Последние комментарии

  • Дмитрий Сударушкин15 сентября, 15:43
    Что ж, что делать что не повезлоТогонтимур – последний монгольский император Китая.
  • Вольнодумец15 сентября, 14:09
    ...Ленину нужна была власть в 17-м и он её получил.. ну а то что для этого пришлось полностью разрушить свою страну н...Сколько денег за границу уводилось из Москвы в 1913 году
  • Voland 3D15 сентября, 8:57
    Да.. захватывать власть легче всего во время бардака и войн и тем кто эту власть захватывает как правило глубоко напл...Сколько денег за границу уводилось из Москвы в 1913 году

К ЭТИМОЛОГИИ НЕКОТОРЫХ НЕСЛАВЯНСКИХ ИМЕН НАЧАЛЬНЫХ РУССКИХ ЛЕТОПИСЕЙ

 

Давняя рубка «норманнистов» со «славянофилами» непременно упирается в проблему известных нам из источников имен древних русов. От языка русов до нас дошли только имена бояр и послов из окружения великих князей киевских Олега, Игоря и Святослава, что заключали договоры с византийцами, да названия днепровских порогов в передаче Константина Багрянородного.

Не густо. А поскольку проблема национальной идентификации русов является, по сути, центральной в этом давнем споре, то этимология их имен также вызывает много споров. Или, впрочем, много версий одного и того же спора: являются ли известные нам русские имена скандинавскими по происхождению или славянскими?

 

Понятно, что Володислав или Предслава столь же надежно этимологизируются, как Ивор или Руалд. Надежно этимологизируются имена, про которых прямо говорится, чьи они – например, шведка Ингигерд и тому подобное. Но уже имена типа Вуефаста, Гуды, даже Карлы вызывают полемику. Энтузиасты славянской гипотезы происхождения русов уже Инегельда и Фарлофа этимологизируют как имена западнославянского происхождения.

Однако у «славянофилов» обычно весьма и весьма страдает доказательная база подобных утверждений. В ход идут некие описательные элементы «народной» этимологии – например, что Карлы происходит от «карлика» - хотя уже на следующем шаге требуется дать ответ: а откуда, собственно, произошло слово «карлик»? Или Гуды становится славянином по корню «гудеть». И так далее.

Когда не хватает даже такого, с позволения сказать, «научного аппарата», в ход идут этимологии из иранских, тюркских, индийских корней.

Возражать на такие построения, как правило, трудно. Поскольку при желании к любому имени можно «примостить» этимологию хоть киммерийскую – и что можно этому противопоставить?

Вероятно, только одно: достаточно добросовестную и честную попытку привязать кажущиеся неславянскими имена из древнерусских источников именно к древнескандинавским языкам. Почему именно к ним? Потому что русов относят к варягам. А варягов обычно относят к скандинавам. Если же попытка скандинавской этимологизации провалится в этом случае – то это будет фактически означать, что русы – не скандинавы. Будут ли они при этом славянами? Если сторонник такой гипотезы предпримет такое же исследование, какое предлагается ниже по скандинавским корням, и его этимология окажется убедительнее – то честь ему и хвала, и вопрос о национальной принадлежности тех, кого наши летописи называют русью, будет во многом решен.

Необходимо отметить, что мы знаем довольно много скандинавских имен той эпохи. Настолько много, что иногда даже по произношению удается судить, к каким конкретно скандинавам – данам, норвежцам, шведам они принадлежали. Разумеется, в тогдашних условиях, да и с тогдашней (как, впрочем, и сегодняшней) похожести произношения в различных скандинавских языках такая попытка выглядит достаточно условной, но тем не менее там, где это возможно, предпринять ее стоит – ведь так мы можем ближе подойти к пониманию того, из какой же части Скандинавии происходила русь (если, оговоримся, она происходила действительно из Скандинавии).

Второе замечание сводится к тому, что многие скандинавские имена восходят к корням, взятым, так сказать, из «обычного» языка: «копье», «орел», «воин» и так далее. Определенные знания древнескандинавских (-ого) языков позволяют эти элементы вычленить. Если они вычленяются достаточно легко, не требуя серьезных искажений – значит, мы получаем еще одно доказательство скандинавского происхождения имен русов – что дает нам уже стереоскопический взгляд на проблему.

Итак, попытаемся сравнить. «Скандинавская» этимология выглядит так.

* * *

Взятые изтекстов начальных русских летописей, ниже приводятся все очевидно не славянские имена. Естественно, часть из них (или для чистоты эксперимента скажем: даже все) может оказаться не скандинавской. Какова же эта часть, покажет нижеследующая попытка этимологизации имен из древнескандинавских языков – из известных имен древнедатских, древненорвежских, древнешведских, древнеисландских (при всей условности применения термина «древний» к исландскому языку).

В левом столбце приводятся имена в древнерусском изложении (в современной транскрипции), в среднем – попытка привязки их к соответствующим древнескандинавским языкам, в правом – попытка их этимологизации, то есть передачи смысла имени или составляющих его корней. Знак вопроса означает, что мне не удалось найти удовлетворительную скандинавскую этимологию. Из какого языка данное имя, судить предоставляю другим, более сведущим в этой области, исследователям.

Необходимо также оговориться: произношение звуков в скандинавских (как и в других, впрочем) языках подчас не соответствует привычному звучанию тех или иных букв. Основные различия (не вдаваясь в тонкости) таковы:

«а» звучит как «о»

au - o

u – ю

o - у

y – между «и» и «ю»

 

 

Неславянские имена, встречающиеся в русских летописях

 

Имя Древнескандинавское Значение

в летописи имя

 

Адунь Aadne (?) ?

Адулб ? ?

Алвад Alfvald эльф + правитель

Алдан Halvdan полудан

Аминод ? ?

Асмуд Asmund бог + защита

Асмус As + ? ?

Аскольд Asketill, Askel (?) бог + котел (или шлем) (?)

Акун Hakon, Haakon высокий + рожденный

Актеву ? ?

Апубексарь ? ? (обычно это имя

объясняют чудским

происхождением)

Берн Bjоrn, Bjarne, Bjoern медведь

Вузлев ? ?

Бруны Bruni коричневый

Воист ? ?

Войко ? ?

Веремуд Vermund мужчина + защита

(или рука)

Вуефаст Buefast пребывающий в силе

Грим Grim маска, шлем, тж. ночь

(или «скрывающийся

под маской», одно из имен

Одина)

Гунастр Gunnastr битва богов

(либо битва любви)

Гомол Gamal (?) старый (?)

Гуды Gude добрый

или Gudi уменьшительное от «бог»

Гунар Gunnar борьба + воин

(или «копье»)

Дир Dyri дорогой, любимый

Евлиск ? ?

Егри Ægir (?) море (?)

Емиг Eymundr, Emund (?)

Етон ? ?

Ивор Ivаr лук + воин

Иггивлад ? или

Yngvild (?) битва Инга (т.е.Фрейра)

Игелд ? или

Ingeldr (?) Инг + огонь, пыл (?)

Игорь Inguar, Ingvar, воин Инга

Ingvarr, Yngvar

Инегельд Ingeldr Инг + огонь, пыл

Икмор ? ?

Искусеви ? ? (чудское имя -?)

Истр ? ?

Каницар ? ? (чудское имя -?)

Карлы KarlKarleKarli мужчина, муж, человек

Карн ? ?

Кары Kari кудрявый

Каршев ? ?

Кол Kol или черный, угольный

Kolr, лысый

Клек Klakkr (?) норв.муж.имя; значение

неясно, потому: ?

Куци ? ?

Либиар LeifLeiv +arr (?) наследник + воин (?)

Лидул LeidolfLjotolf ведущий волк

Моне Mani, Manne, Manni луна

Мутур ? ?

Олег Helge (?) процветающий,

(позже) святой

Прастен ? ?

Рогволод RagnvaldRagvald, власть (или совет или

Rögnvaldr правитель) богов

Рогнеда RagnheidrRagneid боги (власть) + честь

Ragnhild, Ragnhildr боги (власть) + битва

Ragenel, Ragenhild,

Ragenild , Ragenild,

Ragenilda, Raghnil,

Reynilda

Рулав Hrolаfr или слава + наследник

HrolfrRolf слава + волк

Руар Roar слава + воин

Руалд Roald, Hróaldr слава + правитель

Рюрик Hrorekr, Hraerek, слава + сила (держава)

Rorik

Свенельд Svein, Sven + eld парень + огонь, пыл

Свен Svein, Sven парень

Стир Styrr битва

Синко ? или

Sinka мешкающий (?)

Синеус не имя (sine hus = свой дом)

или: ? ?

Стемид ? ?

Слуды ? ?

Стегги Stig, Stigr (?) от «Stigandr» -

путешественник,

бродяга (?)

Сфандр Svanr (?) лебедь (?)

Сфирько от Sverre, Sverrir вертлявый (?)

Sverting (?)

Сфенкел Steinkel, Stenkil (?) камень +

+ котел (богов) (?)

Турбид Torbergr или Тор + помощь

Torоblauðr (?) не боящийся Тора (?)

Турберн Torbjorn Тор + медведь

Тилен ? ?

Турд Tórðr (-ar) защищенный Тором:

Tór + røðr

Тудко ? ?

Трувор не имя (tro varа =

= быть верным) или

? ?

Туад ? ?

Труан Troеnd, Troеnde (?) верующий (?)

Улеб Ulf (?), Olaf (?) волк (?)

Ута Ota (норвежск.жен.имя)

Фарлоф Farlаfr, Farleifr (норв.муж.имя):

путешествовать +

+наследник или

опасность +

+ наследник

Фурстен Freysteinn камень Фрея

Фрастен Freysteinn камень Фрея

Фрелав Freylаfr наследник Фрея

Фудри Freðr, Frøðr (?) или мир (?)

Тjóðrekr великий (или народ) +

+ держава

Фрутан Frode, Frodi (?) умелый, ученый (?)

Фост FasteFesti сильный, крепкий

Шихберн Sigbjorn, Sigbiorn (?) победа + медведь (?)

Шибрид Sigefred, Sicfrith (?) победа + мир (?)

Явтяг ? ?

 

Таким образом, мы наблюдаем такую картину. Из 84 «иностранных» имен на первых страницах русских летописей 44 имеют вполне прозрачную и подчас даже очевидную скандинавскую этимологию. Из остающихся 40 еще 19 могут быть с определенной долей сомнения также выведены из скандинавских корней, а частично – из строго зафиксированных древненорвежских имен, хотя и не получивших этимологического объяснения.

Остальные 21 имя скандинавской этимологизации не поддаются, и можно, видимо, констатировать, что они происходят из других языков.

* * *

Но говорит ли это о том, что русь начальная была скандинавской? Для ответа на этот вопрос необходимо вернуться к первым документально зафиксированным именам «русов».

Прежде всего приведем имена первых русов, упомянутых в летописях: Рюрик, Синеус, Трувор. Как видно из приведенного списка, надежно этимологизируется только одно из них – Рюрика-Хрёрекра. Другие же два этимологию имеют смутную. Конечно, Синеус – звучит вполне по-славянски, и такой человек вполне мог бы стать соратником Рюрика из славян. Но Трувор уже не «лезет» в славянскую этимологию никак. Но и в скандинавской ему места нет: и имени такого не знают, и смысл его по-скандинавски очевиден, но ничего общего с именами не имеет.

Вслед за этими тремя героями идут имена Олеговых послов, заключавших договор с Византией в 911 году:

«Равно другаго свещання, бывшаго при тЂх (здесь, естественно, «ять» стоит) же царЂхъ Лва и Александра. Мы от рода рускаго Карлы, Инегелдъ, Фарлоф, Веремуд, Рулавъ, Гуды, Руалдъ, Карнъ, Фрелавъ, Руаръ, Актеву, Труанъ, Лидул, Фостъ, Стемид, иже послани от Олга, великого князя рускаго, и от всъх, иже суть под рукою его, свътлых и великих князь, и его великих бояръ, к вам, Лвови и Александрови и Костянтину…» - и так далее.

Из 15 имен не этимологизируются из скандинавских лишь три (выделены болдом) и еще одно этимологизируется сомнительно (выделено болд-италик). Таким образом, можно с большой уверенностью утверждать, что при Олеге «от рода русского» выступали скандинавы. Более того: по некоторым особенностям написания и произношения (а также потому, что некоторые имена из «посольского» списка встречаются только в древненорвежском ономастиконе) можно достаточно надежно предполагать, что «русские» олеговы послы национально принадлежали к норвежскому народу. Что дает косвенную поддержку гипотезе, будто Олег – действительно норвежский родич второй (?) жены (?) Рюрика либо вовсе герой саги Одд Стрела.

* * *

Весьма интересной в этой связи представляется этимология имени Олег. В обыденной традиции его возводят к скандинавскому helg или helgi, переводят как «святой» и тем закрывают вопрос. Тем более, что «святой» и «вещий» русских летописей - достаточно близкие по смыслу понятия.

Между тем, такая трактовка вызывает вопросы уже хотя бы потому, что в своем первоначальном смысле - смысле времен Древней Руси - helgi или helge означало «процветающий» и лишь потом приобрело ныне принятое значение.

Кроме того, важно при этом довольно сильное несоответствие между звучанием «хельги» и приводимым в летописях звучанием «олег». Если же дополнительно вспомнить былины, то и в устной традиции звучало «вольга», но никак не «хельга» или «хельг».

Можно сослаться на частое в русском языке замещение «е» на «о». Мы, конечно, знаем, что подобное замещение существовало в древнерусском языке (едва - одва, един - один и проч.). Однако в русских именах подобного рода замещений мы знаем практически лишь одно - Елена на Олена или Алена. Возможно, еще Евдокия на Авдотья. Но уже Ермолай не превращался в Ормолая, Ерема в Орему. Это, конечно, вряд ли что доказывает само по себе. Однако в сочетании с исторической именной традицией наличие подобного рода замещения вызывает ряд сомнений.

Прежде всего, если имя Игорь довольно часто соседствует с его скандинавской формой Ингварь, то мы никогда не встречаем имени Хельга рядом с именем Олег. Зато Вольх, Вольга в друвнерусской традиции - не редкость.

Есть только одно исключение: хазарский летописей говорит о «царе Руси Хлгу». Но это как раз то исключение, которое доказывает правило: этот Хлгу действует в 930-х годах, когда наш летописный Олег был уже в могиле. Поэтому ясно, что хазарский автор пишет а) о настоящих русах-скандинавах и б) об их лидере Хельге, который ничего общего не имеет с летописным.

Еще важнее - точный исторический источник, которым являются письменные договоры между русскими и греками. Если проанализировать имена русских послов в «олеговом» договоре 912 года с точки зрения древнескандинавской именной фонетики, то мы увидим практически полное отсутствие искажений. Скажем, Карлы передан буквально: Karli, Гуды - тоже вплоть до последнего звука - Gudi, Инегельд - Ingjald, Ingialdr и так далее.

Точных древнескандинавских аналогов нет только именам Стемид и Актеву (которые могли быть и не скандинавами), но для нас важно другое: Олег так и записан в договоре - Олегом, но никак не Хельгом. Так же в договоре с греками искажено имя Ингваря - Игоря. Но в том договоре 945 года искажено вообще очень многое - похоже, что скандинавское произношение уже уступило место славянскому лихому транскрибированию чуженациональных имен. Трудно, например, в Шихберне, посланном Сфандрой, увидеть обыкновенного Sigbjorn`а - Сигбьорна, а в его хозяйке - Svanr, то есть Лебедь. А как увидеть в Шибриде - Sigefred`a (Sicfrith`a), т.е. Зигфрида? Или, например, в имени Клек - норвежское Klakkr?

Иными словами, имена в договоре 911 года вообще переданы без значительных искажений - кроме имени Олега.

Но если предположить, что и Олег был приведен малоискаженным аналогично именам его сподвижников, то мы тут же находим очень любопытные аллюзии в скандинавских языках. Так, слово «Olag» означает «беспорядок», «Olaga» – «незаконный», «Olik» – «непохожий». При ударении на первом слоге мы вообще получаем практически знакомое нам звучание: Ольг, Ольга.

И в этом смысле получает достаточное объяснение то загадочное место в летописях, которое касается перехода власти от Рюрика к Олегу и от Олега к Игорю. Оставляя за скобками вопрос явного хронологического разрыва между этими деятелями (эта тема освещена нами в другой работе), мы можем вполне логично предположить, что Рюрик оставлял свою власть не «родичу», который должен был стать регентом при малолетнем сыне, а своему собственному, но незаконному сыну. Который, собственно, и прозван незаконным. Подобные примеры прозвищ мы знаем из истории Европы тех времен - «Бастард» достаточно часть упоминается во французских и других летописях. Это объясняет и то, отчего Олег долго правил: он не был регентом, он был законным наследником, хоть и незаконного происхождения. Что, конечно, не отменяет вопроса, не существовали ли у Рюрика другие - «более законные» - наследники, которых Олег оттер от власти. Но это также является темой другой работы.

* * *

Что же происходило дальше с именами людей, правивших страною?

В 944 году мы встречаем имена уже Игоревых послов: «Равно другаго свЂщанья, бывшаго при цари РаманЂ, и КостянтинЂ и СтефанЂ, христолюбивыхъ владыкъ. Мы от рода рускаго съли и гостье, Иворъ, солъ Игоревъ, великаго князя рускаго, и объчии сли: Вуефастъ Святославльсына Игорева; Искусеви Ольги княгини; Слуды Игоревъ, нети Игоревъ; УлЂбъ ВолодиславльКаницаръ ПередъславинъШихъбернъ Сфанъдръ, жены УлЂблЂ; ПрасьтЂнъ Туръдуви; Либиаръ Фастовъ; Гримъ Сфирьковъ; ПрастЂнъ Акунъ, нети Игоревъ; Кары ТудковъКаршевъ Туръдовъ; Егри Евлисковъ; Воистъ Воиковъ; Истръ Аминодовъ; ПрастЂнъ Берновъ; Явтягъ Гунаревъ; Шибридъ Алданъ; Колъ КлековъСтегги Етоновъ; Сфирка...; Алвадъ Гудовъ; Фудри ТуадовъМутуръ Утинъ; купець: Адунь, АдулбъИггивладъ, ОлЂбъ, Фрутанъ, Гомолъ, Куци, ЕмигъТуръбидъ, ФуръстЂнъ, Бруны, Роалдъ, Гунастръ, ФрастЂнъ, Игелъдъ, Туръбернъ, Моны, Руалдъ, СвЂнь, Стиръ, Алданъ, Тилен, АпубьксарьВузлЂвъ, Синко, Боричь, послании от Игоря, великого князя рускаго, и от всякоя княжья и от всЂхъ людий Руския земля».

Заметим в скобках, что судя по передаче известных нам имен константинопольских императоров, уровень искажения текстов крайне невелик. Следовательно, мы можем рассчитывать, что и другие имена переданы с небольшими искажениями, вызванными транскрибированием чуждых славянскому языку имен.

Что же показывает второй список? Из 73 имен 28 имеют точно не скандинавское и 14 – сомнительно (или не доказанно) скандинавское происхождение. Таким образом, мы можем видеть, что прежде «толпившихся у трона» скандинавов почти наполовину потеснили лица другого происхождения – славянского, чудинского и проч. Иными словами, заметно растворение скандинавского элемента в прочем национальном составе населения Древней Руси. Даже символизм такого растворения – точнее говоря, взаимной ассимилиции – поражает: у «славяноязычного» Святослава посол – скандинав, у Ольги – скорее всего, чудин (возможно, это косвенное подтверждение известий, будто она происходит из-под Пскова), у скандинава Турда – славянин (болгарин?) Прастен, и еще один Прастен – у Бьорна, у Гунара – Явтяг и так далее. Возможно, мы видим даже физическое слияние имен: Иггивлад звучит одновременно и по-скандинавски, и по-славянски. А уж что касается купцов – тот тут вообще полный интернационал.

Можно даже – очень ненадежно, правда, но – сделать вывод о скорости этого национального слияния в будущую русскую элиту. За примерно 30 лет число «иностранцев» среди скандинавов на Руси выросло с 20 до около 40 процентов. За то же время число «сомнительных» выросло с 7 % до 19%. И в целом мы видим, что за 30 лет число нескандинавов среди правящей элиты Руси выросло до примерно 60 %. Поэтому, наверное, понятно, почему еще через 30 лет, после гибели Святослава, мы обнаруживаем детей со славянскими именами даже у таких высокопоставленных скандинавов как, например, Свенельд. Вероятно, жены у них уже были славянками. Когда умер Свенельд, мы не знаем, но его уход можно считать символической датой начала существования русской нации как отдельного, не скандинавского и не славянского, народа.

Источник ➝
'

Популярное

))}
Loading...
наверх