Последние комментарии

  • Лаврентий Палыч Берия16 июля, 22:42
    Запад ищет предлог что бы украсть и присвоить себе коллекцию.Суд Амстердама отложил вынесение решения по делу о скифском золоте
  • Анатолий Лавритов16 июля, 22:11
    Борьба за достояние Российской империи и СССР продолжается, хотя совершенно ясно, что право первородства и многовеков...Суд Амстердама отложил вынесение решения по делу о скифском золоте
  • Лебедев Алексей14 июля, 20:37
    Статья очень информативна. Спасибо!Открытие и первоначальное освоение русскими людьми Приамурья и Приморья
  1. Блоги

Игральные предметы из Мангупского городища

История повседневности довольно долгое время не затрагивалась историками. Наши представления о бытовых деталях жизни людей эпохи средневековья, как и других периодов, бывают зачастую далекими от действительности. А современные занятия и увлечения кажутся достижениями не более, чем позапрошлого столетия.

Вместе с тем, наши предки ненамного отставали от нас в своих предпочтениях. Их жизнь также была наполнена бытовыми проблемами и повседневными развлечениями. Удивительные артефакты стали известны благодаря исследованиям Мангупского городища. Изделиям из кости и рога, которые составляют значительную часть находок посвятил ряд работ археолог А.А. Душенко.

Коллекция предметов из кости и рога, происходящих из раскопок городища, насчитывает 332 экземпляра. Как правило, исследователи выделяют следующие группы: предметы, связанные с вооружением и охотой, орудия труда, изделия, связанные с бытом и духовной культурой и т.д. Необходимо отметить, что подобное деление носит некоторую условность. Ряд предметов может быть отнесен сразу к двум или нескольким категориям. К примеру, ножи с костяными или роговыми рукоятями можно рассматривать как часть снаряжения воина или охотника, или как орудия труда. Одна из выделенных категорий артефактов – предметы для игр.

Подобные артефакты исследователи городища систематически находят на протяжении последних сорока лет. Категория артефактов, связанных с играми достаточно разнообразна и включает в себя четыре группы предметов: шахматные фигуры, фишки, кубики для игры в кости и астрагалы. К шахматным фигурам относится выточенная на токарном станке пешка из балластного слоя дворца правителей Феодоро, функционировавшего в пределах 1425-1475 гг. Предмет имеет усечено-коническую форму, расширяющееся округлое основание, трапециевидную в сечении чашу в центральной части тулова и округлую, слегка уплощенную головку. Поверхность фигуры отполирована, украшена врезными линиями. Шахматные фигуры встречаются среди материалов средневековых памятников Крыма крайне редко. Единственной, известной, находкой является фигура из горизонта второй половины X – первой половины XIII вв. Сугдеи.Шахматные фигуры.png

Мангупская фигура морфологически близка пешкам из Торовца и Новогрудка, датирующимся XIII и XIV вв. соответственно, а также предмету XIV-XV вв. из Тракая. В той же манере изготовлены типичные для XIII-XV вв. шахматные фигуры, бытовавшие на севере. Учитывая круг аналогий и археологический контекст предмета, Мангупскую пешку, видимо, следует датировать временем функционирования дворца, т.е. 1425-1475 гг. К группе шахматных фигур, вероятно, относится фрагмент предмета усечено-конической формы, с заглаженным основанием, украшенный орнаментом из врезных линий, образующих прямоугольники с точками внутри. Изделие происходит из горизонта третьей четверти XV в. участка застройки внутри цитадели Мангупа. Аналогий ему не найдено. Сглаженность основания предмета предполагает его постоянное передвижение по поверхности. Фрагментарность предмета не позволяет установить достоинство фигуры, как, собственно, и однозначно определить его использование для игры в шахматы.

Находки свидетельствуют о знакомстве жителей столицы княжества Феодоро с шахматами. Имеющиеся в нашем распоряжении материалы не позволяют оценить степень распространения игры среди населения Феодоро. Несмотря на отрицательное отношение церкви к шахматам, приравненным в Номоканоне Фотия к азартной игре в кости, этот способ досуга был достаточно широко распространен в Византии. В частности, об увлечении Алексея I Комнина игрой в «затри- кий» (шахматы) сообщает его дочь Анна. Игральные фишки из кости и рога в коллекции Мангупа представлены двумя типами изделий. Предметы типа 1 имеют форму диска, украшены концентрическими окружностями и внешне напоминают современные шашки. У трех фишек основание зашлифовано от контакта с игральной доской. Одно изделие орнаментировано с обеих сторон, что не характерно для фишек, обычно имеющих одну гладкую сторону для передвижения по игровому полю. Возможно, этот предмет мог иметь иное функциональное назначение. Шашки из кости и рога известны среди материалов античных и средневековых памятников Крыма, а также за пределами полуострова. Широкий хронологический диапазон бытования этих изделий подтверждается и распределением шашек Мангупа в культурных горизонтах городища. Одно изделие происходит из слоя VI-VII вв., по одному – из слоев третьей четверти XV в. и второй половины XVI – начала XVIII вв. Одно изделие (№ 7) имеет округлую форму, эллипсовидное в сечении. Поверхность его отполирована. Лицевая сторона украшена орнаментом из шести пересекающихся линий, завершающихся точками.

фишки.pngНаходки орнаментированных фишек округлой формы известны в средневековых слоях Херсонеса, римских и византийских горизонтах Коринфа. А. МакГрегор отмечает, что игральные фишки полусферической формы, хоть и встречаются в слоях римского времени, но более характерны для последующих столетий. Как уже отмечалось, фишки имеют заглаженное основание, что свидетельствует об их перемещении по игровому полю. Среди археологических материалов городища имеются артефакты, свидетельствующие о знакомстве населения Мангупа, по крайней мере, с одной настольной игрой. Это так «вавилоны» – изображения трех концентрических квадратов или прямоугольников, стороны которых пересечены по центру горизонтальными и вертикальными линиями. На некоторых экземплярах имеются диагонали, соединяющие углы квадратов. К настоящему времени на территории Мангупа известны находки шести «вавилонов».

Фрагмент известняковой плиты с «вавилоном» с диагоналями найден в слое разрушения стен церкви Св. Константина, функционировавшей в XV – первой половине XVII вв.. Подобное изображение зафиксировано на фрагменте плиты из слоя разрушения здания 6 квартала внутри цитадели. Постройка относится к нижнему ярусу застройки участка, погибшему во время событий 1475 г. Третий «вавилон» обнаружен в слое отвала внутри башни дворца, датирующегося 1425-1475 гг. Изображение нанесено на одну из известняковых плиток, которые, видимо, составляли пол постройки. Три «вавилона», открыты на территории базилики Мангупа.

«вавилон.pngВавилоны», нанесенные на различные поверхности (камень, кирпич, черепица, дерево), использовались как поля для игры в «мельницу». Правила этой настольной игры известны по трактату XIII в. «Libro de los juegos» («Книга игр») кастильського короля Альфонсо X. Согласно источнику, существует несколько вариантов игры, отличающиеся количеством фишек у каждого игрока (3, 9, 12). Игра проходит в два этапа. Сначала игроки по очереди выставляют имеющиеся на руках фишки на пересечения линий разметки игрового поля. Затем передвигают их на соседние свободные позиции, пытаясь выстроить ряд из трех – «мельницу». В случае успеха игрок имеет право забрать одну из фишек соперника. Игра заканчивается, когда один из игроков теряет возможность выстроить «мельницу».

«Вавилоны» из раскопок цитадели и дворца свидетельствуют о знакомстве населения позднесредневекового Мангупа с настольной игрой «мельница», для которой могли использоваться описанные выше фишки типов 1 и 2. Необходимо отметить, что «мельница», в отличие от шахмат, не требовала специальных дорогостоящих принадлежностей (доска, фигуры) и была доступна всем социальным слоям. Игровое поле могло расчерчиваться на земле, а фишки заменяться камнями или фрагментами керамики [44, p. 97].

Еще одной группой артефактов, связанных с играми, являются игральные кости. Предметы этой категории из материалов Мангупа имеют кубическую форму, числовые значения сторон обозначены в одном случае небольшими углублениями, в двух – «глазками» циркульного орнамента. Высота граней предметов колеблется в пределах 7-10 мм. Все предметы происходят кости.pngиз горизонтов, связанных с княжеством Феодоро, датирующихся в пределах второй – третьей чевертей XV в. Однако этот факт вряд ли свидетельствует о том, что игра в кости была распространена среди жителей городища только в «феодоритское» время. Описания игры, в рамках которой кости помещались в специальную емкость, встряхивались и высыпались на ровную поверхность, известны в античных письменных источниках. Наиболее многочисленной (40 предметов) и разнообразной категорией изделий являются астрагалы – вид игральных костей, изготавливавшихся из позвоночных костей некоторых животных (мелкого и крупного рогатого скота). Обработанные астрагалы из коллекции памятника можно разделить на два типа по виду сырья, использованного для их изготовления. Предметы типа 1 (20 шт.) сделаны из таранных костей мелкого рогатого скота (овцы или козы). Для изготовления изделий типа 2 (20 шт.) использовались кости крупного рогатого скота.

Астрагалы типа 1 по способу обработки разделены на 6 вариантов. Наиболее многочисленны предметы первого варианта, представляющие собой кости мелкого рогатого скота с несколькими подтесанными сторонами (от 2 до 4). Астрагалы варианта 2 для утяжеления залиты свинцом. На изделия варианта 3, также залитые свинцом, нанесены округлые углубления (от 1 до 3), которые, видимо, определяют числовые значения сторон. На предметах варианта 4 также нанесены числовые значения, однако отсутствует заливка. Единственный астрагал варианта 5 оправлен в железное коррозированное кольцо. Наконец, предметы варианта 6 имеют одно или два сквозных отверстия, высверленных в боковых сторонах.

Астрагалы.pngАстрагалы мелкого рогатого скота с нанесенными числовыми значениями сторон (варианты 3 и 4), скорее всего, связаны с игрой, разновидность которой известна по этнографическим данным из Турции. Каждая из четырех сторон астрагала имела свое значение: «раб», «слуга», «визирь» и «султан». Победителем становился игрок, у которого астрагал при броске становился на сторону с максимальным значением. Видимо, астрагалы с числовыми значениями из материалов Мангупского городища использовались для более примитивного варианта игры, где победитель определялся по максимальному количеству очков. В этой связи, интересны астрагалы с числовыми значениями и заливкой свинцом, при броске которых с наибольшей долей вероятности должно было выпадать максимальное число. Характерно, что подавляющее число астрагалов вариантов 1-4, чей археологический контекст удалось определить, происходят из горизонтов периода княжества Феодоро, т.е. второй – третьей четверти XV в. Возможно, этот факт свидетельствует о широком распространении игр с астрагалами именно в этот период истории Мангупского городища.

Менее понятно функциональное назначение астрагалов типа 1 вариантов 5 и 6. Аналогий предмету, оправленному в железное кольцо, не найдено. Кости со сквозными отверстиями в боковых сторонах могли как использоваться для игр, так и иметь иное функциональное назначение. Например, они могли использоваться в качестве застежек или быть деталями простейших музыкальных инструментов наподобие трещотки. Функциональное назначение астрагалов крупного рогатого скота также могло быть различным. Предметы типа 2 могли использоваться в качестве битков в игре в бабки. Подтесанные бычьи астрагалы также могли служить инструментами для натягивания струн музыкальных инструментов.

  • Список литературы
Душенко А.А. Изделия из кости и рога из раскопок квартала у церкви Св. Константина (Мангуп) // МАИЭТ. 2009. Вып. XV. С. 432-456.
Душенко А.А. Предметы из кости и рога из раскопок дворца правителей Феодоро (Ман- гуп) // МАИЭТ. 2015. Вып. XX. С. 233-262.
Душенко А. А. Игральные принадлежности из кости и рога из раскопок Мангупского городища: хронология и интерпретация // XV Боспорские чтения. Боспор Киммерийский и варварский мир в период античности и средневековья. Актуальные проблемы хронологии. Керчь, 2
Майко В. В. Изделия из кости и рога византийской Сугдеи X-XII вв. // Материалы по истории, археологии и этнографии Таврии. 2013. Вып. XVIII. С. 316-332.
Петерс Б. Г. Косторезное дело в античных государствах Северного Причерноморья. М.: Наука, 1986

Популярное

))}
Loading...
наверх