Как отличить научную книгу от лженаучной?

Воскресенье, 29 сентября 2013

 

7 июня в ЦДХ в рамках 8-го Московского международного книжного фестиваля прошла лекция "Как отличить научную книгу от лженаучной?". Редактор научно-просветительского портала "Антропогенез.РУ" Александр Соколов рассказал о том, как отличить книгу, написанную настоящим ученым, от качественной подделки, где за красивыми словами скрывается некомпетентность, а также о том, какие 10 признаков есть у лженаучной литературы.

Выступление было проиллюстрировано конкретными примерами книг на тему эволюции человека и древнейшей истории.







То же самое, но кратко и текстом:
15 признаков псевдо-науки в статье, книге, телепередаче, веб-сайте

Источник: vikent.ru/enc/5316/


Чтобы получить настоящий научный результат, требуются годы, порой - десятилетия упорного труда.

Это по силам далеко не каждому – а погреться в лучах славы хочется многим. Несоответствие желаний и возможностей – одна из причин существования лженауки. Падение уровня образования, «клиповое мышление» и характерное для современного обывателя восприятие мира сквозь призму массовой литературы и кинематографа способствуют тому, что данное явление приобретает глобальные масштабы.


Существование лженауки возможно благодаря тому, что:

- при всех успехах науки, всегда остаются вопросы, на которые наука пока что не даёт ответов (например, ряд проблем, связанных с творчеством). Неизведанное, непонятное – «поляна», на которой традиционно кормятся лжеучёные;

- как правило, специалист силён в одной области, но слаб в других. Обыватель же о науке знает на уровне «что-то когда-то слышал / читал в Википедии»…

- многообразие научных фактов столь велико, что подобрав факты, вырвав их из контекста, возможно создать видимость обоснования любой фантазии.

Будучи редактором двух крупнейших порталов СНГ, посвящённых разным областям науки, я регулярно получаю письма от людей, которые, например, гарантируют увеличение продаж любой продукции в четыре раза, или доказывают, что человечество произошло от дельфинов или возникло на Луне…


Вот некоторые признаки, по которым можно отличить учёного от лже-учёного. Конечно, бывают исключения, поэтому тревожный сигнал - сочетание нескольких признаков. (Замечу, что лучше анализировать не телевыступление, а тексты – статьи, книги, веб-сайт. В этом случае меньше вероятность, что Вы будете ослеплены харизмой «непризнанного гения»).

1) Странные регалии.

В нашей стране существует Российская академия наук (РАН), несколько отраслевых академий (Российская академия сельскохозяйственных наук, Российская академия медицинских наук, Российская академия образования, Российская академия архитектуры и строительных наук, Российская академия художеств).

И множество академий липовых. Например, Нью-Йоркская академия наук – некоммерческая организация; стать «академиком» можно за 129 долларов. Членство в «странной академии» (типа «Международной академии исследований будущего»), а тем более в нескольких подобных структурах, говорит не о высокой квалификации, а скорее о желании с помощью купленных регалий пускать пыль в глаза легковерной публике.

Присмотритесь к регалиям!

2) Выступающий специалист имеет учёную степень в одной области науки, а «гениальные открытия» делает совсем в другой.

Скажем, кандидат физ.-мат. наук развивает новую теорию о том, с помощью каких невероятных технологий были возведены египетские пирамиды.

«Но он же учёный!» - возразит зритель. «Учёный вообще» - это настолько же реальное явление, как «вообще фрукт» или «вообще спортсмен». Чемпион по фехтованию вряд ли покажет высокие результаты в вольной борьбе.

А высококвалифицированный лингвист, который хочет провести исследование на стыке лингвистики и генетики – смирив гордыню, обращается за консультацией к генетику. Иначе – неизбежны фактические ошибки и неточности.

Рассуждать на высокоумные темы любят многие. Если же разобраться, то обычно настоящих специалистов по некой специфической теме (т.е. учёных, профессионально занимающихся данным направлением в течение многих лет и имеющих собственные результаты) можно буквально пересчитать по пальцам, см. например, Оценку числа творческих личностей в обществе. Это и есть то «малое большинство», мнение которого в данном случае имеет значение.

3) Употребление словосочетаний: «официальная наука», «официальная парадигма»…

Cлово учёные в применении к «мейнстриму» часто заключается в кавычки:

Цитата 1 (из Интернета): «Эти «учёные», поборники официальной научной парадигмы, понаписали диссертаций и сидят себе на грантах, на государственных контрактах – и ни с кем делиться не хотят».

Цитата 2 (из фильма, показанного на канале РЕН-ТВ): «Независимые эксперты уверены, что Луна давно заселена некими существами, но официальная наука скрывает»…

Симптом очень тревожный. Вероятно, перед Вами альтернативное дарование - «фоменковец», «задорновец», «палеоконтактёр», «младоземельщик»… Обратите внимание: «официальной науке» противостоят «независимые эксперты», с которыми кто-то «не хочет делиться».

Производится очень удобная психологическая подмена: мы переезжаем из чуждой обывателю области научных доказательств в понятную и близкую россиянину плоскость межгрупповых разборок (чуть не сказал - «распила бюджета»). Есть сильные мира сего, «официальные учёные» - читай, бюрократы, чиновники, узурпировавшие «кормушку»; и есть «оппозиция» - независимые борцы за правду…

Разговоры о привилегиях, беззаботной жизни и богатстве «поборников официальной науки» особенно смешны тому, кто лично знаком с настоящими российскими учёными (многие из которых, не взирая на степень и всероссийскую известность, вынуждены работать на 3-х работах, чтобы прокормить семью).


4) Постоянные претензии к научному сообществу (упоминается «заговор учёных», «замалчивание» и даже «уничтожение неугодных свидетельств» нехорошими «официальными учёными»…).

Это позволяет использовать неопровержимый аргумент: фактов нет не потому что их нет, а потому что их СКРЫВАЮТ.

Цитата: «Затем Потоцкий выдумал новый трюк. Он бродил по монастырю. Подстерегал очередную группу возле могилы. Дожидался конца экскурсии.

Отзывал старосту и шепотом говорил: «Антр ну! Между нами! Соберите по тридцать копеек. Я укажу вам истинную могилу Пушкина, которую большевики скрывают от народа!»

Затем уводил группу в лес и показывал экскурсантам невзрачный холмик. Иногда какой-нибудь дотошный турист спрашивал:

- А зачем скрывают настоящую могилу?

- Зачем? - сардонически усмехался Потоцкий. - Вас интересует - зачем? Товарищи, гражданина интересует - зачем?

- Ах, да, я понимаю, понимаю, - лепетал турист...»

Сергей Довлатов, «Заповедник»

5) Повышенная эмоциональность, апелляция к чувствам, а не к разуму.

В текстах это проявляется в использовании агрессивной пунктуации (злоупотребление восклицательными знаками, жирным шрифтом, заглавными буквами) и навешивании ярлыков.

Цитата: "ЗАЧЕМ приматы покинули сравнительно безопасный ярус тропического леса ради хождения по земле на своих коротких, кривых, плоскостопых ножках?!!"

6) Чрезмерная глобальность обобщений и безапеляционность суждений.

Использование слов «никто», «никогда»…

Цитата: "никто, живя на юге, не поедет на Кольский полуостров жить. Только если можно торговать. И обезьяны на юге, ей на фиг не надо становиться человеком, у них и так у обезьян баунти, полное". Михаил Задорнов, www.1tv.ru/gordonkihot/pr=10025&pi=11389

Серьёзный учёный, говоря о гипотезе, пусть даже поддержанной многочисленными свидетельствами – понимая риски категоричных утверждений - обычно добавляет: «вероятно», «можно предположить», «большинство специалистов согласны с тем, что…». Это – хороший тон в научной публикации. Лже-учёный, излагая свой взгляд на события, произошедшие 1000 (или миллион) лет назад, описывает их так уверенно, как будто всё видел собственными глазами…


Культура работы с источниками

7) Список литературы в конце научной статьи или книги: - отсутствует вообще; - содержит только русскоязычные ресурсы;

Наука интернациональна, а ведущие научные журналы, увы, издаются за пределами России и на английском языке - не содержит источников последнего года / десятилетия; Ситуация в науке меняется очень быстро. Настоящий учёный в курсе того, что происходит в его области сегодня, а не полвека назад.

Цитата 1: «Отсутствие свидетельств эволюции в летописи окаменелостей смущало ещё Дарвина, общепризнанного отца эволюционной теории…» П. Будзилович. Эволюция лжи в теории эволюции. Нью-Йорк, 2010 (даже если поверить этому утверждению, то апелляция к ситуации в палеонтологии 150 лет назад, когда эта наука только формировалась – «мощный» довод…)

Цитата 2: «Ещё в середине XX столетия проф. В. Зеньковский, например, писал: «Не менее важно крушение идеи непрерывности в биологии – в проблеме развития одних видов животных из других» Алексей Ильич Осипов, проф. Московской Духовной Академии, «Путь разума в поисках истины» Птолемей ещё 2000 лет назад считал, что Солнце вращается вок...

8) Среди источников, используемых автором, преобладают не научные труды, а популярные книжки, художественная литература, новостные сайты, статьи из Википедии и прочие «неавторитетные источники».

Цитата 3: "трудно представить, что homo sapiens, выйдя из низовий Нила 150 – 130 тыс. лет назад, перемещался до области Ближнего Востока десятки тысяч лет. Достаточно вспомнить, что евреи в библейские времена прошли этот путь за сорок лет". biodat.ru/doc/lib/kosarev6.pdf

Цитата 4: «Если автор ссылается только на популярные работы, новостные сайты и т.п., это означает, что он либо поленился добираться до первоисточников (а лень – не то качество, которое отличает настоящего учёного), либо верит всему, что пишут в новостях, и не знает, что популярным авторам нередко свойственно ошибаться (а ещё чаще – упрощать, что тоже не прибавляет надёжности построениям, основанным на таких источниках)». Светлана Бурлак, «Происхождение и эволюция языка: наука и лженаука говорят об этом по-разному»

9) Корректно ли автор цитирует других авторов в тексте? Правильно указывать источник с точностью до страницы.

Неправильно: - Вообще не ссылаться… - ссылаться в стиле: «И. Петров писал»; «знакомый рассказывал»; «учёные доказали»…

Цитата 1: «учёные доказали интересный факт: когда голова в холоде, мозг становится гуще». Михаил Задорнов // 1tv.ru. «ГордонКихот», 19.09.2008


Цитата 2: «Один этолог рассказывал, что из всех млекопитающих только приматы воюют молодняком. У кабанов бьются матерые секачи, молодняк не допускают. У волков тоже в бой первыми идут матерые - вожак, волчица. А обезьяны воюют как люди - молодняком, а опытные, в полной силе самцы – наблюдают». Тульчинский Г.Л., Истории по жизни: опыт персонологической систематизации, СПб, «Алетейя», 2007 г., с. 194.


10) Небрежность / ошибки, например, в латинских или географических названиях…

11) Использование очень простой логики при изучении сложных объектов / явлений: например, если из А следует Б, то из Б следует А.

Пример: Дельфин – водное млекопитающее, и не имеет шерсти. Человек лишен шерсти – значит, (продолжите сами)… Автора не смущает, что: - у многих водных млекопитающих с волосяным покровом всё в порядке (тюлень, бобр, калан…) - некоторые совсем НЕводные млекопитающие шерсти лишены или имеют редкий волосяной покров (носороги; слоны; голый землекоп)… К сожалению, именно такая упрощённость делает гипотезу доступной массовому читателю, и – следовательно – притягательной своей простотой.

 


12) Апелляция к «очевидности».

Цитата: «Любому прапорщику очевидно, что такое сооружение, как пирамида Хеопса, невозможно воздвигнуть без помощи современной строительной техники …»

13) Использование аргументов «от политики» или «от религии». Особенно – с «национальным уклоном».

Цитата: Многие, кто занимается «археологией» русского языка, считают, что слово «ЛЮБОВЬ» означает «ЛЮДИ БОГА ВЕДАЮТ»! «ЛЮ» – «ЛЮДИ», «БО» – «БОГ», «В» – «ВЕДАЮТ». Забавно, но если из слова «ЛЮБОВЬ» выбросить слог «БО», означающее «БОГА», получится «ЛЮВ» – почти английское «LOVE». Вроде как их любовь – это почти наша, но только без Бога. Может, поэтому они и относятся к любви более по-деловому, чем мы: к примеру, перед тем как пожениться, подписывают брачные контракты, прорабатывают условия брака, права и обязанности друг друга, заверяют их у нотариусов: «Обязуюсь любить тебя до гробовой доски! Если же этот мир покину, тебя разлюбив – с меня неустойка!». Последнее время на Западе стало модным гениальное выражение: «ПОЙДЁМ ЗАНИМАТЬСЯ ЛЮБОВЬЮ!». Любовь приравняли к бизнесу! А всё потому, что Бога выкинули из святейшего слова «ЛЮБОВЬ», которая... должна спасти мир! Михаил Задорнов, ТРЕТЬЕ УХО www.zadornov.net/3uho/

14) Отсутствие конкретики.

В нормальной научной литературе (аналогично корректному цитированию) принято при описании фактов давать их настолько конкретно, насколько это возможно – чтобы читатель мог при необходимости проверить соответствие информации действительности.

Это – типовая страховка от рисков научной ошибки.

Например, если указывается археологическая находка – в нормальной литературе принято указывать точное место находки, её автора и каталожный номер. Если рассказывается об особенностях животного – современного или вымершего – должно указываться конкретное видовое латинское название.

Цитата: Чем меньшее понятие имеет человек о предмете, тем более общими понятиями он склонен оперировать. Например, апеллирует к «местному диалекту представителей коренных африканских народностей» – не потрудившись узнать, что языков в Африке сильно больше полутора тысяч. Или говорит о том, что «у животных общение ограничивается проявлением эмоций», – никак не оговаривая ни референциальные системы предупреждения об опасности (как у верветок, различающих крики на орла, на леопарда и на змею), ни системы дистанционного наведения, как у пчёл или муравьёв. Тот, кто дал себе труд разобраться в предмете подробно, просто не сможет сказать «первобытный человек» – ему обязательно захочется уточнить, был ли это неандерталец, или хабилис, или кто-нибудь ещё (или даже назвать конкретные останки по инвентарному обозначению), уж очень они разные, не так легко подобрать признак, который характеризовал бы их всех в равной мере. Светлана Бурлак, «Происхождение и эволюция языка: наука и лженаука говорят об этом по-разному»


15) Неупоминание альтернативных гипотез.

Автор обсуждает свою гипотезу, не сравнивая её с другими подходами к проблеме (часто даже не зная о них), в крайнем случае – кратко упоминая (как бы отмахиваясь). (Вариант: автор выбирает среди множества гипотез наболее слабую – и с лёгкостью расправляется с ней под аплодисменты несведущей публики…)

Но ведь важно не только то, что объяснение кажется логичным - оно должно быть лучше, точней, чем другие существующие версии – например, согласовываться с бОльшим количеством фактов.



Выводы:

1. Существуют люди, занимающиеся Делом, и есть, увы, люди, которые на этом Деле паразитируют. Наука – не исключение.

2. Псевдоучёные – разношёрстная публика. Среди них – и откровенные сумасшедшие, и жулики, и заигравшиеся деятели шоубизнеса, и, увы, деградировавшие настоящие учёные. (Кстати, из этой братии обычные психи – кажется, наименее опасны, так как их по крайней мере, легче всего распознать…) Разбираться в деталях мотивации этих людей – неблагодарное занятие. Важней – беречь свою голову… Возможно, Вам в этом помогут приведённые в материале 15 признаков.

3. Из любого правила бывают исключения. Чудачества и странности встречаются и у настоящих учёных. Учёный - живой человек, который может совершать ошибки, и не свободен от предрассудков. Поэтому один отдельно взятый признак из приведённого списка - ни в коем случае не приговор. Но чем больше признаков «встретились вместе» в анализируемой Вами статье, книге, телепередаче и т.п. - тем больше поводов для тревоги.

4. Не дай Бог попасть под влияние псевдо-учёного, особенно в нежном юном возрасте… Остерегайтесь!

 



запись создана: 27.09.2013 в 13:14

Источник: http://www.diary.ru/~mlmaos/p191933253.htm?oam

Алексей Муравьёв: «Это сказка, будто бы князь Владимир решил, и все сразу стали христианами»

Историк Алексей Муравьёв рассказал, как изучают христианский Восток, почему ученые считают армян православными и как происходит смена верований

 
Codice Casanatense Saint Thomas Christians // commons.wikimedia.org 

Издатель ПостНауки Ивар Максутов поговорил с Алексеем Муравьёвым — историком, руководителем ближневосточного направления Школы востоковедения НИУ ВШЭ — про христианский Восток.

— Алексей, что же такое христианский Восток? Где он начинается и где заканчивается?

— Мы называем Востоком то, что с Запада опознается как Восток.

Так происходит начиная с эпохи Древней Греции. Именно тогда возникла географическая и культурная область, которую назвали Востоком (греч. Anatole). Это Африка, юго-восток Евразии, включая Китай, Японию, Индию, Центральную Азию и Монголию. Но христианский Восток — это не географическое и даже не религиоведческое понятие, скорее культурологическое, один из сегментов «большого» Востока. Возникновение этого культурного типа связано с проповедью христианства на упомянутой территории.

— Понятие христианского Востока ограничено во времени?

— Это вневременное понятие. Мы начинаем изучать христианский Восток до появления христианства. В тот период, во II–I веке до нашей эры, за пределами Палестины началось распространение монотеистических представлений. Практически одновременно в Египте, Эфиопии и на юго-западном побережье Индии появилась еврейская диаспора. Это и было временем возникновения культурного феномена. Первоначально христианские проповедники пришли в те места, где уже были иудейские общины, и сказали, что мессия, которого там ждали, и есть конкретный Иисус, часть общины в него поверила. Так возник определенный тип людей, тип культурного населения, связанного с христианством. Когда в VII веке на Восток пришел ислам, христиане все равно остались там жить — в арабских странах, в Китае, Иране. И теперь они являются объектом изучения лингвистов, этнографов, религиоведов. Поэтому христианский Восток — это вневременное понятие, которое началось до христианства и продолжается по сей день.

— Для большинства людей христианство — это католики, протестанты и православные, а к какой группе относятся христиане на Востоке? 

— Ответ прозвучит парадоксально. Если мы хотим всерьез понять, что такое христианский Восток, надо перестать размышлять в контексте бинарных оппозиций. Католики и православные, католики и протестанты — эти оппозиции работают в западной культуре, но для христианского Востока они не подходят. Христианский Восток — это поликультурная и поликонфессиональная общность, где существует одновременно шесть-восемь разных религиозных групп, а в некоторых случаях и несколько религий. Вот классический пример: часть христианского Востока расположена на юго-западном побережье Индии, это Малабар. Там сосуществуют христиане трех-четырех разных церковных организаций, индусы, мусульмане, джайнисты и другие. Если мы хотим понять, как все устроено, нужно оставить в стороне разделение внутри христианства. Тогда мы увидим, что в оппозиции находятся не католики и православные, а христиане и индусы, например. Но если рассматривать с точки зрения религии, то большинство христиан на Востоке принадлежат к церковным организациям, которые не входят ни в католическую, ни в православную семью. Они являются отдельной восточноправославной семьей христианских церквей.

— Постоянно встречаю вопрос, даже с примесью удивления: армяне православные или нет?

 

— В научном употреблении правило гласит: мы должны изучать людей исходя из того, кем они сами себя считают. С точки зрения самосознания армяне, безусловно, православный народ. Слово ortodoxos греческое, оно употребляется в разных переводах, армянском и грузинском, а в арабском и сирийском так и звучит — ortodox. Обозначает человека верующего правильно. И больше ничего. Другой вопрос, что армяне и византийцы начиная с VI–VII веков по-разному понимали ряд богословских вопросов и спорили на эту тему. А почему они разошлись и оказались в разных лагерях — это уже вопрос не философский и не богословский, а политический.

 

— Как политическая и экономическая среда повлияла на развитие той или иной религии? Или как сами религиозные концепции повлияли на это?

 

— В истории событий всегда присутствует взаимодействие нескольких факторов. Рынок идей — это надстройка. Общество можно представить в виде лестницы. Всем известна пирамида Маслоу, и такого же типа структуру использует историк при анализе общественных конструкций. На первом уровне — биологические и физические мотивации: что и как люди будут есть. На втором — социальная организация. Это вопрос доминирования, власти, экономического распределения. И наконец, на третьем уровне — рынок идей. Мы не можем навязать его людям, которым нечего есть. Для них эти идеи ничего не значат. Но когда мы перемещаемся в Византию, например, то видим хорошо организованное общество и, соответственно, большой рынок идей.

 

— Давайте поговорим о том, кто и в какой момент выбирает религию. Князь Владимир выбирал, выбирал и выбрал?

— Это сказка, конечно, будто бы Владимир решил, и все стали верить. Так не было ни при Константине, ни при Владимире, ни в Армении при царе Трдате, ни в Грузии при святой Нине. Это все происходило сложно, долго, через взаимодействие факторов. Такой выбор — это всегда очень сложная эволюция религиозных представлений. Если мы посмотрим внимательно назад, то поймем, что было много переходных стадий. Существует такой термин — дипсихия, двоеверие, когда присутствуют элементы и того и другого. И это может долго существовать, отчасти продолжается и сейчас. Есть феномен народного православия, который сочетает магические и православные практики.

— Потому что любая религия, как слоеный пирог, состоит из разных форм религиозного.

— Да. Поэтому, если вернуться к вопросу о том, почему разошлись армяне с византийцами, мы увидим, что в 451 году нашей эры состоялся Халкидонский собор, но армянам в то время было не до высоких материй: на них напали персы. Там шла Аварайрская битва, восстание Мамиконяна — огромное количество армян было убито, им просто было не до баталий греков по поводу природы Христа. К тому времени, как война закончилась, греки уже все решили без армянской диаспоры, и армяне обиделись, что их не спросили. Это если сильно упрощать.

— Почему христианство не смогло надежно укрепиться на Ближнем Востоке, как в Европе, и со временем уступило главенствующее место исламу?

— Самый простой ответ — статистический. Когда начались исламские завоевания, христиане на Ближнем Востоке составляли примерно 90% населения. Может быть, 85%, если считать, что были зороастрийцы и другие. Если включать Иран и Центральную Азию, то 50% населения Востока были христианами. Через два века существования арабского халифата христианство на Востоке стало занимать примерно 30%, а ислам — 70%.

В 1977 году моя любимая, покойная ныне, коллега и автор нашумевшей книги “Hagarism: The Making of the Islamic World” Патрисия Кроун вместе с соавтором Майклом Куком предложила рассматривать ислам как реализацию восточнохристианского монотеизма — концепции, которая просто приобрела очень своеобразную форму. С их точки зрения, эта форма ближе к самаритянской форме иудаизма, то есть такой неправославный иудаизм hagarism. Книга начинается с понятия imperial civilisations. Когда возникает ислам, он берет наработки восточнохристианской цивилизации, в частности концепции религиозной власти, и реализует их. Поликонфессиональность и даже взаимодействие через диалог разных религиозных традиций — это была одна из главных особенностей Омейядского халифата. Поэтому в культурном смысле исламская цивилизация — это и есть христианская цивилизация на Востоке. Но, правда, концепции различаются.

 

— Мы поговорили о том, что такое христианский Восток. Теперь давайте обсудим, как происходит изучение христианского Востока.

— В идеале мы хотим прийти к тому, чтобы ученые разных специализаций — этнографы, лингвисты, историки, филологи — составили вместе модель в трех, четырех или даже пяти измерениях. К примеру, этнографы, которые сейчас занимаются христианскими группами в регионах Мардин и Диярбакыр, на границе современной Турции и Сирии, изучают, как живут христиане в курдском окружении, как они пытаются сопоставить свое мировоззрение и бытие с тем, что их окружает. Этнографы приезжают туда, говорят с людьми, записывают их рассказы. Многие из этих людей уже близки к тому, чтобы ассимилироваться, они теряют свой язык, переходят на курдский.

В Индии тоже интересная история. В Малабаре христианские кварталы — это чистые кварталы европейского типа. Так, например, выглядит город Тривандрум, там нет мусора на улицах. И граница между индийским и христианским кварталами — это граница между чистым и грязным отрезком. Эпидемиологическая обстановка в индусских кварталах очень сложная, там постоянно объявляется красный уровень тревоги. А в христианских кварталах все по-другому. И это вызывает трения между людьми. Индийцы начинают маргинализировать христианскую группу, говоря, что те неправильно живут. Но они так живут, потому что у них иная социальная программа, иные социальные установки.

 

— Существует миф о том, что католики — богатые, а православные — бедные. Что вы об этом скажете?

— Действительно, в западном христианстве есть установка на индивидуальную состоятельность. Она возникла в результате эволюции внутри западного католицизма. На Востоке же основным является коммунитарный тип организации, то есть главное — интересы общины, а личная состоятельность не на первом месте. Но на христианском Востоке это не всегда так. Например, очень интересно изучать, как устроены коптские элиты в Египте. Многие копты сделали фантастическую карьеру в адвокатуре, медицине, политике, несмотря на то что копты — это угнетаемое в Египте меньшинство. Например, один из коптов стал генеральным секретарем ООН — Бутрос Бутрос-Гали.

Еще один интересный сюжет — мусорные кварталы на окраинах Каира, которыми занимаются христиане, копты. Сортируют и перерабатывают мусор. Для мусульманского населения это бессмысленно. Те, кто был в Каире, знают, что там выкинуть что-то на улице считается нормальным. Но есть целые христианские традиционные семьи, которые взяли на себя эту тяжелую, малоприятную задачу.

— Что нужно знать, чтобы изучать христианский Восток?

— Основа востоковедных компетенций (а христианский Восток — это часть востоковедения, конечно) — язык. Во-первых, не получив в руки этот базовый механизм, мы ничего не сможем сделать. Во-вторых, опыт общения с текстами и умение филологически смотреть на культуру как на текст, медленное чтение. Читать тексты не только священные, но и те, в которых люди пишут о себе, выражают мысли. Это исторические, богословские, философские, полемические, магические, научные тексты — все, что производил христианский Восток. Третий момент связан с умением запрятать поглубже свои собственные убеждения. Как известно, исследования христианского Востока начинались в Риме миссионерами. И только к XX веку ученые договорились: изучая христианский Восток, необходимо оставить такую дистанцию в отношении личных убеждений или убеждений тех, кого ты исследуешь, которая позволила бы тебе правильно увидеть и понять соотношение разных элементов. 

Также для исследователей важно умение работать не только с плодами чужих научных трудов, но и с документами, артефактами культур. Умение расшифровать надпись, прочитать рукописи: сирийские, коптские, эфиопские. До сих пор эфиопская культура развивается в рукописном режиме. Каждый священник имеет личную рукописную библию, а рукопись — это ведь целый мир. Это текст, который воспроизводится, в котором допускаются ошибки. В рукописях существуют надписи их владельцев, так называемые колофоны. И поэтому умение работать в поле с материалами очень важно для исследователя христианского Востока.

И поскольку все упирается в исторический контекст, то без знания истории, без умения видеть историю на разных уровнях мы не поймем, что происходило на самом деле.

 

— Что бы вы могли порекомендовать тем, кто хочет глубже изучить вопрос? Помимо вашего курса на ПостНауке «Культура христианского Востока».

— На ПостНауке есть еще много всего интересного, помимо моего курса. Там в конце список литературы. Также рекомендую книгу Нины Викторовны Пигулевской 1979 года «Культура сирийцев в средние века». Можно почитать и статьи в православной энциклопедии, которые написаны с нейтральной позиции: несмотря на то что это конфессиональный ресурс, они привлекли серьезных ученых. И еще я бы посоветовал поискать в Сети, там много можно найти про сирийское христианство.

 

 
Алексей Муравьёв
кандидат исторических наук, руководитель ближневосточного направления Школы востоковедения НИУ ВШЭ, старший научный сотрудник Института всеобщей истории РАН, член Школы исторических исследований Института перспективных исследований в Принстоне, Board member in International Syriac Language project

Популярное в

))}
Loading...
наверх