Виктор Хомутский предлагает Вам запомнить сайт «Исторический дискуссионный клуб»
Вы хотите запомнить сайт «Исторический дискуссионный клуб»?
Да Нет
×
Прогноз погоды

История - это роман, который был, роман - это история, которая могла бы быть. (Гонкур)

Запомнить

Ностальгический клуб любителей кино

    

 

Ностальгический клуб любителей кино .

Жизнь коротка, искусство вечно. Гиппократ

 

Летопись лихих 90-ых.

 

Яндекс.Метрика

Сидоренко В.А. ХРОНОЛОГИЯ ПРАВЛЕНИЙ ЗОЛОТООРДЫНСКИХ ХАНОВ 1357-1380 гг.

развернуть

Как Ваня дом себе искал

Настоящий локомотив прогресса — это женщина, подумал Ваня, когда его супруга после очередного (довольно короткого, минут на тридцать) телефонного разговора с подругой решила, что у неё тоже есть инстинкт гнездования. Точнее, всегда был, но в латентном состоянии, и вот теперь он проснулся и гложет её со страшной силой. Дескать, у всех её знакомых уже есть загородные домики, и лишь они с Ваней, как лохи, до сих пор на даче ковыряются.

Получив мощный инициирующий пендель, Ваня понял, что локомотив этот работает на ядерных дровах, и становиться на пути у столь высоких чувств опасно, поэтому не стал тратить время на споры и занялся поисками. Несколько вариантов супруга отринула сразу: дома в черте города оказались слишком дорогими, да и какой в них смысл, если изначально была идея оказаться поближе к природе? Был интересный вариант в получасе езды от города, но за него просили столько, что на эти деньги можно было бы прикупить себе виллу где-нибудь в Испании, причём с таким же здоровенным земельным участком. Несколько вариантов подешевле отпали в силу несовместимости архитектурного дизайна не только с чувством прекрасного, но и со здравым смыслом как таковым. Оставался ещё один дом. Его Ване уж очень нахваливал сосед по даче: мол, расположен в очень уединённой деревушке, и недалеко, и экологии там столько, что хоть банками закатывай и на экспорт отправляй. Фотографий у соседа не было, поэтому решено было приехать и убедиться во всём лично.

Карта показала, что деревушка действительно не особо далеко: минут сорок езды до совхоза имени Менжинского, и ещё столько же, если смотреть по расстоянию от совхоза. Правда, народ предупредил, что дальше дорога будет так себе. Сначала грунтовка, потом плохонький асфальт. Ваня лишь пожал плечами: для «Лэндкрюйзера» некритично.

Голосовое сопровождение навигатора пришлось отключить сразу же, как только джип свернул на грунтовку: электронная мадам стала истерить, убеждать, что Ваня сошёл с маршрута, и сейчас она ему построит новый. Несколько взаимоисключающих вариантов, которые были предложены взамен, убедили его в том, что в генофонде навигатора потопталась стая бешеных собак с наследственной непереносимостью просёлочных дорог: их в упор не видели, предлагая объезд через соседнюю область. Пришлось отключить прибор и развернуть топографическую карту.

Грунтовка оказалась неплохо накатанной, и восемьдесят километров в час по ней ощущались вполне сносно. А потом начался асфальт, и Ваня прочувствовал всю глубину эвфемизма слова «плохонький». Нет, асфальтовое покрытие присутствовало. Но очень ненавязчиво, этаким ажурным обрамлением здоровенных, метра два в диаметре, рытвин. Степень разрухи навевала невольные ассоциации с колоннами бронетехники и массированными ракетно-бомбовыми ударами. В общем, пятнадцать километров за полчаса — так осторожно Ваня ещё не ездил.

Деревушка оказалась маленькой. Покрутившись по паре улочек, Ваня, наконец, нашёл дом, который выставляли на продажу. Обычный, одноэтажный, бревенчатый, с шиферной крышей. Полузаброшенный участок соток на двадцать, забор из отходов прессового производства — словом, обнять и плакать. То есть, сносить и строить. С нуля. Хозяин, мужичонка лет пятидесяти, нарисовался через минут двадцать после того, как Ваня позвонил ему на мобильный.

-- И сколько вы просите? - спросил Ваня, когда закончилась экскурсия по зарослям амброзии во дворе.
-- Ну так, это самое... того... - и хозяин озвучил сумму.
-- Это за улицу или за всю деревню, вместе с крепостными? - осторожно уточнил Ваня.
-- Ну так, это самое... - развёл руками мужичок, - Места-то у нас того... Экологичные.
-- В том смысле, что рыбколхоз развалился, на полях ничего не сеют, а другого производства и в помине не было? - догадался Ваня.
-- Ну так, это самое... - на лице хозяина отразилась вся глубина геологических изысканий нужного аргумента, - Цыплят по осени того...
-- Херачат? - подсказал Ваня.
-- Ага, считают, - согласился мужичок. - Тихо тут, спокойно. Надо ж понимать.
-- Ну да, ну да, - покивал Ваня. - Пока до вас доедешь...
-- Ну так, это самое... приезжали же — возразил хозяин. - Смотрели, ходили. Того... приценивались.
-- А отчего же не купили? - спросил Ваня не без иронии.
-- Так это самое... думают! - объяснил мужичок. - Созревают. Экология — она того... для понимающих!
-- Мы тоже подумаем, - обнадёжил Ваня, усаживая супругу в машину.

Когда джип, преодолев ажурный асфальт, свернул на почти уже родную грунтовку, и можно было разговаривать, не опасаясь травматической ампутации языка, жена задумчиво произнесла:

-- Никогда не рассматривала экологию, как синоним бездорожья и разрухи.
-- А я, кажется, понял, откуда такое ценообразование, - откликнулся Ваня.
-- Экология? - хмыкнула супруга.
-- И это тоже, - поддержал Ваня. - Но главное — логика. Если кто-то из городских соберётся покупать там дом — значит, собирается мотаться из деревни в город. Раз собирается мотаться — значит, имеет транспорт. Ни одного джипа по таким дорогам надолго не хватит, тут нужен вертолёт.

-- А раз есть вертолёт... - произнесла задумчиво супруга.
-- ...Значит, есть дурные деньги! - резюмировал Ваня. - И можно смело задирать цены.
-- Знаешь, - сказала жена, поразмыслив минутку, - Меня что-то на нашу дачу вдруг потянуло.
-- То есть, никаких вертолётов? - прищурился Ваня.
-- Никаких вертолётов.
-- И никакой экологии?
-- И никакой экологии.



(с)dpmmax


Опубликовал Виктор Хомутский , 28.04.2016 в 22:00

Комментарии

Показать предыдущие комментарии (показано %s из %s)
Показать новые комментарии
Комментарии Facebook
Комментарии ВКонтакте