Негативная роль Ганзы в развитии Русских земель

Изучение новгородской внешней торговли XIV— XV вв. приводит к некоторым общим выводам не только о характере и динамике самой торговли, но и о социально-экономическом развитии Руси этого времени...Главными статьями новгородского экспорта на протяжении XIV— XV вв. оставались продукты русских промыслов — пушнина и воск. Ввозили в Новгород различные сорта сукон, серебро и отчасти золото, соль и цветные металлы. 

Сравнение экспортных и импортных товаров дает некоторое основание для вывода об относительной отсталости русской экономики изучаемого времени.

Поскольку Новгород выступал преимущественно транзитным центром для Северо-Восточной Руси, то этот вывод имеет силу не только для Новгорода, но и для основной территории страны, вынесшей основную тяжесть татаро-монгольского ига. 

Анализ внешней торговли Новгорода способствует некоторой конкретизации вопроса об образовании Русского централизованного государства, позволяет ясно представить себе экономические трудности, которые испытывало молодое Русское государство. Зависимость от иностранного подвоза ряда важнейших товаров, таких, как благородные и цветные металлы и отчасти соль, несомненно, затрудняла процесс внутренней консолидации Руси. 

В какой-то степени этим вызывались и внешнеполитические трудности, которые Русь пыталась преодолеть в процессе объединения. Ганза и Орден держали в своих руках торговлю одним из основных продуктов потребления широких масс населения — торговлю солыо. Пользуясь этим, они стремились подчинить Новгород. 

Внешняя торговля являлась хотя и не основной, но довольно важной причиной сохранения изолированности Новгородской феодальной республики. Вывоз пушнины — этого главного экспортного товара Новгорода XIV—XV вв.— и отчасти импорт серебра укреплял экономические позиции новгородских феодалов и поддерживал их сепаратистские тенденции. Впрочем, нельзя не отметить, что внутренняя торговля воском, серебром, солью, наоборот, способствовала установлению экономических связей Новгорода с остальными русскими землями... 

На протяжении XIV—XV вв. состав русского экспорта на Запад не претерпел существенных изменений: Новгород вывозил лишь продукты русских промыслов. Лишь XVI век принес конец некоторой застойности русского хозяйства. На первый план в экспорте вышли продукты сельского хозяйства, вывоз же пушнины и воска сократился не только в относительных, но и в абсолютных размерах. Новгородская торговля по составу товаров значительно отличалась от восточно-русской торговли. На Восток вывозились не только продукты промыслов, но и ремесленные изделия. 

Очень важные выводы можно сделать относительно значения внешней торговли для развития экономики Новгорода...роль внешней торговли двоякая. С одной стороны, она способствует дальнейшему расширению товарного производства, стимулируя создание предметов, специально предназначенных для сбыта... С другой стороны, в отдельных конкретных случаях она может оказаться тормозом развития производительных сил — в случае, если внешний рынок предъявляет спрос на предметы наиболее отсталых отраслей производства, предлагает предметы наиболее развитых и замедляет тем самым и в первых и во вторых отраслях ход развития производительных сил. 

Противоречивое значение имела и деятельность Ганзы. Спрос на предметы русских промыслов стимулировал развитие именно этих отраслей новгородской экономики. Однако Ганза всячески старалась затормозить развитие скорняжного дела и обработки воска, она была заинтересована в получении необработанного сырья. Ганзейский спрос на продукты промыслов и предложение предметов сукноделия, горнодобывающей промышленности, несомненно затруднял становление русского ремесла, происходившее вопреки Ганзе. С другой стороны, и сама ганзейская торговля поставляла сырье для русского ремесла, в первую очередь, ювелирного и металлообрабатывающего. Особенно важен импорт благородных металлов — сырья для чеканки русской монеты — и металлов — сырья многочисленных металлообрабатывающих ремесел. Ганзейская торговля, таким образом, отчасти стимулировала развитие русского ремесла, бтчасти его затрудняла, хотя субъективной целью ганзейского купечества всегда было экономическое подчинение Руси, как и ее соседей — скандинавских и славянских стран Восточной Европы. 

Политической опорой Ганзы в проведении этой политики был Ливонский орден и его постоянный союзник Тевтонский орден. Впрочем, иногда их цели расходились — как это случилось в конце XIV — начале XV в., когда Тевтонский орден, крайне заинтересованный в экспорте благородных металлов, выступил против Ганзы и на время изменил своей политике агрессии на Русь. Однако в остальное время он своей военной мощью поддерживал экономическую политику Ганзы. 

В связи с рассмотрением внешней торговли Новгорода его борьба против экспансии Ливонского ордена приобретает несколько новое звучание. Это не только борьба за территориальную целостность русских земель и их независимость, но и борьба за продолжение и укрепление экономических связей со всеми остальными странами Европы, осуществлявшаяся при посредстве Ганзы и вопреки ее желанию. 

В течение XIV—XV вв. Новгороду и с его помощью Руси стала доступна продукция ряда крупнейших ремесленных центров Европы, русские же товары — пушнина и воск — стали хорошо известны в самых отдаленных от своей родины уголках Европы и всюду пользовались хорошей славой. На базе торговли с Русью выросли и некоторые отрасли ремесла в северноевропейских городах, например, скорняжное дело в Любеке. 
Хотя роль новгородской торговли для остальных стран Европы нуждается в дополнительном исследовании, уже сейчас можно предполагать, что она имела благотворное влияние на развитие европейской экономики; поскольку Русь предъявляла спрос на продукты передовых ее отраслей — сукноделия и горного дела. Вероятно, торговля с Русью в некоторой степени стимулировала и развитие соледобычи. На торговле с Новгородом строилось и могущество Ганзы.

Цит. по: Хорошкевич А.Л. Торговля великого Новгорода с Прибалтикой и Западной Европой.

Источник ➝

Пожар антишляхетских восстаний в Речи Посполитой (1648-1653 гг.)

 

Великое княжество Литовское, так же как и Польша, полыхало в огне антишляхетских восстаний. И в начале Тринадцатилетней войны территория, по которой проходили русские войска, была уже изрядно опустошена. Так, по свидетельству очевидцев, по «дороге до Кобрина опустошены костелы, все шляхетские усадьбы…разрушены», а шляхта бежала за Вислу «от внутренних врагов – казаков, крепостных крестьян и своих свинопасов». В 1648 г. русский гонец сообщил царю, что с появлением в Белоруссии отряда казаков полковника И.

Шохова «холопы их шляхетские и панские, пограбя пана своего животы, бегают к казакам», а вступившие в ряды казачества белорусские крестьяне и горожане «войско казакам приумножили».

Поветы разорялись вследствие как стихийных народных выступлений и действий казацких отрядов Головацкого, Кривошапки, Небабы, Голоты и др., так и карательных мер правительственных войск, немилосердно подавлявших мятежи в районах Гомеля, Чечерска, Пропойска, Пинска. Разорение Пинского повета и взятие Пинска, например, являлось полномасштабной войсковой операцией правительственных войск ВКЛ. Ворвавшиеся в город солдаты были встречены многочисленными баррикадами на узких улочках города. Подобным образом были взяты и разорены Туров, Бобруйск, Речица, Мозырь и др. Антифеодальные выступления были подавлены войсками Януша Радзивилла только к 1651 г. Даже когда Радзивилл почти «затушил» пожары восстаний, в тылу у него вновь заполыхало Мстиславский повет. Отдельные очаги восстания продолжали вспыхивать до 1653 г. «Хлопы» жестоко поплатились за свои выступления – по статусу посягательство на имущество шляхтича каралось смертью. Сколько погибло в этой братоубийственной войне 1648-1653 гг – не известно до сих пор.

Белорусским националистам неприятно будет узнать, что после такой кровавой расправы белорусские общины не раз отправляли делегации в ...соседнюю «Московию», ища у царя поддержки. Так, в 1651 г. в Москву прибыл А. Кржыжановский с просьбой к царю принять Белоруссию в «государскую оборону». В Посольском приказе он говорил, что как только русское войско появится на белорусской земле, «то белорусцы де, сколько их есть, все б те поры востанут на ляхов заодно. А чаят де тех белорусцов зберетца со 100 000 человек». Неудивительно, что вступление в 1654 г. армии «Тишайшего» царя на территорию Речи Посполитой только усилило глубокий раскол в ВКЛ.

Цитируется по: Лобин А.Н. Неизвестная война 1654-1667 гг.

К ВОПРОСУ О ФОРМИРОВАНИИ ТАТАРСКОГО КУПЕЧЕСТВА

 

В статье рассматриваются некоторые аспекты формирования такой категории торгового сословия как национальное татарское купечество. Автором делается попытка анализа причин формирования татарского купечества как прослойки торгового сословия.

С. С. МИХЕЕВ

Пензенский государственный педагогический университет им. В. Г. Белинского кафедра новейшей истории России и краеведения

В статье рассматриваются некоторые аспекты формирования такой категории торгового сословия как национальное татарское купечество.

Автором делается попытка анализа причин формирования татарского купечества как прослойки торгового сословия.

Условно считается, что традиционным занятием представителей татарского этноса было занятие торговлей. Для того чтобы ответить на вопрос о том, почему сформировалось подобное мнение, необходимо проанализировать, было ли это следствием экономических предпосылок или же действительно результатом реализации предпринимательских способностей.

Для территории Пензенской губернии традиционным являлось занятие сельскохозяйственным трудом в качестве основного занятия населения, однако не всегда сельскохозяйственная ориентация являлась удобной и прибыльной для хозяев. В частности, для представителей татарского этноса с XVIII века началось ограничение их хозяйственной самостоятельности.

Во второй половине XIX - начале XX в. земледелие продолжало играть ведущую роль в крестьянских хозяйствах татар. Отмена крепостного права и реформы 1860-х годов не принесли с собой для крестьянства освобождения от экономической кабалы. Лучшие земли и угодья крестьян были отрезаны в пользу помещиков. По материалам статистики 1877 г. на территории Саранского, Наровчатского, Инсарского, Краснослободского, Спасского уездов во владении крестьян находилось лишь 53,5 % всего земельного фонда. Остальные 46,5 % принадлежали помещикам, казне, церкви, монастырям [1, Л. 13].

Количество земли на душу с каждым годом сокращалось в результате естественного прироста населения. Так, с 1863 по 1878 г. только по Саранскому, Инсарско-му, Краснослободскому уездам Пензенской губернии население увеличилось на 84,9 тыс. человек, а площадь пахотных земель у крестьян оставалась прежней [2]. Особенно пострадала от малоземелья та группа татарских хозяйств, где присутствовала подворно-наследственная форма землевладения, то есть та группа, где уже наметились тенденции к расслоению. С течением времени в связи с увеличением наследников и разделов между ними наследственные участки измельчали настолько, что владельцы этих земель оказались самыми несостоятельными хозяевами в крае.

Сокращение посевных площадей отрицательно сказывалось на имущественном положении татарских крестьян. Так, в январе 1870 г. в донесении помощника начальника Саратовского губернского жандармского управления Н. П. Пекарского «Татары Хвалынско-го уезда вследствие недостатка в хлебе находятся в самом бедственном положении. Из собранных мной по этому предмету сведений оказывается, что только незначительная часть крестьян употребляет в пищу чистый хлеб, и то не все собственный, а покупной; большая часть ест хлеб, испечённый из семян и растений просянки, с примесью муки ржаной и просяной: как первую, так и последнюю покупают... Бедственное положен крестьян ещё увеличивается от того, что с конца прошлого года энергически взыскиваются с них недоимки по окладным сборам, которые через бездействие административных лиц достигали громадной цифры; так, по Атлашинской волости, состоящей из 42 002 душ, числятся недоимки 38 тыс. рублей; подобная же цифра существует и в других татарских волостях» [3, С. 38].

О дополнительной купле земли крестьянство не могло и думать, так как цена на нее из года в год бешено росла. Продажа одной десятины земли возросла с 23 руб. 55 коп. в 1871 г. до 103 руб. в 1902 г. [4, С. 32].

Тяжёлое экономическое и социальное положение татар в конце XVIII - середине XIX века побуждало их искать выход в переселении и отходничестве на заработки. Часть из них нанималась на земледельческие работы, другие - чернорабочими к различным предпринимателям города или же уезжали в другие губернии. Отходники формировались разными социальными группами сельских жителей, однако основной базой была беднота: несостоятельная часть крестьянства представляла 58,6 %, середняцкая - до 30 %, 10 % - зажиточная часть [5, С. 68]. Существенную роль в мотивации отходничества играло растущее аграрное перенаселение, объяснявшее основные причины, пробуждавшие поиск дополнительного заработка: малоземелье, обременённость долгами и недоимками. Зажиточные же крестьяне ставили своей целью реализацию предпринимательской деятельности.

Татары занимались в основном неземледельческими промыслами, которые оплачивались выше, чем труд в сельском хозяйстве. У татар наибольшее распространение по сравнению с другими этническими группами получил дальний отход, то есть работа за пределами области. Весной и осенью 1892 года в д. Пензятка Пензятской волости Инсарского уезда жителями для отправления на заработки было выдано 556 паспортов (555 - мужчинам, 1 - женщине) в Астраханскую, Бакинскую, Нижегородскую, Симбирскую и Тамбовскую губернии. В отходе занимались сельскохозяйственными работами, извозом, работали на фабриках и заводах [6, Л. 92]. По данным архивных документов 700 человек уехали на заработки без паспортов на Илевский завод для обжигания угля [7, Л. 92]. В деревне Кривозерье Кривозёровской волости Саранского уезда в мае и сентябре 1892 года было выдано 1769 паспортов (1764 - мужчинам, 5 - женщинам) в Симбирскую и Бакинскую губернии на винокуренные заводские и фабричные заведения чернорабочими [8, Л. 220].

Удельный вес татар в торговле был равен 21,5 %, русских - 12,1 %, мордвы - 2,9 % [9, С. 50]. В Краснослободском уезде, насчитывающем 19 волостей, только из одной Усть-Рахманиновской волости, которую населяли татары, для торговли в разные города России в 1892 году отправились 2491 человек или 24,7 %, т. е. почти четверть всех отходников уезда. Женщинам паспорта не выдавали [10, Л. 194]. Главный контингент торговцев в 1887 году в Краснослободском уезде составляет татарское население [11, С. 23]. Среди татарского населения Краснослободского уезда Пензенской губернии свыше 75 % дворов было занято отходничес-ким промыслом [3, С. 38].

Развитие отходничества привело к подвижности населения татарской деревни, что сыграло значительную роль в формировании хозяйства и быта. Отходники привносили в свои деревни нововведения в сельское хозяйство, новые элементы в убранство жилья, в одежду и т. д.

Именно из среды отходников формировалась прослойка татарского купечества. Родоначальник видной торгово-промышленной династии Кулахметьевых Хантемир Бахтеевич (1793-1854) приехал в Пензу из Кузнецка в 1843 году и организовал торговлю свечами и мылом. В 1852 году унаследовал капитал своего отца Сайфетдин Яфарович Бабиков, взявший свидетельство на торговлю в Константинополе.

Татарские купцы активно развивали своё дело, брали в аренду предприятия. Так, в 1858 году в аренду кузнецкому купцу 1 гильдии Айнитидину Абдул-На-сыреву Дибирдееву была передана суконная фабрика, продукция которой продавалась на Симбирской и Саратовской ярмарках. Дубенско-Дибирдеевские сукна отправлялись исключительно в Казанскую комиссариатскую комиссию, и лишь небольшая часть поступала на ярмарки соседних губерний [12, С. 63].

Социально-экономическое и политическое положение татарского купечества в силу некоторых отличий в области этно-конфессионального характера в Российской империи, принимало автономный характер. В целом российское купечество не было монолитным, оно распадалось не только на внутренние групповые интересы экономического характера, но и на ряд более мелких групп, распределяющихся по принципу этнической принадлежности. Подобные отличия вынуждают рассматривать региональное купечество как профессиональную группу.

Определение «татарская» свидетельствует об обособленности, однако это даёт повод для рассмотрения их в качестве категории профессиональной группы, где доминирующим началом стала торговая деятельность. Татарское купечество - это не только лицо купеческого сословия, но и профессиональная группа, чья торговая специализация являлась доминирующим началом их деятельности.

Купец-предприниматель характеризуется в силу вышеназванных причин как член профессиональной группы. Узкая специализация - торговля, а также этно- конфессиональная принадлежность выделяют татарских купцов-предпринимателей из купеческого сословия в отдельную группу. Процесс политикоэкономической девальвации купеческого сословия в конце XIX-начале XX вв. вопреки политике русского самодержавия: занятие торговой и иной предпринимательской деятельностью, имело для них характер не только обогащения, но повышения уровня гражданских прав, обладания ими в полной мере.

Указанная специфика накладывала особый отпечаток на финансово-экономическое положение купцов и на их роль в торгово-промышленном развитии отдельных регионов. После реформы 1861 г. Россия, как известно, сложились более благоприятные условия для капиталистического развития. Буржуазные отношения активно проникали как в город, так и в деревню, захватывая все новые и новые территории. В орбиту капиталистических отношений втянулись и крестьянские хозяйства исследуемого района. Развитие буржуазных отношений проявлялось во всех отраслях народного хозяйства, во всех сферах крестьянской жизни.

Зарождалось татарское купечество в крестьянской массе. Крестьяне уходили в город, где занимались мелкой торговлей, не требующей разрешения, и, накопив необходимый капитал, брали свидетельство на занятие торговлей, которое означало, что они переходят в купеческое сословие. Большинство купцов имели крестьянские корни, а факт наследования торговых дел показывает наличие к 1917 году смены трёх поколений татарских купцов. Значительная часть купечества занималась торговым предпринимательством и лишь затем промышленным. В татарском купечестве преобладало торговое предпринимательство. Формирование татарского купечества со второй половины XIX века и до свержения самодержавного строя проходило в сложных условиях. Права и преимущества купечества не заключались в общепринятых гражданских свободах, а носили исключительный характер.

Картина дня

))}
Loading...
наверх