальджик – в Литве продолжительной карьеры не сделали, а их услуги не вышли за рамки экспертных консультаций. Немец Конрад Франкенберг был в 1418 г. убит заговорщиками, сторонниками Швитригайло. До начала XVI в. почти вся панская верхушка оставалась литовской...

Панская и княжеская служилая знать, монополизировавшая важнейшие государственные должности, утвердила практику сосредоточения нескольких властных функций в одних руках. С середины XV в. вильнюсские воеводы были одновременно и канцлерами. Юные аристократы начинали карьеру с получения низших центральных либо территориальных должностей и постепенно восходили по ступеням сановной лестницы. Новогрудское и Полоцкое воеводства стали трамплином для прыжка в Вильнюсское или Тракайское воеводства. Так возвысились Богдан Сакович (Полоцк – 1480–1484 г., Тракай – 1486–1490 г.), Олехно Судимонтович (Полоцк – 1466–1476/7 г., Вильнюс – 1477–1491 г.), Мартын Гаштольд (Новгородок – 1464–1471 г., Тракай – 1480–1483 г.), Альберт Гаштольд (Новгородок – 1503–1506 г. и 1508–1509 г., Полоцк 1513–1519 г., Тракай – 1519–1522 г., Вильнюс – 1522–1539 г.), Николай Радзивилл из Гонёндзи Старший (Новгородок – 1488–1490 г., Вильнюс – 1491–1509 г.), Иван Заберезинский Старший (Полоцк – 1490–1496, Новгородок – 1496–1498, Тракай – 1498–1505 г.), Иван Заберезинский Младший (Новгородок – 1509–1530, Тракай – 1530–1537 г.). Тракайское каштелянство отчасти стало для семейства Кезгайло добавкой к Жямайтскому староству (Станислав Кезгайло Старший – Жямайтский староста в 1486–1526 г., тракайский каштелян – в 1499–1522 г.; Станислав Кезгайло Младший – Жямайтский староста в 1527–1532, тракайский каштелян – в 1528/9-1532 г.).

Два поколения Радзивиллов из Гонёндзи занимали посты вильнюсского воеводы (Николай Радзивилл Старший – 1491–1509 г., Николай Радзивилл Младший – в 1510–1522 г.) и канцлера (соответственно в 1492–1509 г. и в 1510–1522 г.). Возвысившись до тракайских воевод, оба Ивана Заберезинских были одновременно и великими маршалками (отец – в 1498–1505 г., сын – в 1522–1537 г.). Эту же должность исполнял Богдан Сакович (1482–1490 г.), будучи полоцким и тракайским воеводой. Став польным гетманом (1521–1531 г.), Георгий Радзивилл Дубингский «унаследовал» обязанности наивысшего гетмана (1531–1541 г.). одновременно с этим он исполнял должности вильнюсского каштеляна (1522–1527 г.), позднее – дворного маршалка (1528–1541 г.). Станислав Кезгайло Старший в дополнение к высоким постам Жямайтского старосты и тракайского каштеляна в 1501–1502 г. получил весьма ответственную должность наивысшего гетмана, но это было скорее следствием не протекции, а пленения русскими влиятельного Константина Острогского.

Должности казначеев (подскарбия земского и дворного), требующие экономических дарований, не привлекали аристократическую элиту, и в конце XV в. они стали полем деятельности для возвысившихся русских знатных семей. Земским подскарбием в 1509 и в 1520–1530 г. был Богуш Боговитинович, с успехом трудившийся и в великокняжеской кан- /415/ целярии. Однако наиболее ярко здесь проявили себя Хрептовичи: Федор был дворным (1494–1501 г.) и земским (1501–1504 г.), Иван (1486–1493 г.) и Мартын (1501–1504 г.) – дворными подскарбиями. Исключение составила фигура принявшего православие еврея Авраама Езофовича (1510–1519 г.).

Более мелкие литовские и русские дворянские роды довольствовались должностями воевод в русских землях. Глебовичи, Ильиничи, Немировичи исполняли обязанности витебского и смоленского воевод. Из них Андрей Немирович стал старейшим в русских землях киевским воеводой (1515–1541 г.) и польным гетманом (1536–1541 г.). Военная карьера обеспечила Станиславу Кишке опасные должности смоленского воеводы (1500–1503 г.) и наивысшего гетмана (1503–1507 г.). Сапеги из рядовых дворян и писарей возвысились до воевод Витебска (Иоанн, Семенов сын – 1508– 1514 г., Иоанн, Богданов сын – 1517–1526 г.) и Подляшья (Иоанн, Семенов сын – 1514–1526 г.). Продвижению успешного рода Ходкевичей несколько помешала трагедия, случившаяся в Киеве с Иоанном, креатурой Казимира. Слабел род Остиков, происходящий из одного с Радзивиллами корня. Григорий Остик в 1494–1500 и 1509–1518 г. был дворным маршалком, одновременно исполняя (1510–1518 г.) должность тракайского воеводы. В первой трети XVI в. на самую вершину взошли роды Гаштольдов и Радзивиллов, метеором блеснула уникальная карьера волынца Константина Острогского. Его (в 1530 г.), Николая Радзивилла Младшего (1522 г.) и Альберта Гаштольда (1539 г.) смерти открыли дорогу Дубингским Радзивиллам."

Система должностей (врадников) стала государственной сословной исполнительной властью. Монополизировавшие ее вельможи возвысились рядом с великим князем как правящая сословная олигархия."

Цитируется по: Эдвардас Гудавичюс История Литвы с древнейших времен до 1569 года.

Источник ➝

Картина дня

))}
Loading...
наверх