Свежие комментарии

  • Михаил Бутов
    Gerry Embleton - известный в Европе иллюстратор и реконструктор военного костюма разных времён и народов. Он хорошо с...Армии волжских бо...
  • Алексей Андреевич
    нарисовали и нарисовалиАрмии волжских бо...
  • Никифор
    Спасибо! Упоминаний совсем чуть...Наших вестей о том прошлом гораздо больше..Описание Новгород...

Темная сторона жизни французской богемы на рубеже веков: «Чай и морфий: женщины в Париже, 1880 – 1914»

Темная сторона жизни французской богемы на рубеже веков: «Чай и морфий: женщины в Париже, 1880 – 1914»

Paul Albert Besnard, Morphinomanes ou Le Plumet (Морфинистки или Перо), 1887.


Когда мы думаем о женских образах в живописи 19-го века, первыми в голову приходят вальяжные матроны Мэри Кассат, проводящие часы досуга за чашечкой чая, или наслаждающиеся послеобеденным моционом. Но и гораздо более мрачные сюжеты из жизни тех женщин, для которых такого понятия как «часы досуга» вовсе не существовало, в изобилии появлялись на полотнах художников.

Наркотики, проституция, алкоголизм – вот то, что составляло суровую реальность женщин на картинах многих французских художников того периода. По крайней мере тех, кто ставил перед собой задачу показать неприглядную изнанку «fin-de-siècle» – периода культурной революции конца девятнадцатого столетия.

Eugene Grasset, La vitrioleuse (The Acid Thrower), 1894

Eugene Grasset, La vitrioleuse (The Acid Thrower), 1894



Выставка «Чай и морфий: женщины в Париже, 1880 – 1914» («Tea and Morphine: Women in Paris, 1880 to 1914») создает многоплановый образ парижанок на рубеже веков, который охватывает и кружевные воротнички представительниц высшего класса, и грязные шприцы отчаявшихся бедняков. Эта великая эпоха возвела фигуру художника и, в целом, изобразительное искусство в совершенно новый статус, но вместе с тем привела к глубоким социальным и культурным потрясениям, оставив за бортом тысячи мужчин и женщин, отчаянно цепляющихся за ускользающую жизнь и здравый рассудок.



George Bottini, Sagot’s Lithography Gallery (Галерея литографий Саго), 1898

George Bottini, Sagot’s Lithography Gallery (Галерея литографий Саго), 1898



На картине Жоржа Боттини (George Bottini) «Галерея литографий Саго» («Sagot’s Lithography Gallery») женщины в корсетах и шляпках с перьями, кокетливо подбоченясь, разглядывают новинки на витрине картинной лавки. На другом конце социальной лестницы – «Морфинистка» Эжена Грассе («The Morphine Addict», Eugene Grasset), хрупкая девушка в нижней сорочке, с гримасой боли на лице всаживающая иглу себе в бедро.

Темная сторона жизни французской богемы на рубеже веков: «Чай и морфий: женщины в Париже, 1880 – 1914»

«Морфинистка» Эжена Грассе («The Morphine Addict», Eugene Grasset), 1897



Некоторые картины нарочито лишены всех признаков классовой принадлежности. Например «Тишина» Анри Жана Гийома Мартэна («The Silence», Henri Jean Guillaume Martin) изображает призрачную красавицу в терновом венце, по-видимому, существующую за пределами реального мира с его материальными оковами.

Темная сторона жизни французской богемы на рубеже веков: «Чай и морфий: женщины в Париже, 1880 – 1914»

«Тишина» Анри Жана Гийома Мартэна («The Silence», Henri Jean Guillaume Martin), 1894 - 1897

 

Francis Jourdain, La Lecture (Читающая), 1900

Francis Jourdain, La Lecture (Читающая), 1900



Несмотря на значительное тематическое разнообразие, стилистически выставка достаточно однородна. Не важно, кто на портрете, бесплотная нимфа или порочная обольстительница, девушка из высшего общества, впервые выезжающая в свет, или неимущая морфинистка - все женские образы до предела идеализированы и стилизованы. Какими бы темными ни были страдания героинь, это трагедия в ее античном понимании –театральная, пафосная и эстетизированная.

Alfredo Muller, Beatrice (Беатриче), 1899

Alfredo Muller, Beatrice (Беатриче), 1899

 

Louis Abel-Truchet, программка для спектакля «Дым, затем огонь», 1895

Louis Abel-Truchet, программка для спектакля «Дым, затем огонь», 1895



«Чай и морфий» включает 100 работ множества знаменитых художников, в числе которых Эдгар Дега, Одилон Редон, Мэри Кассат, Анри Тулуз-Лотрек и многие другие. Кроме картин и репродукций, на выставке будут показаны редкие книги, меню и театральные афиши, отражающие дух этой бушующей, противоречивой эпохи.

Victor Emile Prouve, L’Opium (Опиум), 1894

Victor Emile Prouve, L’Opium (Опиум), 1894



Влияние художественной эстетики прерафаэлитов и импрессионистов на творчество следующих поколений настолько велико, что переоценить его в принципе невозможно. Причем, это касается не только живописи, но и всех остальных жанров искусства.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх