Свежие комментарии

  • Vladimir maykhov
    побольше бы таких историй печатали. познавательно и интересно.Малоизвестные вой...
  • Наталья Политова (Панова)
    Очень интересно!Гамельнский крысо...
  • Starikan старенький
    а старая экспозиция оружейной палаты жива???? Был в 1979....Меч времен Кулико...

Фаина Раневская. Байки и побасенки. История 1

Наверное, невозможно в истории советского кинематографа найти персону более яркую и эксцентричную, чем Фаина Георгиевна Раневская. Эта феноменальная женщина сумела сделать невозможное: именно с ее подачи «кабачная ругань» и «похабство» в подчеркнуто морализаторском советском обществе перестали вызывать у окружающих наигранные приступы панического ужаса. Находились, конечно, и те, кто воспринимал выходки великой актрисы в штыки, но все же победа ее была очевидной: даже в кругах интеллигенции смаковались сочные цитаты Раневской.
Юная дочь раввина Фаня Фельдман (настоящее имя актрисы) напрасно завидовала красоте своей сестры. Впоследствии кинематограф наводнили десятки и сотни шикарных женщин, толкавшихся локтями в борьбе за звание самой красивой, самой милой и самой подправленной хирургами. А вот Раневская благодаря своему таланту, своей «необычности» стала фигурой куда более интересной и значимой.
Эта экстравагантная женщина словно не жила в застегнутом на все пуговицы Советском Союзе, в котором царил страх перед властью. Она вдохновенно хамила пионерам, конфликтовала с именитыми режиссерами и даже не поленилась дать укорот самому Леониду Ильичу Брежневу. В сравнении с ней нынешние скандалисты вроде бунтаря и матершинника Сергея Шнурова выглядят попросту балованными мальчишками, плюющимися с балкона на прохожих.

Грубые, иногда даже циничные фразы звучали из ее уст легко и непринужденно, в них не оставалось низменной пошлости. Возможно, главный талант Раневской, вошедшей в десятку лучших актрис 20-го века, заключался не в гениальной актерской силе, а в умении выражаться веско и всегда точно, одной фразой характеризуя людей, события и даже целые эпохи.
Однажды персоной Фаины Георгиевны заинтересовался правитель страны - Иосиф Виссарионович Сталин. И вскоре известному писателю Борису Леонидовичу Пастернаку поступает звонок от самого генсека. Поздоровавшись, товарищ Сталин с детской непосредственностью спрашивает: 
- Товарищ Пастернак, скажите нам, Раневская действительно великая актриса?
Как и полагается человеку, испугавшемуся среднестатистического усатого тирана, Пастернак прибегает к грубой, даже нелепой лести: 
- Товарищ Сталин! Нам ли, двум Гениям – Вы Первый Всемирный Гений, а я второй – говорить об этой второразрядной актрисульке. Я хотел бы переговорить с Вами о Жизни и Смерти…
Однако в тот день перед Сталиным, видимо, уже кто-то успел поползать на коленях, и еще одна порция подобострастия ему была ни к чему. Поэтому генсек поясняет свою мысль более подробно: 
- Все-таки Вы не правы, Борис Леонидович. Вот товарищ Жаров хороший актер, понаклеит усики, бакенбарды или нацепит бороду, и все равно сразу видно, что это Жаров. А вот Раневская ничего не наклеивает и все равно всегда разная...
По понятным причинам, поэту в каждом слове чудится угроза смертной казни. Ведь Сталин, хоть и не был Амалией Мордвиновой без макияжа, все же слыл человеком страшным. Поэтому на языке у Пастернака завертелись только «шкуроспасательные» слова:
- Именно, именно! – уверяет взволнованный литератор, - всегда разная. Тут недалеко до двурушничества! То левый уклон, то правый, то бедняцкого классового происхождения, то кулацкого…
Сумбурную речь Бориса Леонидовича Сталин снова прерывает: 
- Что же Вы посоветуете Центральному комитету нашей партии? 
Согласный на все, лишь бы этот разговор закончился благополучно, советчик, не мудрствуя лукаво, выпаливает:
- Советую Вам расстрелять обоих, и Жарова и Раневскую, как вредителей, врагов народа, пособников троцкистско-бухаринских извергов!! Расстрелять как бешеных собак!!! Как шелудивых псов!!!
Не дослушав этой реплики, даже не попрощавшись, Вождь кладет трубку.
Однако, похоже, что в тот памятный день ввиду отсутствия интернета и стриптиз-клубов, Сталину попросту пришлось развлекать себя телефонным баловством. Ведь особенно опасных неприятностей в связи с этим разговором у Раневской, Жарова и Пастернака не случилось, хотя последний впоследствии и подвергался гонениям со стороны властей. В дальнейшем не последовало ни расстрелов, ни вручения билетов на концерт «Ласкового мая».
Однако к чести Бориса Леонидовича стоит отметить, что он нашел в себе силы рассказать об этом происшествии самой Раневской. Уже в период Хрущевской оттепели, гонимый властями, он подарил Фаине Георгиевне экземпляр своего романа «Доктор Живаго» с памятной надписью. Во время разговора поэт сообщил, что отказался от Нобелевской премии в знак протеста против печально известных событий в Чехословакии. А после шепотом прочел ставшие бессмертными строки «Танки идут по Праге, – Танки идут по Правде!…». Продолжая этот откровенный разговор, он поведал Раневской о давнем разговоре со Сталиным. Оба от души посмеялись над тираном, посмевшим нарушить нормы партийной жизни и надеявшимся жестокостью добиться всеобщего повиновения. 
Именно в ходе этого разговора родилась еще одна сакраментальная фраза великой хулиганки Фаины Георгиевны: «Жизнь - это затянувшийся прыжок из пизды в могилу». После этого расчувствовавшийся Пастернак обнял ее и расцеловал.

http://www.people.su

Картина дня

))}
Loading...
наверх