Свежие комментарии

  • Homo Sapiens
    прикольно!Сверх-тонкие шпаг...
  • Pciha Ivanova
    Неплохо жили!Повседневная жизн...
  • Pciha Ivanova
    Жить в таких ужасно!Как были устроены...

История в цитатах: «Если ты будешь плакать, то с гор придут монголы…»

История в цитатах: «Если ты будешь плакать, то с гор придут монголы…»

«Если ты будешь плакать, то с гор придут монголы. Поэтому спи, спи».

Японская колыбельная

Монгольские завоеватели в XIII веке стремились «к Последнему морю» – побережью Атлантического океана. А в 1588 году шторм обрушился на испанскую «Непобедимую армаду», так и не поставившую Англию на колени. Эта пара фактов, известных всем со школьной скамьи и не связанных между собой, причудливо отразилась в зеркале другого океана – Тихого, и переплелась воедино в истории покорения монголами Японии. А вернее, в истории попыток её покорения.

К 1273 году монголы, захватывая Восточную Азию, уже заняли и весь Корейский полуостров. Неподвластной кочевникам оставалась только цепь островов восточнее самого края суши – Япония. Хан Хубилай поначалу рассчитывал подчинить ее своей воле без боя, но его ультиматум с требованием покориться был отвергнут. Полководцы хана строили различные планы вторжения, но сходились в одном: залогом победы может стать только победоносная монгольская конница. Первая половина XIII столетия наглядно показала, что на просторах Евразии нет армий, способных противостоять кочевникам. Однако для реализации этого преимущества монголам предстояло осуществить невиданную прежде сложнейшую задачу – переправить орду по морю на острова.

История в цитатах: «Если ты будешь плакать, то с гор придут монголы…»Монгольские корабли. Рисунок Фукуда Тайка, 1846 год (копия рисунка 1293 года)

Идею создания гигантского плавучего моста между Кореей и островом Кюсю забраковали советники Хубилая. Монголам негде было запастись необходимым для этого количеством стройматериалов. Вдобавок примерно каждые две недели небо над Японским архипелагом обрушивало на землю тайфуны. Где именно стихия нанесет удар, предугадать можно было примерно так же, как предсказать точное место удара молнии. А любой из подобных ураганов мог уничтожить мост с пересекающими его войсками и погубить весь поход. В итоге монголы решили воспользоваться китайским и корейским флотами.

Границам Японии к тому моменту еще ни разу не угрожало вторжение иноземной армии. Для феодальных войн и борьбы с коренным населением архипелага не требовалось организации крупных пеших и конных формирований. Вдобавок воинские традиции складывающегося тогда сословия самураев не самым лучшим образом подходили для противостояния ордам кочевников. Рыцари Дальнего Востока уведомляли противников об атаке выстрелом из лука, восклицали свое имя и бросались в бой – а лишь затем в него ввязывалось японское ополчение. В противостоянии с монголами это не сулило японцам ничего хорошего: даже самому сильному и проворному шершню не справиться с полчищем муравьев.

История в цитатах: «Если ты будешь плакать, то с гор придут монголы…»Самурай Такэдзаки Суэнага, атакующий монгольских лучников. В центре рисунка изображен взрыв монгольской зажигательной бомбы. Фрагмент «Свитка о монгольском вторжении», 1293 год

Хубилай выделил для покорения «страны Восходящего Солнца» свыше 40 тысяч воинов. С началом ноября 1274 года армада, включавшая порядка 900 кораблей, взяла курс на Японию. Первые острова на своем пути монголы взяли практически походя. Немногочисленные войска самураев были практически раздавлены, а мирное население вырезано. «18 ноября 1274 года монголы на кораблях достигли северо-западного побережья острова Кюсю, вошли в залив Хаката и на следующий день высадились на берег» – отмечает историк А. Б. Спеваковский.

Разыгралось кровопролитное сражение, длившееся целый день. Японцы бились самоотверженно, невзирая на очевидное численное превосходство противника, но силы были слишком неравны. До вечера монголы успели продвинуться вперед, заняв несколько селений. Стариков и хворых убивали на месте. Пленные японки брели к кораблям завоевателей, будучи даже не закованными в цепи: веревки были продеты в их разрезанные ладони. Воины же отступили к старым укреплениям и, как вспоминал один из них:

«Всю ночь мы оплакивали нашу судьбу, думая, что обречены и будем уничтожены до последнего человека и что не останется семени, чтобы наполнить девять провинций».

Когда солнце Японии закатилось в кровавый закат, монголы и сами предпочли отступить к бухте, поскольку тоже понесли ощутимые потери. Впрочем, отдохнуть той ночью им не довелось. Поднявшийся ветер перерос в тайфун. Переправившим воинов Хубилая на Кюсю морякам пришлось выводить суда в море, где с флотом вторжения расправилась стихия. Свыше двух сотен кораблей затонуло, вместе с ними пошла ко дну немалая часть войск. Когда буря улеглась, монголам ничего не оставалось, кроме как ретироваться. Предвещавший очередную громкую победу поход бесславно завершился почти на старте. Окрыленные спасением, японские военачальники были готовы ринуться вслед за кочевниками на Корейский полуостров. «Один самурай с Кюсю даже разработал план рейда на монгольскую территорию, но от него отказались под предлогом чрезмерных затрат» – пишет историк Стивен Тернбулл. В сложившихся условиях куда большего внимания требовала оборона, а не нападение.

В следующем, 1275 году хан Хубилай еще раз направил в древнюю японскую столицу Киото послов, требуя покорности и дани. Памятуя о зверствах монголов, островитяне обезглавили дипломатов. Новой войны было не миновать.

Небольшое островное государство готовилось вновь дать отпор колоссальной империи монголов. Японские военачальники сделали выводы из прошлого столкновения с тактикой номадов. На побережьях островов Кюсю и Хонсю в подходящих для возможной высадки местах возводились укрепления. Препятствовать будущим десантам должны были отряды воинов на лодках, способные дать противнику абордажный бой.

В 1279 году послы хана вновь заявились в Японию, и домой опять вернулись лишь их головы. Хубилай наметил второе и последнее вторжение на острова на лето 1281 года. Перед началом похода у монголов было уже впятеро больше кораблей (примерно 4400, крупнейший по количеству судов флот в истории до Второй мировой войны) и втрое с лишним – воинов (около 142 тысяч человек). Новая армада делилась на две флотилии, выходившие из корейских и китайских портов. На борту огромных монгольских кораблей кроме конных подразделений размещались осадные и метательные орудия – детища персидских и китайских военных инженеров, и даже кузницы для пополнения запасов оружия и снаряжения.

В июне 1281 года история начала повторяться: первая часть монгольского флота отчалила от побережья Кореи, население и защитники островов Цусима и Ики на её пути вновь были истреблены. Кочевники опять подошли к Кюсю, но на сей раз японцы их встретили тучами стрел из-за стен. Часть укреплений была сожжена осадным огнем монголов с воды, но бой продолжался. Сила не смогла сломить силу: захватчики накатывались на залив Хаката точно прибой, но не настолько сильный, как цунами.

История в цитатах: «Если ты будешь плакать, то с гор придут монголы…»Трое братьев Ояно, взявшие вместе с Такэдзаки Суэнага вражеский корабль на абордаж, вступают в поединок с монгольскими воинами. Фрагмент «Свитка о монгольском вторжении», 1293 год

Юркие японские лодки сновали среди неповоротливых вражеских судов, диверсанты пробирались к ним на борт и истребляли всех, до кого дотянутся мечом. Устраивались и ночные рейды – тогда на воде плясали отблески пламени пылавших деревянных гигантов монголов. Даже разбойничавшие у корейских берегов японские пираты примкнули к верным императору войскам в борьбе с ордой. Корабли Хубилая сковывались цепями борт к борту, препятствуя действиям японцев, но те сумели пленить самого командующего флотом противника.

Кровопролитная битва затянулась на несколько недель. Залив наполнился соленой кровью вместо воды, из-за жары и сырости по монгольским судам стали расползаться инфекции. В результате первая монгольская флотилия решила отступить и дождаться в открытом море второй, куда более мощной. Когда силы кочевников объединились, над Японией вновь был занесён сокрушительный молот нашествия. Воины Хубилая определили новый плацдарм и избрали направление главной атаки. Японские войска спешно передислоцировались, готовясь к последнему бою, а синтоистские и буддийские монахи возносили мольбы о спасении. И то ли их молитвы были услышаны высшими силами, то ли природа просто вновь решила показать норов, но…

16 августа 1281 года над островом Такасима, с которого должно было вестись дальнейшее наступление, прошелся сильнейший смерч. Он пришел с моря – и ушел в море, сокрушая все на своем пути. Исполинские корабли переворачивались и ломались, словно игрушки. Тайфун продолжался трое суток, и когда он сошел на нет, окончательный крах планов Хубилая стал очевиден. Разгул стихии погубил 4000 судов и примерно 100 тысяч человек. «Побережье острова Такасима и берег залива Имари были покрыты остовами выброшенных монгольских судов, корабельными обломками, трупами солдат и боевых коней» – пишет профессор А. Б. Спеваковский.

История в цитатах: «Если ты будешь плакать, то с гор придут монголы…»Тайфун уничтожает монгольский флот. Рисунок Кикути Ёсай, 1847 год

Японцы имели полное право за три сотни лет до англичан сказать: «Дунул Господь, и они рассеялись». Дважды защитивший их от монгольского завоевания природный катаклизм и трактовался ими как вмешательство самого неба. Гибельный для флотов и армий Хубилая тайфун был прозван «камикадзе» – «божественным ветром». Это японское слово переживет столетия и получит второе рождение уже в ХХ веке, став страшным символом другой войны.

Кое-где в «стране Восходящего Солнца» победа над монголами празднуется и по сей день. Но и пережитый далекими предками нынешних японцев ужас от вторжения оказался долгожителем. Даже после колоссальных потрясений Второй мировой, в начале 50-х годов прошлого века, дети в префектуре Акита засыпали в колыбелях под песню матерей:

«Если ты будешь плакать, то с гор придут монголы. Поэтому спи, спи».

Ссылка на первоисточник

Картина дня

))}
Loading...
наверх