Свежие комментарии

  • Санек Совков Совков
    <i>Комментарий скрыт</i>«С крестом и Еван...
  • Михаил_
    «И вот на этих словах Деяний Апостольских в литературе основано мнение, что в то время среди христиан был коммунизм: ...«С крестом и Еван...
  • Санек Совков Совков
    Не было между ними никого нуждающегося; ибо все, которые владели землями или домами, продавая их, приносили цену прод...«С крестом и Еван...

Духоборы в СССР.

Духоборы в СССР.

 Духоборы

борцы за дух»)

        сектанты крайнего протестантского толка. Движение зародилось во 2-й половине 18 в. среди крестьян Воронежской, Тамбовской, Екатеринославской губернии и в Слободской Украине, где было распространено хлыстовство и куда, возможно, проникало учение одной из протестантских сектквакеров. Д. полагали, что в мире извечно происходит борьба духовного (последователи Авеля) с плотским (последователи Каина). К последним относятся власти, неправедные судьи, богачи. Д. считали себя последователями Авеля, истинными людьми и избранным народом, который призван созидать мир на земле, осуществить братство в духе божьей правды. Руководитель Д., по их мнению, и есть Христос во плоти, сам избирающий себе преемника. При нём совет старейшин. Никаких обрядов Д. не признают, за исключением бракосочетания. У Д. существует много специальных псалмов, исполняемых на молитвенных собраниях.
         В 1804, желая заселить южные окраины России, Александр I разрешил Д. поселиться на р. Молочная Мелитопольского уезда Таврической губернии. В 1841 они были переселены в Закавказье (Ахалкалакский уездтак называемые Мокрые горы). К этому времени среди Д. обозначился раскол, завершившийся в 80-е гг. созданием большой и малой (зажиточной) партии. Последняя не выступала с социальным протестом, требовала карать тех, кто преступает волю царя. В 18981900 часть Д. была выселена в Канаду, где их общины продолжают существовать.
         Лит.: Новицкий О., Духоборцы. Их история и вероучение, 2 изд., К., 1882; Бонч-Бруевич В. Д., Сектантство и старообрядчество в 1-й пол. XIX в., Избр. соч., т. 1, М., 1959; Клибанов А. И., История религиозного сектантства в России (60-е годы XIX в. — 1917 г.), М., 1965.
         А. И. Рогов.

Большая советская энциклопедия.


 

Заявление духоборов общины «Успенье».
28 мая 1936 г.

Не позднее 28 мая 1936 г.1*

Мы, нижеподписавшиеся, именованные духоборцы, в количестве 20 домохозяев с населением 115 душ, сего числа заявляем Вам о том, что мы духоборцы. По своему убеждению добровольно не можем быть членами какого бы то ни было колхоза и не можем выполнять все те обязанности, которые возлагаются на его членов по той причине, что мы не можем подразделять людей на классы бедняков и кулаков, так как мы были объединены до коллективизации на религиозных началах в одну духоборскую общину, в которой и проживали до 1935 г.

В связи с коллективизацией общины наши были расторгнуты местной властью, но мы раньше и теперь идем против насилия, все силы покладали за осуществление мирной жизни. Несмотря на все это, местная власть с целью загнать нас в колхоз обложила нас непосильными налогами так, что мы не в состоянии выплатить, а за неуплату налогов конфисковала наше имущество, как лошадей, скот, инвентарь, хлеб, и многих из нас осудили и сослали в ссылки. В настоящее время нам преподают план посева на 1936 г. — за неимением тягловой силы, инвентаря, семян мы не произвели посевов, а за невыполнение посевной кампании нас отдают под суд. В настоящее время все мы остались беспризорные, а посему убедительно просим Вас как вышестоящие органы разобрать наше заявление и решить нашу судьбу, потому что при таких условиях жить мы не можем и дальше существовать.

Местная власть считает нас как вредителей колхозного строительства, в чем и подписуемся мы, духоборцы общины «Успенье».

Следует 21 подпись.

1* Датируется по документу № 327.

 

Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. Документы и материалы Том 4. 1934 - 1936. Москва РОССПЭН Стр. 771-772
 
ГАРФ. Ф. 1235. Оп. 141. Д. 1883. Л. 38—38 об. Заверенная копия.

Записка уполномоченного Президиума ВЦИК А.В.Шотмана секретарю Азово-Черноморского крайкома ВКП(б) Б.П.Шеболдаеву и председателю крайисполкома В.Ф.Ларину о проверке жалоб единоличников-духоборцев Целинского района края. 7 июня 1936 г.

28 мая я был командирован Президиумом ВЦИК в Целинский район Азово-Черноморского края для проверки заявлений о нарушении революционной законности. Эти заявления исходили от крестьян-духоборцев двух сельсоветов Целинского района: Хлебодаренского и Хлеборобинского.

Подписали эти коллективные жалобы от имени 199 домохозяев-единоличников 167 чел., проживающих в так называемых «общинах».

По данным Целинского райисполкома, в этих двух сельсоветах имеется 1297 домохозяев (дворов), из которых 1002 хозяйства входят в колхозы, а 295 хозяев — единоличники.

Несмотря на совершенно одинаковые климатические и почвенные условия и на одинаковый состав населения (духоборы, переселившиеся из Турции, Уругвая и Закавказья) в одном сельсовете (Хлеборобинском) 37 единоличных хозяйств, 499 колхозных, т.е. 7,5% единоличных, а в Хлебодаренском сельсовете — 258 единоличных и 503 коллективных хозяйств, т.е. 51,3% единоличных. В Хлеборобинском сельсовете председатель т. Белоиванов, а в Хлебодаренском — т. Стальной П.Е. Оба эти товарища работают председателями в этих сельсоветах около 4 лет.

В Хлебодаренском сельсовете 6 колхозов, в которых преобладают духоборы (около 80% в среднем), и в Хлеборобинском — 4 колхоза, где такой же приблизительно процент духоборов.

Для проверки заявлений я выехал в эти сельсоветы совместно с начальником Секретно-политического управления НКВД Азово-Черноморского края т. Волковым А.А. и председателем Целинского райисполкома т. Андреевым. По приезде в Целину, мы, информировавшись о положении дел среди духоборов, 1 июня выехали в Хлебодаренский сельсовет.

Община «Успенье», куда мы приехали, является центром, откуда раскулаченные лишенцы и отбывшие наказание духоборы руководят единоличниками, не желающими входить в колхозы, их борьбой за восстановление общин-коммун. Застали мы духоборов (преимущественно женщин) за пением их «духовных песен». Окончив пение, они окружили нас и чуть ли не все одновременно стали жаловаться на притеснения, оскорбления и издевательства со стороны местных властей и особенно со стороны активистов-колхозников.

По их словам, подтвержденным как местной властью, так и присутствовавшими при нашей беседе некоторыми колхозниками, у них, начиная с 1934 г., за неуплату налогов конфисковали весь скот, инвентарь, хлеб, одежду, нательное белье, не оставив даже ни одной курицы.

С весны 1935 г. они не сеют, так как нет лошадей и инвентаря. Несмотря на совершенную невозможность что-либо посеять, им дают план посевов, а за невыполнение этих планов отдают под суд.

На наш вопрос, чем же они питаются, не сея и не работая в колхозах или на других предприятиях, которые им предлагают работу, они в один голос заявляют, что ни сеять, ни работать на стороне они не будут, пока правительство не разрешит им жить общиной, как жили они до 1930 г. и как жили их предки в продолжение 300 лет. 

Из дальнейшей беседы, а затем из опросов колхозников выяснилось, что им помогают родственники-колхозники, а кроме того продают припрятанную в период конфискации кое-какую одежду. Нужно отметить, что часть этих духоборов пошла работать в колхозы, совхозы (зерносовхоз) и в Ростов на заводы. Но когда их оставшееся хозяйство, кое-как засеянное, обложили налогом, они перестали ходить на работу и живут подаяниями единоверцев-родственников.

Посетили мы в течение двух суток основные «общины»: «Трудовая», откуда подано заявление за 35 подписями домохозяев; «Спасская» — 20 подписей; «Хлебодарная» — 22 подписи; «Капустино» — 15 подписей. На некоторых наших беседах-собраниях присутствовали граждане «общин», находящихся рядом. В такие «общины», где, например, на 53 хозяйства (Одинцовка) имеется только 2 единоличных хозяйства; на 44 хозяйства только 3 единоличника («Головановка»); на 104 хозяйства 7 единоличников («Журавлевка»), мы не поехали, так как их все равно трудно было бы разыскать.

Во всех посещенных нами «общинах» положение единоличников совершенно одинаковое: конфисковано все, вплоть до нательного белья. Покупателями конфискованного у них имущества, как правило, являлись колхозники.

По словам духоборов-единоличников, были случаи, когда конфисковывали даже одежду школьников, но потом, по чьему-то распоряжению, возвратили.

Настроение у большинства единоличников озлобленное. Отношение к местной власти, активистам и к единоверцам-колхозникам откровенно враждебное. Особенно ярко эта враждебность проявилась в дни празднования Троицы — 31 мая, 1 и 2 июня. Имелись агентурные сведения, что в эти дни духоборы-единоличники выйдут на демонстрацию с белым знаменем и пойдут в районный центр — Целину. По словам начальника рай НКВД Целинского района т. Нуждина, белый флаг был приготовлен и находился на квартире одного их духовных «вождей» — Лукьянова Григория Алексеевича.

Для предупреждения этой демонстрации был мобилизован сельский актив колхозников. По-видимому, недостаточно проинструктированные активисты совместно с сельскими властями при выполнении задания вели себя, мягко выражаясь, некорректно: по словам этих духоборов, им не дали молиться богу, разгоняли, а один коммунист из колхоза им. Шеболдаева при разгоне молящихся облил двух женщин водой. Один из таких активистов, Верещагин, курил в молельне, ругался матерными словами и проч. Мы поручили районным властям произвести самое строгое расследование всех такого рода безобразий. Но так как в данное время в Целинском районе нет прокурора, а исполняющий его обязанности следователь вряд ли справится с этим делом, необходимо послать на место следственную комиссию из Ростова.

Руководство со стороны Хлеборобинского сельсовета вполне удовлетворительное. Председатель сельсовета т. Белоиванов работает в этой должности с 1932 г., пользуется у населения авторитетом. Ближайший его сотрудник, парторг т. Скрынников, и молокан, хорошо понимает свои обязанности, тоже пользуется авторитетом. В результате их правильного руководства мы имеем 499 колхозников в четырех колхозах и только 37 единоличных хозяйств, из которых добрая половина в ближайшее время, по словам т. Белоиванова, перейдут в колхоз.

Совершенно другая картина в Хлебодаренском сельсовете (сельсовет Хлебодаренский находится от сельсовета Хлеборобинского в 4 км).

На 503 колхозника (6 колхозов) налицо 258 единоличников. Председатель сельсовета, т. Стальной, работает в этой должности тоже с 1932 г. и славится своей твердостью. Парторг в этом сельсовете, т. Калмыков, работает 6 мес., но еще не сориентировался в обстановке. В событиях 31 мая с его стороны не было необходимого в таком положении умелого руководства.

Все описанные выше безобразия (разгон молящихся, обливание водой, курение и пр.) происходили в Хлебодаренском сельсовете.

Полагаю необходимым, помимо немедленного исправления допущенных перегибов как в обложении налогами, так и в борьбе за вхождение в колхозы, срочно заменить руководство Хлебодаренского сельсовета.

Как отрадное явление в этих двух сельсоветах нужно отметить работу всех десяти колхозов. Мы побывали в некоторых из них. Все они живут полнокровной жизнью, все планы и задания выполняют хорошо. Заработком, как правило, во всех колхозах колхозники довольны. В колхозе «Новая жизнь» на трудодень пришлось деньгами по 2 руб. 14 коп. и натурой по 4 кг хлеба. В 1935 г. в среднем у колхозников было 350 трудодней. В колхозе им. Буденного на трудодень пришлось по 2 руб. 75 коп. и по 5 кг хлеба.

Почти все духоборы, вошедшие в колхоз, перестали посещать молельню, растут ряды комсомольцев, дети, в большинстве, пионеры, и в праздник Троицы ходили среди детей единоличников в красных галстуках.

Основное требование, предъявлявшееся нам на всех собраниях-беседах, было: дать им право организовываться в общины-коммуны, в которых они жили со дня приезда в бывший Сальский окр. до 1930 г. и в каковых общинах жили, по их словам, их предки 300 лет. Они не хотят иметь частной собственности, для них, как они заявляют, нет кулаков и бедняков, все они братья, не признают насилия, убийств, мяса не едят, не курят, а в колхозе их все это заставляют делать. Их, как они говорят, неправильно считают единоличниками и поэтому непосильно облагают налогами, они и сейчас живут общиной-коммуной. Пусть центральная власть разрешит им поселиться общиной на одном массиве, отдельно от предавших религию бывших духоборцев-колхозников, они будут жить мирной жизнью и выполнять все законы Советской власти.

Полагаю, что этого их основного требования удовлетворить нельзя. Это вызвало бы, пожалуй, уход еще неокрепших духоборов из колхозов, дало бы в руки «духовных вождей» сильное орудие для борьбы против «безбожных» колхозов.

Уже сейчас, когда они узнали, что приехал из центра член В ЦИК для разбора их жалоб, «вожди» подняли головы и стали говорить, что правительство удовлетворит их требование об организации общин, а поэтому не ходите на работу. Вот факт. Приехавшему из Ростова вербовщику удалось завербовать в этих беспосевных «общинах» 18 чел. для одного из ростовских заводов. Когда же он поехал 1 июня в «общины», чтобы выдать им деньги на дорогу и аванс, они, все 18 чел., отказались ехать.

С ликвидацией и исправлением всех допущенных перегибов и беззаконий надо спешить, так как наш приезд и наше обещание пересмотреть и проверить их заявления и незаконные отменить, окрылило вождей, их агитация против колхозов усилилась, и два хозяйства уже подали заявление о выходе из колхоза. Было, впрочем, в эти дни 2 заявления о приеме в колхоз со стороны духоборов. Сейчас среди невошедших в колхозы единоличников-духоборов происходит глухая борьба между пока еще тайными сторонниками вхождения в колхозы и сторонниками «вождей» — бывших кулаков и отбывших сроки наказания, вернувшихся в общины.

Мы наблюдали такие картины: отец остался единоличником, а все сыновья с женами и дочери с мужьями ушли в колхоз; муж остался в единоличниках, а жена ушла в колхоз и наоборот.

Среди 295 единоличных хозяйств есть значительное количество таких, где остались только старик со старухой, и никакого экономического значения не имеют. Кормят их дети.

Причиной неполадок, перегибов, беззаконий и проч. среди духоборов этих двух сельсоветов послужило отчасти и то, что в Целинском районе в продолжение нескольких месяцев нет председателя рика. Тов. Андреев, кооптированный две недели тому назад, опять отзывается на банковскую работу. Тов. Андреев Владимир Никифорович — старый, опытный советский работник. Отзывы о нем секретаря Целинского райкома В КП (б) т. Золотова и райначальника НКВД Целинского района очень хорошие. Наши с т. Волковым наблюдения во время совместных объездов духоборских общин за его отношением к населению утвердили нас в том, что т. Андрееву, совместно с активом, удастся изжить все эти ненормальности, имевшие место в духоборческом массиве. Поэтому я прошу краевые власти оставить т. Андреева председателем Целинского райисполкома.

Кроме того, в районе нет прокурора. Посылку тактичного опытного прокурора надо ускорить. Нет в районе также заведующего райфинотделом, что также могло быть одной из причин обложения непосильными налогами, в результате чего 295 единоличных хозяйств очутились на положении беспризорных нищих.

Помимо скорейшего проведения в жизнь решении, принятых крайкомом 13 мая с.г., необходимо немедленно провести следующие мероприятия:

1)    Послать на работу в качестве председателя Хлебодаренского сельсовета, вместо т. Стального П.Е., человека более тактичного, который смог бы вовлечь в колхозы духоборов-единоличников, не прибегая к одним репрессивным мероприятиям.

2)    Срочно пересмотреть все решения как крайфинотдела, так и райфо по обложению налогами единоличников-духоборов, и неправильно обложенным хозяйствам немедленно возвратить конфискованное имущество, а осужденных за неуплату таких налогов освободить.

3)    Срочно послать из Ростова (в районе нет людей, которых можно бы послать) небольшую комиссию для тщательного расследования тех жалоб и заявлений, которые получены Президиумом ВЦИК, секретарем Целинского райкома и мною на месте, в том числе пересмотреть постановления о лишенных избирательных прав,

4)    Созвать при райисполкоме совещание председателей сельсоветов духоборского и молоканского массива, совместно с активом и инструктировать их, как вести дальнейшую работу среди сектантов-единоличников как духоборов, так и молокан, так как дальнейшее неправильное руководство со стороны местных работников может вовлечь в борьбу против Советской власти и молокан.

5)    Удовлетворить ходатайства председателей Хлеборобинского и Хлебодаренского сельсоветов об увеличении ассигнований на культурные мероприятия и культурно-массовую работу как среди колхозников, так и среди единоличников, а также послать в эти сельсоветы более опытных культработников.

Шотман

Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. Документы и материалы Том 4. 1934 - 1936. Москва РОССПЭН Стр. 772-776
 
ГАРФ. Ф. 1235. Оп. 141. Д. 1883. Л. 50—40. Подлинник.

 

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх