Легконогие в тени самураев

Вторая половина XV века ознаменовалась для Японии ослаблением власти сёгуна. Землевладельцы-даймё, получив относительную независимость, незамедлительно начали расширять свои владения за счёт более слабых соседей. Для большинства наших современников эти войны ассоциируются исключительно с самураями, однако их сражения больше походили на индивидуальные поединки и чаще всего сводились к сбору трофеев в виде голов врага. Бремя настоящей войны ложилось на плечи асигару.

Иллюстрация XVII века достаточно подробно воспроизводит экипировку пехотинцев-асигару http://thesamuraiarmourforum.com - Легконогие в тени самураев | Военно-исторический портал Warspot.ruИллюстрация XVII века достаточно подробно воспроизводит экипировку пехотинцев-асигару http://thesamuraiarmourforum.
com

Эти люди изначально набирались из безземельных крестьян, которые хотели изменить своё материальное положение за счёт грабежа и мародёрства. Сам термин «асигару» переводится с японского как «лёгкая нога». Это указывает на то, что многие поступающие на службу крестьяне не имели не только оружия и брони, но порой даже обуви – всё это они должны были добыть в бою.

К концу XV века успех военных кампаний уже зависел от количества асигару в армии того или иного землевладельца, но при этом такие солдаты были очень ненадёжны. Для того времени было обычным явлением, когда даймё после победы терял большую часть своей армии. Уцелевшие в битве асигару после сбора трофеев просто дезертировали, не желая больше рисковать своей жизнью, или переходили на сторону противника, если понимали, что их наниматель проигрывает войну. Порой в одной армии одновременно оказывалось несколько враждующих между собой банд, что, в свою очередь, могло привести к резне за спиной командира.

Комплект доспехов асигару http://sengoku.ru - Легконогие в тени самураев | Военно-исторический портал Warspot.ru Комплект доспехов асигару
http://sengoku.ru

Ситуация начала меняться в первой половине XVI века. Примерно в этот период большинство даймё стали набирать асигару из своих собственных крестьян, а также из дзи-самураев. Последние представляли собой промежуточное звено между классами. В военное время они выступали как самураи (у них было собственное оружие и доспехи, чаще всего фамильные), а в мирное время занимались сельским хозяйством. Систематизировав набор в свою армию, даймё мог смело тратить деньги на повышение её боеспособности. Для вчерашних крестьян стали изготавливать доспехи. Эти комплекты назывались «окаси-гусоку» (доспехи взаймы) и чаще всего состояли из панциря, набедренников и шлема. Для того чтобы выделить своих асигару на поле боя, господа помещали на их панцири свой «мон» (простой геральдический символ рода).

Сегодня крестьянин завтра солдат

Ярким примером того, как проходило превращение крестьян в асигару, служит документ о мобилизации 1560 года, изданный даймё Удзимаса Ходзё. Особый интерес в нём представляют следующие пункты:

  • «Все мужчины в возрасте от 15 до 70 лет должны зарегистрироваться до 20 дня этого месяца у моего заместителя в Кацукуи. Прибывшие должны иметь при себе аркебузу, копьё или другое оружие. В противном случае они рискуют попасть в затруднительное положение»…
  • «Мобилизации подлежат все мужчины призывного возраста, включая также дрессировщиков обезьян и буддийских монахов»…
  • «Мужчины должны являться на регистрацию в полном боевом облачении. Те, кто не имеет копья или лука, должны быть вооружены хотя бы мотыгой или серпом»…
  • «В случае, если выяснится, что хотя бы один уклонился от службы, этот человек, вне зависимости от его положения, будет обезглавлен»…
  • «Это предписание обязательно для всех. Тот, кто проявит себя на службе и докажет верность своему господину, получит разумное вознаграждение».

Казалось бы, даймё, наконец, получили настоящую армию асигару, которые не дезертируют после первого мародёрства. Но в то же время отрыв работоспособных мужчин от сельскохозяйственных работ не позволял вести длительные кампании, так как кому-то нужно было собирать урожай. До 1580 года крестьяне могли оставлять своего хозяина и переходить на службу к более успешному господину – поэтому плохой полководец, проиграв войну, рисковал потерять и земли, и вассалов. Однако война сулила новые плодородные земли, которые привлекли бы новых крестьян – потенциальных асигару.

Асигару, вооружённые аркебузами, в бою http://karate-uralsk.com - Легконогие в тени самураев | Военно-исторический портал Warspot.ru Асигару, вооружённые аркебузами, в бою
http://karate-uralsk.com

Помимо этого, чем больше сражений, тем более опытен асигару, а опытные крестьяне-воины были огромным преимуществом в случае вторжения противника. Это хорошо демонстрирует история Мототика Тёсокабэ. Сторонники этого даймё постоянно находились в состоянии боевой готовности. Согласно историческим документам, его крестьяне, выходя на обработку рисового поля, брали с собой копья, к которым привязывали доспехи. Они втыкали древко копья в межу и в случае нападения за несколько минут перевоплощались в воинов, готовых дать отпор врагу. Такая тактика позволила Тёсокабэ не только успешно отражать нападения соседей, но и подчинить себе весь остров Сикоку.

Отсюда следует вывод, что, в отличие от европейских феодалов, в Японии на успех мог рассчитывать лишь тот даймё, который грамотно балансировал между земледелием и войной.

Специализация и организация

Общее командование над отрядами легконогих осуществляли асигару-тайсё. Несмотря на то, что сами асигару комплектовались из низших сословий, асигару-тайсё могли стать лишь самые доверенные самураи даймё. Всё это лишний раз свидетельствует о том, какую ценность крестьяне-воины представляли для своего господина.

Что касается самих крестьян, то они могли дослужиться до асигару-касира, что условно можно считать равным воинскому званию «капитан». Он командовал отрядом, имевшим однотипное вооружение. Следующими в иерархии шли асигару-ко-касира, или, условно, лейтенанты. Их в подчинении у капитана могло быть пять. В свою очередь, под командованием у асигару-ко-касира находилось до 30 человек. Лейтенанты были важнейшим звеном в армии даймё, так как рядовые асигару подчинялись непосредственно их приказам. Поэтому на эту должность назначали лишь самых смелых и обученных солдат.

Японские аркебузы http://sengoku.ru - Легконогие в тени самураев | Военно-исторический портал Warspot.ru Японские аркебузы
http://sengoku.ru

Асигару могли иметь достаточно разнообразное основное оружие – лук, аркебузу, копьё. Как правило, абсолютное большинство составляли копейщики. На начальных этапах копьё асигару в длину было таким же, как у самураев – чуть больше трёх метров. Однако, начиная примерно со второй половины XVI века, его длина стала расти. Так, в некоторых мобилизационных приказах этого периода было прописано, что асигару, имеющие копья из бамбука или древесины, должны явиться с ними на службу, но длина этих копий не должна быть меньше двух кенов (чуть более 3,5 метров). Асигару клана Такэда сражались копьями длиной 4,8 метра, в то время как, к примеру, в армии Нобунага Ода предпочитали копья длиной примерно 5,5 метров. Конечно, такое увеличение в размерах влекло за собой и изменение техники боя. Если в начале своего существования асигару-пикинёры могли на манер самураев выступать как одиночные бойцы, то с увеличением длины древка они стали действовать группами, формируя по три шеренги и выставляя копья таким образом, чтобы наконечники находились на одном уровне.

Вторыми по количеству, но не по значимости, были аркебузиры. В Японию первые образцы этого огнестрельного оружия попали благодаря португальцам. Затем конструкция аркебузы была усовершенствована. Был добавлен пружинный спусковой крючок и разработан целый ряд смесей, которыми пропитывали фитиль для стрельбы в дождь. Кстати, вопреки сложившемуся мнению, и самураи не брезговали этим видом оружия. В отличие от простолюдинов, благородные воины использовали его для отстрела важных фигур армии противника. Асигару же применяли тактику залпового огня по большому скоплению вражеских войск.

Так как на перезарядку аркебузы в боевых условиях тратилось от 20 секунд до минуты, для прикрытия аркебузиров использовались лучники. Если верить рисункам второй половины XVI – начала XVII веков, на отделение аркебузиров (от пяти человек) приходился минимум один лучник. Отряд обычно состоял из шести отделений, следовательно, в каждом отряде аркебузиров было минимум шесть лучников. Такое небольшое количество обусловлено тем, что снайперски стрелять из лука чаще всего умели лишь самураи, а крестьян обучали лишь залповому огню в направлении противника.

Асигару-лучники (современная иллюстрация) http://shogunate.ru - Легконогие в тени самураев | Военно-исторический портал Warspot.ru Асигару-лучники (современная иллюстрация)
http://shogunate.ru

К тому же, хоть лук и имел высокую скорострельность, а также позволял повторно использовать боеприпасы, он проигрывал в дальности и мощности. Более или менее прицельную стрельбу из лука можно было вести на расстоянии от 30 до 80 метров, в то время как аркебузиры, вне зависимости от построения, открывали огонь уже со 100 метров. На расстоянии в 50 метров пуля пробивала стандартный панцирь пехотинца (эквивалентный листу стали в 1 мм толщиной).

Чаще всего на поле боя отряды асигару действовали следующим образом: аркебузиры по команде асигару-ко-касира и под надзором асигару-касира давали залп по врагу. Пока они перезаряжали своё оружие, в бой вступали лучники. Когда асигару-тайсё замечал, что под огнём строй противника нарушался, он отдавал приказ к наступлению. Лучники продолжали вести стрельбу, прикрывая отход аркебузиров. После этого следовала атака пикинёров. Последними в бой вступали самураи.

Битва при Нагасино, 1575 год (современная иллюстрация) http://www.militar.org.ua - Легконогие в тени самураев | Военно-исторический портал Warspot.ru Битва при Нагасино, 1575 год (современная иллюстрация)
http://www.militar.org.ua

Но не все асигару были копейщиками или стрелками. Некоторые из них поступали в служение самураю. Они переносили его вещи и оружие, а также помогали облачаться в доспехи. В случае, если их господину угрожала опасность, они должны были закрыть его своим телом. Если у даймё был флот, то гребцами и матросами выступали всё те же мобилизованные крестьяне. Помимо этого, простолюдинов назначали знаменосцами и сигнальщиками на поле боя. Те, кто имел опыт работы на рудниках, использовались в роли инженеров при осаде замков.

Светлое будущее

Несмотря на то что служба в армии была обязательной для всех крестьян, для многих из них это был единственный шанс хоть как-то улучшить своё материальное состояние и сделать карьеру. Самый лучший пример тому – «Японский Наполеон» Хидэёси Тоётоми. Он был сыном асигару, который служил у Нобухидэ Ода. Отец Хидэёси был вынужден навсегда оставить службу из-за ранения и вернуться к земледелию, в то время как Тоётоми начал свою военную карьеру в качестве асигару. В скором времени он попал на службу к Набунаге Ода и, заслужив уважение, был произведён в самураи. После смерти главы клана Ода благодаря ряду блистательных побед Тоётоми встал во главе клана, а затем к концу XVI века фактически стал единоличным правителем объединённой Японии.

Хидэёси Тоётоми http://shogunate.ru - Легконогие в тени самураев | Военно-исторический портал Warspot.ru Хидэёси Тоётоми
http://shogunate.ru

Этот же человек издал самый важный для Японии закон, который прямым образом касался асигару. Возможно, опасаясь, что кто-то может последовать по его пути, он издал приказ, по которому у всех простолюдинов отбиралось оружие. Также он запретил переход самураев в крестьяне и крестьян в иные сословия. Помимо этого самураям и простолюдинам теперь запрещалось оставлять своего господина. Наказание за нарушение «Эдикта о разделении» было очень строгим: «Если закон будет нарушен, а нарушитель избежит наказания, следует схватить и обезглавить трёх других человек…»

Получилось так, что асигару, которые на момент вступления этого закона в силу находились на военной службе, больше уже не могли вернуться к своей крестьянской жизни, а крестьяне больше не могли наживаться за счёт грабежа и мародёрства. Идею разделения японского общества на изолированные классы продолжил преемник Хидэёси – Иэясу Токугава. Во время своего правления он признал за асигару все самурайские достоинства, превратив тем самым вчерашних крестьян-воинов в младшую прослойку самурайского класса.

Окончательному превращению асигару в первых солдат профессиональной японской армии способствовала книга «Солдатские истории», написанная Набуоки Мацудайра в 1649 году. В ней он даёт практические советы по применению пехотинцев асигару в бою. Это произведение базировалось на опыте, который Мацудайра получил в ходе подавления восстания в княжестве Симабара в 1638 году. Командуя войсками сёгуна в ходе этой кампании, он смог извлечь множество полезных уроков. Особенностью этого произведения считается то, что оно не зациклено на доблести одних лишь самураев, а описывает все аспекты военной жизни и может служить пособием для командиров асигару, а, следовательно, признаёт их как полноценных участников самурайских войн.

Асигару даймё Уэсуги Кэнсина перед одной из битв при Каванакадзиме, вторая половина XVII века (современная реконструкция) http://shogunate.ru - Легконогие в тени самураев | Военно-исторический портал Warspot.ru Асигару даймё Уэсуги Кэнсина перед одной из битв при Каванакадзиме, вторая половина XVII века (современная реконструкция)
http://shogunate.ru

Хидэёси Тоётоми, асигару, объединивший Японию, не только создал предпосылки для возникновения профессиональной армии, сам того не подозревая, но и запустил цепь событий, апофеозом которых стала Реставрация Мэйдзи – крах самурайской системы.


Список использованной литературы:

  1. Stephen Turnbull. «Ashigaru 1467–1649». «Warrior» №29, 2001, UK, Osprey Publishing Ltd.
  2. Куросукэ Арисада. «Огнестрельное оружие в Японии (краткий обзор)». Электронный источник: http://www.sengoku.ru
  3. «Асигару: Постоянные части». Электронный источник: http://put-samuraja.at.ua
Источник ➝

Известия немецких хронистов о битве русских с ордынцами в 1380 г.

 

Немецкие хроники конца XIV — начала XV века и позднейшие сочинения, основанные на их известиях, сообщают о битве русских с ордынцами, в которой нетрудно узнать знаменитое сражение на Дону. Детмар Любекский — монах францисканского ордена — жил в Торнском монастыре, где и вел хронику на латыни вплоть до 1395 года. Иоганн фон Позильге, чиновник из Помезании, живший в Ризенбурге, писал хронику на латинском языке с 60—70-х годов XIV века до 1406 года. Обе названные хроники впоследствии, около 1395—1419 годов, были переведены соответственно на нижненемецкий и верхненемецкий языки.

Ранние хроники использовал в своем труде "Вандалия" богослов и историк Альберт Кранц, родившийся в середине XV века в Гамбурге, где он служил соборным деканом (старшим священником храма) и умер в 1517 году. "Вандалия" доведена до 1501 года и была издана уже после смерти автора, в 1519 году. Детмар, Позильге и Кранц с небольшими вариациями повторили известие о битве русских с татарами, которое, возможно, попало в Германию благодаря купцам прибалтийских городов (союз этих городов назывался Ганзой), торговавших с Русью и Литвой. В 1381 году в Любеке проходил ганзейский съезд, и здесь же находился один из названных хронистов — Детмар.
      Известие немецких хроник нельзя целиком принимать на веру. Место битвы Позильге и Кранцем ошибочно перенесено с Дона к Синей воде — реке, притоку Южного Буга, где в 1363 году литовскому великому князю Ольгерду удалось разгромить ордынские отряды и тем самым остановить дальнейшее продвижение войск Джучиева улуса на запад. Рассказ о победоносной акции литовского войска ("литовцы отняли у русских добычу и множество их убили в поле") не подтверждается русскими источниками. Летописная повесть 1425 года свидетельствует лишь о том, что Ягайла, пришедший "всею силою литовскою Мамаю пособляти", опоздал на один день или меньше. Некоторые исследователи предполагают, что у Детмара и в сходных с ним известиях речь идет о малозначительном ограблении передовыми отрядами Ягайлы арьергардов русской дружины, возвращавшейся с поля боя. Однако, если вспомнить, что войска Дмитрия возвращались по территории Рязанского княжества, не участвовавшего в битве с Мамаем и потому сохранившего свое войско, возможны два предположения: Либо хронисты ошибаются, допуская беспрепятственное вторжение Ягайлы на земли Рязани, либо литовцы действительно, по договоренности с рязанским князем Олегом, ограбили на рязанской земле какие-то отряды Дмитрия Ивановича. В позднейших источниках князь Олег, объявленный "изменником", обвиняется в ограблении московских отрядов, возвращавшихся домой с Куликова поля. Возможно, в этих свидетельствах имеется какая-то доля истины.

 

ХРОНИКА ДЕТМАРА

      Там сражалось народу с обеих сторон четыреста тысяч. Русские выиграли битву. Когда они отправились домой с большой добычей, то столкнулись с литовцами, которые были призваны на помощь татарами, и литовцы отняли у русских их добычу и множество их убили в поле.

ХРОНИКА ПОЗИЛЬГЕ

      В том же году была большая война во многих странах, особенно так сражались русские с татарами у Синей Воды, и с обеих сторон было убито около 40 тысяч человек. Однако русские удержали [за собой] поле. И, когда они шли из боя, они столкнулись с литовцами, которые были позваны татарами, туда на помощь, и убили русских очень много и взяли у них большую добычу, которую те взяли у татар.

"ВАНДАЛИЯ" А. КРАНЦА

      В это время между русскими и татарами произошло величайшее в памяти людей сражение на месте, которое называется Синяя Вода. Как обычно сражаются оба народа не стоя, а набегая большими вереницами, бросают копья и ударяют, и вскоре отступают назад. Победители русские захватили немалую добычу — скот, так как [татары] почти никакой другой [добычей] не обладают. Но не долго русские радовались этой победе, потому что татары, соединившись с литовцами, устремились за русскими, уже возвращавшимися назад, и добычу, которую потеряли, отняли, и многих из русских, повергнув, убили. Было это в 1381 г. после рождения Христа. В это время в Любеке собрался съезд и сходка всех народов общества, которое называется Ганзой.

Текст печатается по изданиям: "Слово о полку Игореве" и памятники Куликовского цикла. К вопросу о времени написания "Слова". М.—Л., 1966, с. 507—509 (статья Ю.К. Бегунова); Азбелев С.Н. Историзм былин и специфика фольклора. Л., 1982, с. 160-161.

Популярное в

))}
Loading...
наверх