Свежие комментарии

  • злодей злодейский
    нет ничего тупее чем натыкать сканов с книги.ДЕНИС ДАВЫДОВ: МИ...
  • абрам вербин
    Можно покрупней сделать текст?ДЕНИС ДАВЫДОВ: МИ...
  • Михаил Ачаев
    Не было тогда всемирной китайской фабрики, всё стоило дорого.Сколько будет сто...

«Война с тыквами»: Хэллоуин и пост-советское православие

 «Война с тыквами»: Хэллоуин и пост-советское православие

Миссионерская борьба РПЦ с Хэллоуином началась довольно давно – еп. Александр (Милеант) ещё в 1960-ые гг. в своих миссионерских листках предупреждал «об опасности данной языческой оргии». Еп. Александр был в то время настоятелем прихода РПЦЗ в Лос-Анджелесе, так что листовки были как нельзя актуальны. Текст одной из них приведён на портале «Православие и мир», и смотрится там среди современных обличений совершенно органично. Автор, очевидно пользуясь не очень качественной научно-популярной литературой (либо напрямую протестантскими обличительными брошюрами – см. ниже), конструирует зловещий кельтский языческий праздник в честь бога тьмы и смерти Самаина. В том же ключе интерпретируются колядование (как жертвоприношение блуждающим в эту ночь духам) и тыквенные лампы (как реликт «живого огня» и в то же время пародия на лампаду). Таким образом, автор следует объяснительной модели, аналогичной инерции средневекового полемического дискурса, возводящей всякую неканоническую практику к историческому прототипу (в данном случае – к кельтскому язычеству). Противоречие, когда языческий праздник почему-то скрывается под христианским названием, объясняется «незнанием или невежеством людей».

(Хорошо, когда на помощь могут прийти устаревшие национал-романтические теории, типа мифологической школы.

Ср. современный отечественный случай: «Купала – древний праздник летнего солнцестояния (24 июня ст. ст.) у славян и некоторых народов Европы. Ф. Буслаев считал корень куп (кип) по смыслу близким с корнями яръ и буй. <…> Это буйство в ночь, когда совершался праздник Рождества св. Пророка и Предтечи Иоанна – великого пустынника и постника, пастыри Церкви воспринимали как кощунство», отвечает на вопрос о праздновании Ивана Купалы игумен Иов (Гумеров))

Причины столь широкого распространения этого «языческого культа» в наши дни заключаются в духовной апатии и вялости христиан, которые обильно питают безбожие, атеизм и богоотступничество. Способствует этому и общество, усыпляющее бдительность христиан и говорящее о невинности и безвредности праздника, давно потерявшего связь с язычеством. Можно быть или за Бога, или против – третьего не дано. Подкрепляет своё воззвание автор кровавым наветом на сатанистов, которые в последнее время, по его словам, всё чаще стали похищать и убивать детей и даже православных священников штата Калифорния.

Учитывая место и время издания этой листовки, не говоря уже об идентичности аргументации, нетрудно здесь увидеть влияние консервативного христианского дискурса в США. Не исключено, что листок испытал непосредственное влияние брошюр, массово издававшихся и издающихся некоторыми фундаменталистскими и консервативными евангелическими церквами. Например, такое же центральное место в них занимает «языческий повелитель смерти Самайн», который затем непременно интерпретируется как Сатана, с привлечением массы ссылок на Священное Писание.

Интересно, что столь же пристальное внимание подобных листовок привлекает праздник Пасхи, тоже насыщенный массой народно-католических традиций. В английском названии этого праздника протестанты-фундаменталисты обнаруживают имя древневосточной языческой богини Астарты-Иштар (неоднократно упомянутой в Ветхом Завете), а в традиции пасхальных яиц и кролика видят реликты германского язычества.

(Английское и немецкое название Пасхи стоит особняком в европейской традиции, что привлекло в своё время особое внимание Якоба Гримма, выдумавшего на этой почве индоевропейскую богиню рассвета Остару: Richard Sermon. From Easter to Ostara: the Reinvention of a Pagan Goddess? // Time and Mind: The Journal of Archaeology, Consciousness and Culture. Volume 1, Issue 3, 2008. В наши дни национал-романтическое творчество востребовано фундаменталистами и неоязычниками как на Западе, так и в России - первыми для критики, вторыми для конструирования внехристианских этнических корней. Интересно при этом, что на пасхальные традиции российские православные фундаменталисты пока не покушаются - видимо, в силу мощного религиозно-националистического крена в русском православии)

Итак, дискурс православной борьбы с Хэллоуином обнаруживает на мой взгляд несколько независимых, но и не противоречащих друг другу сюжетов. Не все из них связаны с проблемами аккультурации – в частности, конструирование «языческого кельтского праздника» имеет своими корнями ещё фундаменталистскую мысль новых протестантов США, безболезненно заимствованную проповедниками РПЦЗ с их непростой идентичностью хранителей истинного, незаражённого советским атеизмом православия во враждебном западном окружении. Стало быть, идя ещё дальше вглубь истории, интеллектуальные корни этого явления можно увидеть в протестантской борьбе за «чистоту веры» с католическими практиками, которые были реинтерпретированы в категориях «язычества» и «народной религии».

Другой сюжет – о вреде, который может нанести иностранный праздник нежной детской психике – мне представляется вполне аккультурационным, как и несоответствие праздника «русскому менталитету», его коммерческая и глобализационная природа. Так что готовность, с которой включилась в аккультурационную игру российская педагогика вовсе неудивительна – в конце концов, она выросла на принципах «культуросообразности» и «народности» К.Д. Ушинского.

Наконец, третьим сюжетом можно назвать фундаменталистскую практику реинтерпретации реалий секулярного мира, подозревающую и обнаруживающую в них некий скрытый смысл, пренебрегающую историческим разрывом и разрывом между означающим и означаемым. Это и коварное зло, скрывающееся за безобидными на первый взгляд вещами, и вневременное язычество, на которое так падки человеческие души.

В заключение, в этой связи, хотелось бы отметить ещё не окончившийся судебный процесс по делу мусульманки из Первоуральска, обвиняемой по ст. 282 УК РФ за высказывание на одном из Интернет-форумов. Празднование российских светских праздников она назвала язычеством, недопустимым для мусульман: "Начиная с детского сада, детей учат взывать не к Аллаху, а к Санта Клаусу, Деду Морозу и прочим табутам. Это ни что иное, как великий обман детей и воспитание их многобожниками. Их естество заполняется языческими символами". Самое интересное, что и здесь виновным оказалось многострадальное кельтское язычество: "Новый год Султанахметова рассматривает как древний кельтский ритуал, который сейчас повторяют дети и который ненавистен Аллаху. В древние времена жители лесов кельты нередко замерзали в лесах. Чтобы злой ледяной дух не отбирал их жизни, ему в жертву приносили красивую девушку: она заживо замерзала на елке, потом ее тело расчленяли, украшая ветви внутренностями. Так что современные шарики на ветке — это, по сути, органы, а новогодняя мишура — жертвенные кишки. С тем, что «бусы повесили, встали в хоровод» — выходит еще страшнее. По мнению Эльвиры, мусульманин может водить хоровод только в одном случае — вокруг священного камня Каабы в Мекке. А вокруг елки водит шайтан".

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх