Свежие комментарии

  • Михаил Бутов
    Gerry Embleton - известный в Европе иллюстратор и реконструктор военного костюма разных времён и народов. Он хорошо с...Армии волжских бо...
  • Алексей Андреевич
    нарисовали и нарисовалиАрмии волжских бо...
  • Никифор
    Спасибо! Упоминаний совсем чуть...Наших вестей о том прошлом гораздо больше..Описание Новгород...

Золотоордынский город Укек

You Shopper -Joomla E-Commerce Template

 

История Золотой Орды с давних пор привлекала внимание исследователей: широкомасштабное изучение ее проблем началось еще в первой половине XIX в. Интерес к золотоордынской тематике, активно проявляющийся и в наши дни, вполне объясним: ведь без знания истории Улуса Джучи трудно разобраться в процессах, происходивших в русских княжествах в  XIII-XIV вв. и приведших, в дальнейшем, к сложению единого Российского государства; этногенез многих народов Поволжья, Приуралья, Северного Причерноморья, Кавказа, Казахстана, Средней Азии и Западной Сибири также неотделим от фактов золотоордынской истории.

Одним из ключевых вопросов, стоящих перед исследователями, джудчиского государства, является проблема параллельного существования и взаимодействия кочевого и оседлого укладов жизни. Наибольшее срастание, симбиоз этих двух укладов наблюдается в Поволжье, где, очевидно, были более благоприятные условия для сосуществования кочевой степи и городов с их аграрной периферией. Следовательно, именно в Поволжье существовал наиболее развившийся, классический вариант золотоордынской культуры, чему, очевидно, не в малой степени способствовали сезонные перекочевки джудчиских ханов, именно вдоль берегов Волги.


Книга Недашковского Л. Ф. посвящена подробному исследованию одного, среднего по размерам, поволжского золотоордынского города – Укека и его округов.

I. УВЕКСКОЕ ГОРОДИЩЕ, ПЕРЕОДИЗАЦИЯ

Увекское городище, отождествляемое с золотоордынским городом Укеком, располагается на южной окраине современного Саратова. Памятник имел укрепления в виде вала и рва, протянувшихся от горы Каланча к берегу Волги; в XVIII в. длина сохранившихся укреплений достигала 400 саженей. На Увекском городище, еще в начале нынешнего века, отчетливо выявились следы каменных построек золотоордынской эпохи.
Памятник занимает площадь более 205 га (причем он веками размывался Волгой); это позволяет оценивать численность населения города в 9-10 тыс. человек.
Существует три основных варианта перевода названия «Укек»: «вал», или «плотина» - с монгольского языка, «башня» и «город, крепость» - с древнетюркского. В округе Укека имеется также немало тюрко-монгольских топонимов, которые появились, вероятнее всего, в золотоордынское время: Алтынная гора, Ахмат, Идолга, Караман, Карамыш, Колышлей, Кумысная поляна, Курдюм, Саратов, Тарлык, Тарханка, Терешка, Увеша, Чардым.
Город занимал центральное положение на волжском пути – важнейшей артерии  джудчиского государства; таким образом, Укек, вероятно, был связующим звеном между городами Волжской Булгарии и Нижнего Поволжья, а это в значительной мере способствовало его расцвету.
В истории изучения Увекского городища мы выделяем четыре основных этапа.
Первый этап хронологически относится ко 2-ой XVI – 1-й трети XVII в.
В 1579 и 1581 гг. Один из купцов, Христофор Бэрроу, торговавших на побережье Каспийского моря, оставил очень интересные сведения об Увекском городище. Бэрроу рассказывает об остатках города с каменным замком и описывает надгробия, «изображение коня с сидящим на нем всадником, с луком в руке и со стрелами… »  
На «городище Увешенское», или «Увешино», близ Саратова, указывает широко известная «Книга Большому Чертежу», составленная в 1627 г.
Второй этап изучения городища, начавшийся спустя более ста лет после окончания первого, относится ко времени с 60-х годов XVIII по 80-е годы XIX включительно. Этот период характеризуется началом научного обследования памятника.
Третий этап исследований на городище Увек охватывает 90-е годы XIX в. – 1-ю четверть XX в. В это время велись основные археологические работы на развалинах Укека.
Четвертый этап хронологически относится к периоду с середины 1920-х годов до наших дней. Он характеризуется попытками теоретического осмысления уже имевшихся материалов. Исследователей в этот период интересовали лишь определенные категории материала или отдельные предметы; комплексного изучения культуры золотоордынского Укека, как и его раскопок, не производилось.

II. ПИСЬМЕННЫЕ И НУМИЗМАТИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ

Недашковский в своей книге кратко охарактеризовал все письменные сведения XVIII-XVI вв. по истории Укека в хронологической последовательности.
В письменных источниках домонгольского периода, а также в арабских и персидских хрониках времен монгольских завоеваний никаких указаний на город Укек нет. Это скорее всего говорит о его возникновении уже после завоевания монголами Поволжья.
Не сообщает об Укеке и знаменитый Плано Карпини в своей «Истории монголов », в которой, впрочем, не названо вообще ни одного поволжского города.
Но уже через несколько лет после Плано Карпини, в 1253 г., Гильом Рубрук обнаружил в Золотой Орде оседлые пункты, основанные самими монголами. Два таких «поселка» для контроля над переправой послов и купцов было на Дону, а один – на Правобережье Волги.
По запискам Рубрука можно довольно точно определить местонахождение поволжского «поселка». Рубрук сообщает, что от него «до городов великой Булгарии к северу считается пять дней пути».
По этим и другим данным нетрудно заключить, что «новый поселок» Рубрука располагался на Волге в 10 днях пути к северу от Сарая, т.е. на двух третях пути от Сарая до городов Волжской Булгарии. Учитывая, что во времена Рубрука Сарай находился у современного села Селитренное Астраханской области, а булгарские города домонгольского времени доходили на юге до Самарской Луки, можно почти с полной уверенностью связывать «поселок» Рубрука с Укеком, как единственным крупным раннезолотоордынским городом, занимавшим указанное положение на Правобережье Волги.
Впервые отождествление «поселка» Рубрука с молодым городом Укеком фактически было сделано еще в XIX в. немецким ученым Ф.М. Шмидто. Это мнение разделяли А.И. Малеин и Н.П. Шастина.
Предположение, что Рубрук в 1253 г. застал на Волге тогда еще строившийся город Укек, подтверждается и «Книгой» Марко Поло – бесспорным свидетельством возникновения Укека не позднее 50-х годов в XIII в. Рассказывая о путешествии своего отца и дяди, Марко Поло упомянул, что, выйдя из Булгара, старшие Поло направились к городу «Укака» т.е. Укеку. Это произошло в 1262 г. Других письменных источников XIII в. об Укеке нет. Но в XIV в. имеется сразу несколько указаний на этот золотоордынский город.
Так, в западноевропейских документах, датированных 1320, 1340, 1373 гг., сообщается, что в Укеке существовала одна из опорных баз францисканцев-миноритов.
Арабский географ Абу-л-Фида сообщает в своей книге «Таквим ал-булдан», что Укек находится на западном берегу Волги, между Сараем и Булгаром, на расстоянии около 15 дней пути от каждого, в начале сочинения при описании Волги говорится, что она последовательно протекает через города Булгар, Укек, Бельджамен и Сарай. Абу-л-Фида сообщает, что власть золотоордынских ханов простирается до Укека, и не далее. Данные Абу-л-Фиды об Укеке позволили уже первым исследователям уверенно отождествлять его с Увекским городищем.
В письменных источниках второй половины XIV в. Укек не упоминается, что видимо, связано с общим упадком Золотой Орды в этот период. Но все же на карте венецианцев Франциска и Доминика Пицигани, составленной в 1367 г. обозначен город lochani, который по названию и расположению соответствует золотоордынскому Укеку. Этот же город, как lochani, хотя и на левобережье Волги, обозначен на карте космографа Фра-Мауро 1459 г., которая безусловно отражает поволжские города XIV в.
Следующие исторические известия об Укеке содержатся уже в персидских сочинениях первой четверти XV в.: «Книге побед» историографа Тамерлана. В этих сочинениях по истории Тимура рассказывается и о его походах против золотоордынского хана Токтамыша, историограф писал, что Тимур «вслед за врагами дошел до области Укек…Разграбив всю ту область, (войска) взяли много добычи».
Укек упоминается в числе крупнейших золотоордынских городов и областей XIII-XIV вв. Позднее, с XVI в. он описывается как археологический памятник, причем его название передается уже в современной транскрипции Увек. В целом же после основания в 1590 г. Саратова, Увек как крупный географический ориентир в Поволжье отходит на второй план; он перестает упоминаться в важнейших документах и в записках путешественников.
На памятнике найден целый ряд древних и средневековых домонгольских монет. С Увекского городища происходят три античных, один византийский и три западноевропейских экземпляра. Также, была найдена херсонесская монета  типа «ро», которую следует датировать началом XI – первой четвертью XII в. Были найдены монеты XIII – XV вв.: хулагуидская и пять русских.
Все остальные, хорошо документированные находки монет относятся уже к золотоордынскому времени.
Денежное обращение в Укеке сложилось еще в XIII в., в отличии от многих других золотоордынских городов.    
Недашковский в своей книге подробно рассказывает о денежном обращении в разные периоды, при разных правителях. Особо интенсивным периодом он отмечает период при хане Токте (1291-1312). По подсчетам получается, что серебряных монет времени Токты на Увекском городище найдено лишь немногим меньше, чем дирхемов хана Узбека или Джанибека. Такое преобладание серебряных монет Токты отличает Укек по развитию денежного обращения от других золотоордынских городов.
Активное обращение медных монет в Укеке начинается лишь в правление хана Узбека, так как их чеканка в Золотой Орде XIII – начала XIV в. носила спорадический характер.
О развитом денежном обращении в городе говорят и находки кладов джучидских монет.
Монетное обращение в золотоордынском городе Укеке позволяет проследить основные этапы его развития. Находка монет каана Менгу говорит о заселении какой-то части Укека уже в 50-х годах XIII в. В период наиболее активной жизни города, судя по нумизматическому материалу, занимает столетие – с 70-х годов XIII по 60-е годы XIV в.  В конце XIV в. обращение джучидских монет в Укеке полностью прекращается. Сам факт чеканки монет говорит о большой политической значимости города.  

III. ПРЕДМЕТЫ МАТЕРИАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ С УВЕКСКОГО ГОРОДИЩА

Бронзовые зеркала были широко распространены в евразийских степях еще в скифо-сарматскую эпоху. В V-VII вв. они сохранились на Северном Кавказе и в Поволжье, что видимо, было связано с постсарматско-аланской традицией. В VIII-X вв. бронзовые зеркала уже широко бытуют на огромной территории – от Дуная на западе до Забайкалья на востоке и от Волжской Булгарии на севере до северного Кавказа на юге. В XI в. они сохраняются, вероятно, лишь в Волго-Камье и на Кавказе, а у половецких кочевников появляются не ранее XII в.
Довольно большой размах приобретает распространение металлических зеркал в золотоордынский период, т.е. во второй половине XIII-XIV в. Их коллекции с некоторых памятников данного времени достигают десятков и даже сотен экземпляров.
На Увекском городище за период с 70-х годов XIX по 20-е годы XX в. было собрано свыше 80 экземпляров зеркал. В своей книге Недашковский подробно рассматривает 63 экземпляра зеркал.
Хронологически все зеркала, судя по аналогиям, можно отнести к золотоордынской эпохе; лишь отдельные их типы могут быть датированы и более ранним временем – второй половиной XI-XII в. В золотоордынских городах были весьма сильны дальневосточные, среднеазиатские и иранские традиции изготовления зеркал, хотя сохраняются и зеркала половецкого типа. Все зеркала литые, но отливались по-разному: либо в каменной форме – это изделия с ярко выраженным и хорошо проработанным рельефом, либо в глиняной форме, изготовленной путем оттиска готового зеркала, иногда разбитого. Особенности декоративно-художественного оформления, будучи связаны с конкретными технологическими приемами изготовления зеркал (форма бортика и держателя, сплав, размер зеркала), в связи с этим выделяется несколько групп зеркал, которые Недашковский подробно рассматривает.      
На Увекском городище было найдено множество украшений: браслетов, височных колец, одежных застежек – сюльгам, перстней, колот, серег. Особое внимание Недашковский обращает на поясные гарнитуры, они подразделяются на несколько категорий: пряжки, накладки и нашивки, поясные кольца, наконечники ремней. Внутри каждой категории предметы распределены на группы и разделы – по материалу и технике изготовления, на отделы и типы – по характерным особенностям приспособлении, формы или орнамента.
Вооружение населения города Укека представлено находками наконечников, копий, топоров, булав, кистеней, кинжалов, боевых ножей, колец натягивания тетивы лука, навершия шлема, керамических бомб, каменных ядер, стремян и подков, а также навершия знамени (бунчука).
Найденные наконечники копий позволяют сделать важный вывод о наличии в арсенале золотоордынских воинов древкового оружия. Наличие узких граненных пик, рассчитанных на эффективное пробивание металлического доспеха. Применение этого оружия, несомненно, связано с существованием тяжеловооруженной кавалерии, действовавшей строем и применявшей для первого натиска таранный удар копьем. Находка универсального наконечника копья листовидной формы в определенной мере свидетельствует о наличии легкой конницы и пехоты.
Не менее интересна находка другого ударного оружия – железного кистеня, который имеет круглую форму с узким подквадратным выделенным ушком с подпрямоугольным отверстием для ремня. Кистени имели значительное распространение в Восточной Европе уже с X в., а особую популярность приобрели в XII-XIII вв., особенно на территории Древней Руси и Волжской Булгарии.
Весь арсенал Укека, в целом, относится ко второй половине XIII-XIV в., хотя,  не исключено, что большая часть предметов применялась при взятии города войсками Тимура в 1395 г. Судя по наличию узких граненых пик, булав, кистеней и округлых стремян и подков, создается впечатление, что в Укеке существовал развитой комплекс вооружения, характеризующий арсенал тяжело-вооруженного воина-рыцаря. При этом нельзя не отметить присутствие в этом наборе универсальных предметов вооружения – листовидных копий, боевых секир, свидетельствующих аналогии, в частности, в Волжской Булгарии, подчеркивают синкретичный характер военной культуры государства Джудчидов. Характеризуя комплекс вооружения из Укека, нельзя не сказать также, что анализ его заставляет усомниться в некоторых устоявшихся в отечественном оружиеведении представлениях об архаичности и ущербности золотоордынского оружия и снаряжения.
Бытовые предметы Укека представлены сосудами, замками и ключами, а также некоторыми другими, подробно, описываемыми Недашковским изделиями.
На памятнике найдено множество керамических форм сосудов. Неполивная керамика представлена большим количеством хорошо сохранившихся форм, чем поливная. Вся она гончарная, кроме одного сосуда мордовского облика. Есть как лощеная, так и нелощеная посуда; большая часть керамических сосудов обожжена хорошо, керамика имеет коричневый, красный, ярко-розовый или серый цвет. Имеются кувшинообразные миниатюрные и горшковидные сосуды, хум, крышки, светильники, сфероконусы, туваки и копилки. Поливная керамика представлена кашинной и красно-глиняной. Среди поливной керамики имеются небольшие кувшинчики, фрагментированные чаши, горшковидные сосуды, туваки.
На территории Укека найдено множество древнерусских материалов. Небольшие овальные каменные печи, кресты и энколпионы, каменные и бронзовые иконки, фрагментированные бронзовые колоты, перстни с изображением свастики, подвески из янтаря, детали хоросов, русские монеты XIV-XV вв., большое количество изделий из янтаря, бронзовые кадильницы, также найдены части литых деталей цепочек, бронзовые подсвечники от хоросов, керамика древнерусского облика.





IV. ОКРУГА ЗОЛОТООРДЫНСКОГО ГОРОДА УКЕКА

Увекское городище. Располагается на южной окраине Заводского района Саратова, у поселков Увек и Нефтяной и железнодорожных станций Увек, Правобережный и Нефтяная. С востока памятник ограничен Волгоградским водохранилищем, а с запада – горой Каланча (высота 135 м). Основная часть площади городища плотно застроена жилыми домами и производственными постройками, при возведении которых культурный слой перекрыт мощным горизонтом балласта и строительного мусора. Прибрежная часть памятника не размывается – имеется бетонная набережная. Размеры Увекского городища составляют более 3310 м. с севера на юг и 1390 м. с запада на восток. Памятник вытянут широкой полосой вдоль Волги. Площадь городища без учета трех небольших прилегающих селищ более 205 га. Основная часть материалов с городища датируется третьей четвертью XIII – концом XIV в. Далее Недашковский подробно характеризует и анализирует все памятники, расположенные в Саратовской области  второй половины XIII-XIV в., удаленные от Увекского городища не более чем на 60 км. Леонид Федорович описывает около 53 поселений и округов, таких как: Чернышевка-1, Усовка, Чардымское(I,II,IV), Хутор Моховой, Усть-Курдюмское городище, Курдюм, Алексеевское, Соколовая гора, Хмелевское  и т.д. Во всех поселениях, описываемых Недашковским, были найдены археологические материалы и предметы, описываемые выше в главах I и II.
Размещения поселений неравномерно. Практически все селища расположены по берегам мелких и крупных рек, большинство их тяготеет к Волге, причем лишь 16 поселений из 53 находятся на Левобережье Волги, а остальные 37 на Правобережье; это объясняется большим количеством там источников воды – рек, ручьев и родников.
Судя по площади, занимаемой памятниками, можно предполагать, что в золотоордынское время преобладали мелкие селища, крупных по площади памятников всего четыре, причем один из них Увекское городище.
Мощность культурного слоя известна у 20 поселений.
Из 53 известных поселений на 27 зафиксированы материалы предшествующих эпох – неолита, энеолита, бронзового века, городецкого времени и раннего средневековья. На семи из них есть слои XVI-XVIII вв. Результаты статистической обработки самого массового материала, полученного с поселений  округи Укека, - неполивной золотоордынской керамики, имеется лишь с пяти памятников.
Недашковский в своей книге подробно описал о захоронениях Укека. Он рассмотрел, как курганы, так и бескурганные захоронения.
Бескурганных захоронений насчитывается около 209. Недашковский в своем изучении получил семь разновидностей ориентировки погребенных: северо-западная(33%), юго-западная(30,6%), западная(19,1%), северо-восточная(5,7%), южная(5,3%), северная(3,4%) и восточная(2,9%).
Примечательно, что в рассмотренном материале склепы зафиксированы над 23 погребениями, расположенными только на Увекском городище. Пятнадцать из этих погребений располагались в мавзолеях; кирпичные вымостки имелись только над погребениями в склепах. Все 26 погребений в мавзолеях и в склепах мы можем отнести к захоронениям золотоордынской  аристократии.
Для рассмотренных могильников наиболее характерны северо-западная, западная и юго-западная ориентировка погребенных, присуще основной части городского мусульманского населения Золотой Орды. В 108 из 173 таких погребений были зафиксированы гробы, инвентарь – лишь в 19.
Погребальный инвентарь на рассматриваемой территории был зафиксирован лишь в 45 захоронениях.
Золотые и серебряные украшения встречаются в некрополях золотоордынского Укека, в 9 погребениях. Сходная ситуация и с парчовыми и шелковыми тканями.
Из 18 известных грунтовых могильников всего три располагаются на Левобережье Волги, а 15 – на Правобережье, где было больше поселений.
Недашковский приводит данные о 97 подкурганных захоронениях с известной ориентировкой. Имеются пять разновидностей ориентировки погребенных: северо-западная (3,1%), юго-западная(7,2%), западная(72,2%), северо-восточная(11,3%)  и восточная(6,2%).
Западная ориентировка погребенных абсолютно преобладает на другими. Это можно связывать с исламизацией номадов Золотой Орд. Примечательно, что только в курганах с погребениями с западной и в одном случае с юго-западной ориентировкой фиксировались сырцовые конструкции в насыпях, связываемые исследователями с процессами исламизации кочевников и перехода их к оседлому образу жизни.
Погребения с северо-восточной и северо-западной ориентировкой, связаны, очевидно, с племенами восточного, центральноазиатского происхождения появившимися в Поволжье в эпоху монгольского нашествия.
Исчезновение инвентаря в погребениях связано с влиянием ислама.
На основании сопоставления количества хорошо документированных подкурганных погребений (97) и грунтовых захоронений (209) можно заключить, что в округе золотоордынского Укека оседлое население заметно преобладало над кочевым.
Могильники номадов располагались часто невдалеке от поселений, что говорит о взаимопроникновении, симбиозе кочевого и оседлого укладов жизни в округе Укека.     

Заключение

Недашковский в своей книге рассмотрел имеющиеся письменные, нумизматические и частично археологические источники о Золотоордынском Укеке и его округе. Это исследование позволяет сделать предварительные выводы как о материальной, так и о духовной культуре Укека.
Вызывает интерес хронологическое распределение Недашковским отдельных категорий вещевого материала. Например, к первому периоду, Недашковский относит всего пять типов деталей поясных наборов, вторым – семь типов, а третьим – всего четыре типа. Наибольшее распространение этот вид находок получает в 1-й половине XIV в. – в эпоху наивысшего расцвета Золотой Орды.
Период наиболее активной экономической жизни Укека, судя по нумизматическим материалам, приходится на столетие с 1270 по 1370 г.
Если о материальной культуре Укека и его округи имеется много данных, то отдельные сферы духовной культуры раскрыть пока не представляется возможным. И все же некоторые выводы о духовной культуре населения города и его периферии мы попробуем сделать.
Судя по надписям на керамике, бронзовых зеркалах и других изделиях, в Укеке, как и в целом в Золотой Орде, были хорошо известны арабский и персидский языки. Однако население города, очевидно, общалось между собой на тюркских, финно-угорских и древнерусском языках. Также роль монгольского языка, который наряду с арабскими использовался при составлении надписей на единственных письменных источниках – монетах, выходивших тогда большим тиражом.
Собственно письменных документов, в нашем сегодняшнем понимании, от золотоордынского Укека до нас не дошло.
Значительная часть горожан Укека, к середине XIV в. исповедовала ислам. Судя по многочисленным находкам крестиков, каменных и бронзовых иконок, деталей хоросов, было распространено и христианство, пришедшее с территории Руси вместе со славянским населением. Монгольская верхушка Укека, продержавшаяся у власти по крайней мере до третьего десятилетия XIV в., сохраняла приверженность к шаманистким культам.
О социальном составе населения города остается добавить, что помимо рядовых ремесленников и землевладельцев, с одной стороны, а также высшей гражданской и военной знати – с другой, существовал, очевидно, ряд промежуточных звеньев.
Одним из них было купечество. О размахе торговли в Укеке свидетельствуют 11 найденных на его территории монетных кладов, более 1450 находок единичных монет, а также изделия не местного производства
Особый слой составляли воины, профессиональная верхушка которых, очевидно, вместе с высшими гражданскими чиновниками составляли городскую знать, управлявшую городом и обширной округой.        

источник

Картина дня

наверх