Последние комментарии

  • seva_tanks Севостьянов Константин Никлаевич
    Можно это было скомпоновать и расписать на русском языке более понятно и доходчиво?Генетическая история Рима — до и после империи
  • Александр Кушнир
    Очень богато-собранный материал автором Виктором Хомутским! Но ко всему этому Труду я подытожу свое соображение!  ......Индоиранское влияние в языках и мифологии Восточной Европы: арийский Ваиу, балтийский Веяс и гоголевский Вий
  • seva_tanks Севостьянов Константин Никлаевич
    Интересно...Смутное время. Дневник Яна Велевицкого

Убивал ли Иван Грозный своего сына? ЭКСПЕРТНАЯ СПРАВКА по материалам исследования останков из саркофагов Ивана Грозного и его сыновей.

ЭКСПЕРТНАЯ СПРАВКА по материалам исследования останков из саркофагов Ивана Грозного, его сыновей – Ивана и Федора, а также Скопина-Шуйского. Учитывая исторические факты и отдельные литературные данные, при исследовании останков Ивана Грозного, его сыновей – Ивана и Федора, а также Скопина-Шуйского, судебные медики считали целесообразным выяснить 3 основных вопроса: 1.

Имеется ли на останках трупов следы каких-либо механических по-вреждений, а в случае установления их, следовало определить характер повреждений и каким орудием они нанесены. При исследовании останков Ивана Ивановича: Комиссии предстояло подтвердить или отвергнуть достоверность сюжета знаменитой картины художника И.Е. Репина, на которой изображено убийство Иваном Грозным своего сына ударом металлического посоха в область головы. 2. Вне зависимости от отсутствия или обнаружения механических повреждений, не меньший интерес имело выяснение вопроса о возможности отравлений. Разрешение этой задачи представляло особую трудность в силу того, что с момента захоронения трупов прошло около четырехсот лет. За столь длительный период многие яды могли претерпеть существенные изменения и, напротив, за счет длительных процессов гниения могли образоваться различные химические соединения, дающие аналогичные или сходные химические реакции с некоторыми искомыми ядами, например, птомаины (продукты распада белков) и алкалоиды (яды растительного происхождения). С учетом изложенных обстоятельств, химическое исследование было произведено на наиболее стойкую группу соединений – “металлические яды” – в частности, на соединения ртути и мышьяка. Обнаружение в трех саркофагах стеклянных сосудов с жидким содержимым и осадком на дне их послужило основанием для исследования содержимого сосудов с целью установления его состава. 3. Научный и практический интерес представляло также изучение влияниявремени и условий захоронения на сохраняемость трупов и их костных останков (влажность, колебания температуры в различные периоды года, захоронение в каменных саркофагах, не имевших полной герметизации и т.п.). При вскрытии саркофагов оказалось, что все мягкие ткани трупов полностью превратились в порошкообразную черно-бурую массу с отдельными конгломератами мумифицированных тканей. В саркофаге находились истлевшие ткани одежды и мягкой обуви. Сохранность костей была различной. Сохранившиеся костные останки из четырех саркофагов изъяты профессором Герасимовым М.М. для дальнейшего исследования в руководимой им лаборатории. Несколько ребер и позвонков подверглись химическому исследованию в Научно-исследовательском институте судебной медицины Министерства здравоохранения СССР. 4. Кости Ивана Грозного наиболее хорошо сохранились. Следов механических повреждений на них не установлено. Кости левой стопы находились в безпорядочном состоянии, что могло быть обусловлено, возможно, ранее предпринимавшейся попыткой проникнуть в саркофаг со стороны левого угла надгробной плиты. Обратило на себя внимание необычное расположение костей правого предплечья, согнутых под острым углом в области локтевого сгиба, при этом кости кисти были расположены соответственно области шеи, а концевые фаланги соприкасались с нижней челюстью. 5. От черепа Ивана Ивановича сохранилась только нижняя челюсть, остальные кости черепа превратились в беловато-сероватую порошкообразную массу. Шейные позвонки, левая ключица, рукоятка грудины, правая мало-берцовая кость и область, пограничная с головкой и телом левой плечевой кости, находились в состоянии разрушения, с образованием указанной выше порошкообразной массы. Остальные кости скелета находились в относительно удовлетворительном состоянии. В саркофаге, соответственно областям головы и лобка лежали волосы. 6. Кости скелета Федора Ивановича сохранились неудовлетворительно. Анатомическую целостность имели только кости нижних конечностей. От черепа сохранился лишь лицевой скелет и часть свода, соответственно лобной, теменным и правой височной костям. 7. Сохранность костей Скопина-Шуйского удовлетворительная, за исключением костей черепа, которые превратились в порошкообразную массу серовато-белого цвета. Кости правого предплечья и правой кисти располагались так же, как у останков Ивана Грозного. 8. При химическом исследовании порошкообразной массы черно-бурогоцвета, отдельных костей, волос и ногтей, а также истлевших тканей одежды из саркофагов, в которых были захоронены Иван Грозный, его сыновья – Иван и Федор и Скопин-Шуйский, найден мышьяк в пересчете на 100-граммовые навески: от 8 до 150 мкг в объектах из саркофага Ивана Грозного; от 14 до 267 мкг из саркофага Ивана Ивановича; от 10 до 800 мкг из саркофага Федора Ивановича и от 0 до 130 мкг из саркофага Скопина-Шуйского. Найденные количества мышьяка не превышает естественное содержание его в человеческом организме. 9. Результаты исследования тех же объектов на соединения ртути показали, что в объектах, извлеченных из саркофагов Ивана Грозного и Ивана Ивановича, количество найденной ртути в несколько раз превышает содержание ее в объектах из саркофагов Федора Ивановича и Скопина-Шуйского, в которых найденное количество ртути не превышает естественного содержания ее в человеческом организме в норме. Так, в пересчете на 100-граммовые навески объектов исследования из саркофага Ивана Грозного ртуть найдена в количестве от 20 до 1333 мкг, а в объектах из саркофага Ивана Ивановича в количестве от 12 до 1333 мкг. Содержание ртути в объектах из саркофага Федора Ивановича находится в пределах от 3 до 333 мкг, а в объектах из саркофага Скопина-Шуйского от 0 до 266 мкг. 10. Кроме ртути и мышьяка была найдена медь в количестве от 2,5 до 162 мг. в пересчете на 100-граммовые навески исследованных объектов. Наличие соединений меди, по всей вероятности, обусловлено использованием ее для отделки тканей одежды. 11. Жидкая часть содержимого трех сосудов, извлеченных из саркофаговИвана Грозного и его сыновей, представляла собой воду с ничтожными следами соединений кальция, магния, ртути и меди. В плотных остатках, находившихся в указанных сосудах, обнаружены части хитиновых скелетов насекомых, сохранность которых очень плохая, что свидетельствует о давней гибели насекомых и далеко зашедшем процессе их разложения. Эти насекомые относились преимущественно к двум биологическим группам. К первой группе принадлежат синантропные мухи (в том числе один экземпляр настоящей мухи /род Musca, семейство Muscidae/ и один экземпляр серой мясной мухи /Sariophadi/). Нахождение мух может объясняться либо тем, что их личинки развились в разлагающихся веществах, либо захоронением упомянутых экземпляров мух в самих сосудах, при условии, что в последних находилось жидкое содержимое. Ко второй группе относятся жуки жужелицы, которые свободно передвигаются по поверхности почвы и могли заползти в саркофаги. Представляет интерес отсутствие типичных мертвоедных форм насекомых (трупопожиратели). 12. При исследовании волос, извлеченных из саркофага Ивана Ивановича, крови не обнаружено. Роговое вещество волос приобрело диффузную яркожелтую окраску, что обычно наблюдается при длительном захоронении, вследствие чего установить первоначальный цвет волос не представляется возможным. Наибольшая длина исследованных волос с головы равна 5,8 см. ОБЩИЕ ВЫВОДЫ I. Механических повреждений на сохранившихся костях скелетов ИванаГрозного, его сыновей – Ивана Ивановича, Федора Ивановича, а также Скопина-Шуйского не обнаружено. Полное посмертное разрушение отдельных костей и значительные изменения некоторых костей лишают возможности высказать категорическое суждение, полностью исключающее возможность прижизненного повреждения костей. Это положение особенно относится к черепам Ивана Ивановича, Скопина-Шуйского и частично Федора Ивановича. В связи с изложенным нельзя решить вопрос о достоверности сюжета картины художника И.Е. Репина. 2. Найденное в останках, извлеченных из всех четырех саркофагов, количество мышьяка не дает оснований говорить о каких-либо отравлениях соединениями мышьяка. Повышенное количество ртути, обнаруженное в останках Ивана Грозного и Ивана Ивановича может быть обусловлено применением ртутьсодержащих препаратов с лечебной целью. Следует при этом отметить, что соединения ртути издавна применялись для лечения различных заболеваний. В то же время обнаруженное количество ртути не позволяет полностью исключить возможность острого или хронического отравления ее препаратами. 3. Следует отметить, что захоронение трупов в каменных саркофагах неспособствовало сохранению не только мягких тканей, но даже и отдельных костей скелетов и в первую очередь черепов. Директор института, Главный судебно-медицинский эксперт Министерства здравоохранения СССР Заслуженный деятель науки РСФСР, доктор медицинских наук профессор В.И. Прозоровский Заведующий организационно-методическим отделом Научно-исследовательского института судебной медицины, кандидат медицинских наук Э.И. Кантер Заведующий судебно-химическим отделом Научно-исследовательского института судебной медицины, кандидат фармацевтических наук А.Ф. Рубцов Старший научный сотрудник Научно-исследовательского института судебной медицины, кандидат медицинских наук В.И. Алисиевич. 20 мая 1966 г. № 371 МИНИСТРУ КУЛЬТУРЫ СССР тов. ФУРЦЕВОЙ Е.А.. Настоящим ставим Вас в известность, что все работы, связанные с вскрытием гробниц Царя Ивана IV и его сыновей Ивана и Федора и князя М.В. Скопина-Шуйского, начатые в апреле 1963 г., закончены в ноябре 1965 г. Все гробницы восстановлены в первоначальном виде. При сем прилагаем окончательное заключение комиссии. ДИРЕКТОР МУЗЕЕВ МОСКОВСКОГО КРЕМЛЯ (И. ЦВЕТКОВ) ПРЕДСЕДАТЕЛЬ КОМИССИИ (А. СМИРНОВ) Верно: секретарь Дирекции музеев Московского Кремля (Корчагина) ОКОНЧАТЕЛЬНОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ комиссии по вскрытию четырех захоронений в Архангельском соборе Московского Кремля. Вскрытию гробниц Ивана IV Грозного, его сыновей: Федора Ивановича и Ивана Ивановича, князя Михаила Васильевича Скопина-Шуйского, которое проводилось в апреле-мае 1963 года, предшествовали работы по укреплению несущих конструкций придела Иоанна Предтечи (стены и своды), а также укрепление восточной стены (апсиды) Архангельского собора. В процессе этих работ стало очевидным, что без понижения современного уровня пола в приделе Иоанна Предтечи и дьяконнике собора, невозможно ликвидировать значительные деформации, имевшиеся в стенах этой части собора. После понижения пола оказалось, что с устройством здесь усыпальницы Ивана Грозного и его двух сыновей, начались переделки восточной стены. Первоначально в ней вытесали большую нишу со стороны собора, образовав так называемое “горнее место” за престолом учрежденного в дьяконнике придела Иоанна Предтечи. “Когда же по распоряжению Ивана Грозного придел был перенесен в специальную пристройку, примкнувшую к дьяконнику с востока, у этой стены стесали белокаменный цоколь по ее наружному периметру. Несущая способность стены была окончательно нарушена при устройстве в ней нового дверного проема и прокладке каналов калориферного отопления в середине XIX столетия. В результате толщина стены в большей ее части была доведена до половины кирпича, т.е. до 15 см (от уровня белокаменного пола на высоту запрестольной ниши) и частично, на высоту 60 см, прикрыта современным полом из гранитных плит. При такой толщине основания восточной стены дьяконника, скрытой позднейшим полом, нельзя было сразу установить причину постоянного появления трещин в верхней ее части. В соответствии с принятым решением об укреплении этой стены, заложен дверной проем XIX в., что позволило восстановить уничтоженную им северную часть ниши XVI века, предназначавшуюся для горнего места. Раскрыт древний дверной проем, который был сделан в XVI ст. для прохода из дьяконника в пристроенный к нему придел Иоанна Предтечи. Восстановлены первоначальные формы белокаменного цоколя по наружному очертанию стены. В том месте, где к нему примыкает захоронение М.В. Скопина-Шуйского, цоколь не восстановлен. Понижен пол до уровня кирпичного пола XVII века. Выполненный комплекс работ обезпечил конструктивную прочность сооружения и уничтожил причины, вызывавшие деформацию конструкций. Несколько раньше были укреплены стены и своды придела Иоанна Предтечи. Эта работа производилась в такой последовательности: Мелкие трещины расшивались и зачеканивались сложным раствором. Крупные трещины заделывались путем восстановления перевязки в кирпичной кладке. Восстановлены три оконных проема и венчающий карниз в первоначальных формах, относящихся ко второй половине XVII ст. Полуциркульные завершения, имевшиеся с трех сторон по фасаду в основании сводов, разобраны, т.к. относились к первой половине XVIII ст. Свод, состоявший из двух оболочек (перекатов) в местах наибольших деформаций частично переделан с восстановлением его первоначального очертания. В процессе этих работ получены данные о том, что стены и свод в приделе Иоанна Предтечи дошли до нас в формах, которые они получили при перестройке во второй половине XVII столетия. Сохранившееся основание стен придела, построенного в XVI столетии, меньше выступало на восток и было несколько сдвинуто на север. По фасаду цоколь стены XVI в. тоже был раскрепован основаниями лопаток, украшавших фасад, что, видимо, было повторено при перестройке стен во второй половине XVII века. Пол в приделе был выполнен из большемерного кирпича (разм. 29 х 14 х 8), положенного плашмя в елочку. В дьяконнике уровень пола менялся четыре раза, в том числе два раза в XVI ст. Первоначальный пол был выполнен из поливных керамических плит (желтого, зеленого и коричневого цвета) треугольной формы, уложенных в форме звезды и скрепленных между собой металлическими штырями. Над этим полом (на 60 см ниже уровня современного пола) хорошо сохранился пол из белокаменных плит, который был настлан в соборе, видимо, после большого пожара 1547 года. Одновременно удалось установить, что алтарная преграда первоначально имела два проема для входа в дьяконник из центральной части собора. Южный проход был заложен после 1533 г., когда перед ним было произведено захоронение. В связи с понижением пола в приделе Иоанна Предтечи и дьяконнике собора, надгробия Ивана Грозного и его сыновей, а также Скопина-Шуйского, надстроенные в конце XVII в. частично дополненные в начале XX века, потребовалось восстановить в своих изначальных формах. Так как надгробные плиты гробниц обнажились, было принято решение произвести их археологическое обследование.

Анализ состояния кирпичной кладки надгробных сооружений и самих белокаменных саркофагов подтверждает, что захоронения подлинные и никем до настоящего времени не вскрывались. В захоронении Грозного и обоих его сыновей была предпринята попытка проникнуть неизвестными лицами. Возможно, это произошло в прошлом столетии при устройстве отопления или в начале XX века при устройстве нового гранитного пола. Однако эти попытки повреждений самим захоронениям вреда не принесли. Все гробницы имели типовую форму. Сверху находился медный кожух, сделанный в начале XX века с крестом и именем погребенного; под ним – надгробное сооружение из кирпича, имевшее явно выраженные периоды строительства – XVI, XVII и XX столетия (увеличение высоты связано с повышением уровня пола). У каждого надгробия, у семьи Грозного в торцах, а у Шуйского с северной стороны, – белокаменные плиты с надписями вязью XVII века об имени погребенных, дне их смерти и погребения. Под кирпичными надгробиями находились также типовые саркофаги, вырубленные из целого блока белого камня – известняка в форме гроба, расширяющегося в плечах с полукруглым изголовьем. Саркофаги закрывались белокаменными плитами с надписями имени погребенного, дня смерти и погребения. Останки Ивана и Федора Ивановичей, а также Скопина-Шуйского были завернуты в шелковые покрывала из камки с перевязью: трупы двух первых спеленуты тесьмой, а Скопина-Шуйского веревкой. Иван Грозный был похоронен в схиме. В саркофагах Царей Ивана IV и Федора и Царевича Ивана найдены стеклянные сосуды. Обнаружено необычное положение правой руки у Царя Ивана IV и князя Скопина-Шуйского: рука согнута под острым углом, так что кисть лежит у правой ключицы. Это пока неизвестная особенность старинного погребального обряда. Во время вскрытия производилось: протокольное описание всего процесса вскрытия; фото и кинофиксация на черно-белую и цветную пленку; зарисовки и обмер белокаменных саркофагов и обнаруженных в них останков; архитектурно-археологический обмер кирпичных надгробий и маркировка разбираемой их части были выполнены до начала подготовительных работ, предшествовавших вскрытию. Костяки всех вскрытых захоронений (в том числе сохранившиеся черепа Царей Ивана Грозного и Федора Ивановича) и часть тлена были изъяты для научного изучения в лаборатории пластической реконструкции Института этнографии АН СССР. Соответствующие пробы тлена и костей переданы для анализов в лабораторию Института судебной медицины. Для научных и экспозиционных целей выполнены копии в натуральную величину (из белого цемента) с четырех плит, накрывавших белокаменные саркофаги. При снятии пола в дьяконнике в его северо-западном углу была обнаружена могила, в которой был похоронен Царь Борис Годунов. В могиле не оказалось саркофага, что подтвердило сведения о извлечении его останков из собора по распоряжению Лже-Дмитрия I. Этим самым подтвердилось и летописное упоминание, что Царь Борис был похоронен в дьяконнике алтаря в одном ряду с членами семьи Ивана Грозного. Сохранность всех скелетов оказалась различной. Но во всех случаях пострадали черепа. Череп Ивана Грозного сохранился очень плохо. Совершенно разрушено его основание и височная область правой стороны. Скелет сохранился относительно хорошо. Нет мелких костей стоп и кисти. От черепа Царя Федора сохранилась только лицевая часть, большая часть лобной кости и подбородочная часть нижней челюсти, многие кости разрушены совершенно. У князя М.В. Скопина-Шуйского сохранилась нижняя челюсть, череп Царевича Ивана Ивановича разрушен полностью. Скелеты плохой сохранности, многих костей нет. Разрушение черепов объясняется тем, что известковые саркофаги очень гигроскопичны, в результате чего в них скапливалась вода. Эта вода, обогащенная растворившимися солями кальция, в течение сухого времени года постепенно испарялась, так как черепа всегда занимали более высокое положение по отношению к другим костям скелета, процесс испарения происходил через них. Вследствие этого при испарении влаги, соли кальция концентрировались в костях черепа, и, кристаллизуясь, разрывали структуру кости. Так механически разрушались все черепа. Анатомо-антропологическое исследование скелета Ивана Грозного дает возможность сделать следующее заключение: по своему антропологическому типу он ближе всего к динарскому, то есть типу, очень характерному для западных славян. Однако в его черепе есть черты, как то: очень высокие округлые орбиты, резко выступающий, тонкий нос. Эти черты больше соответствуют средиземноморскому типу. Череп небольшой, с сильно развитым рельефом, низким лбом, сильно выступающим надбровном, резко выступающим вперед подбородком. Рост его 1 м 78 см – 1 м 79 см. Весь скелет свидетельствует о большой физической силе его. Совершенно очевидно, что с молодости он был очень тренирован. К концу своей жизни Царь Иван резко изменил, видимо, свой образ жизни. Он стал малоподвижен, стал быстро тучнеть. Невоздержанность в еде, систематический алкоголь, малая подвижность – все привело к тому, что у этого сильного, еще молодого человека стали быстро развиваться старческие образования. На всех костях скелета видны резкие разращения остеофитов. Особенно резко они выражены на всех местах прикрепления мышц. Окостенели хрящи. Остеофиты на позвоночнике свидетельствуют о чрезвычайно малой подвижности Царя Ивана к концу жизни. В результате этого Царь Иван постоянно испытывал острые боли. Очевидно, этим и следует объяснить наличие ртути в его организме, так как он систематически прибегал к восточным ртутным мазям. Скелет Ивана Грозного не дает нам права говорить ни о каких признаках дегенеративности. Своеобразной аномалией Царя Ивана и его сына Федора было то, что оба они имели очень позднюю смену зубов. Царь Федор Иванович физиономически был очень похож на своего отца. Его лоб был выше, а нос очень тонкий. Глаза несколько меньше. Роста был среднего. Очень кряжист, крепок. В лаборатории пластической реконструкции Института этнографии АН СССР проведена рентгеноскопия скелетов. У Царевича Ивана определен третичный люэс. Профессор М.М. Герасимов выполнил портреты-реконструкции Царей Ивана IV Грозного и Федора Ивановича. Ткани, обнаруженные в гробницах, обработаны в мастерской Оружейной палаты реставраторами Баклановой М.Г., Ивановой Н.Ф. и Кошляковой Т.Н. Ткани извлекались из гробниц с особой осторожностью отдельно свернутыми фрагментами, а в отдельных случаях в виде свертков или спутанных клубков бурого цвета с землей, известью и плесенью. После фотографирования ткани обработаны водными растворами с реактивами по методу, применяемому в реставрационных мастерских Советского Союза. В процессе промывания ткани были очищены и расправлены, в результате чего выяснилось, что можно восстановить три рубахи, фрагменты трех покровов и два фрагмента шитья. 1. Рубаха Царя Федора Ивановича (сына Ивана Грозного). Сохранились все украшения и совершенно исчезла ткань. Облака, ластовицы и подол из красной (теперь бурой) тафты соединены золотой тесьмой. Металл сохранился небольшими фрагментами. После тщательного изучения остатков было выявлено, что золотная тесьма прикрывала все швы и закреплялась на отделке, поэтому легко читается покрой всей рубахи. Наружная часть, рукава и подол отделаны золотной тесьмой в виде параллельных полос. Все тяги были измерены. По аналогии с хранящейся в музее рубахой XVI в. сделан чертеж с указанием всех оставшихся фрагментов. Сорочка Царя Федора реконструирована. 1. Рубаха Царевича Ивана Ивановича (сына Ивана Грозного), состоит изотдельных фрагментов, имеет такой же узор, как и рубаха Царя Федора из параллельных полос, но не золотой, а чисто шелковой тесьмы. 2. Вероятно, шелковая тесьма быстрее разрушилась и поэтому сохранилась частично. Сорочка Царевича Ивана реконструирована. 1. Рубаха Скопина-Шуйского по покрову аналогична рубахе Царя Федора,но имеет более роскошную отделку на груди, рукавах и по подолу в виде узора из растительных завитков, часто встречающихся в русском орнаменте. 2. Сорочка князя Скопина-Шуйского реконструирована. 1. Фрагменты покровов промыты, как и рубахи, в водных ваннах. Хорошочитается крупный узор, характерный для итальянской камки-куфтери XVI в. На покрове Царя Федора узор состоит из Фигурных клейм с вазонами гвоздик или гранатных яблок и геральдическими коронами между ними. 2. На покрове Царевича Ивана узор состоит из орнаментальных лент, которые, перевиваясь, образуют овальное и ромбические клейма с букетами и гранатами. 1. После промывки остатков схимы Ивана Грозного (мелкие фрагментышерстяной ткани и шитья золотыми нитями), выявилась надпись и крест с головного убора и крест на подножьи с нагрудной части (парамана). Исследования, проведенные в Научно-исследовательском институте судебной медицины Министерства здравоохранения СССР, дали нижеследующие результаты: 1. При химическом исследовании порошкообразной массы черно-бурого цвета, отдельных костей, волос и ногтей, а также истлевших тканей одежды из саркофагов, в которых были захоронены Иван Грозный, его сыновья – Иван и Федор, и Скопин-Шуйский, найден мышьяк в пересчете на 100-граммовые навески: от 8 до 150 мкг в объектах из саркофага Ивана Грозного, от 14 до 267 мкг из саркофага Ивана Ивановича; от 10 до 800 мкг из саркофага Федора Ивановича и от 0 до 130 мкг из саркофага Скопина-Шуйского. Найденные количества мышьяка не превышают естественное содержание его в человеческом организме. 1. Результаты исследования тех же объектов на соединения ртути показали, что в объектах, извлеченных из саркофагов Ивана Грозного и Ивана Ивановича, количество найденной ртути в несколько раз превышает содержание ее в объектах из саркофагов Федора Ивановича и Скопина-Шуйского, в которых найденное количество мути не превышает естественного содержания ее в человеческом организме в норме. 2. Так, в пересчете на 100-граммовые навески объектов исследования из саркофага Ивана Грозного ртуть найдена в количестве от 20 до 1333 мкг., а в объектах из саркофага Ивана Ивановича в количестве от 12 до 1333 мкг. Содержание ртути в объектах из саркофага Федора Ивановича находится в пределах от 3 до 333 мкг., а в объектах из саркофага Скопина-Шуйского до 266 мкг. 3. Кроме ртути и мышьяка была найдена медь в количестве от 2,5 до 162 мг. в пересчете на 100-граммовые навески исследованных объектов. Наличие соединений меди, по всей вероятности, обусловлено использованием ее для отделки тканей одежды. 4. Жидкая часть содержимого трех сосудов, извлеченных из саркофаговИвана Грозного и его сыновей, представляла собой воду с ничтожными следами соединений кальция, магния, ртути и меди. В плотных остатках, находившихся в указанных сосудах, обнаружены части хитиновых скелетов насекомых, сохранность которых очень плохая, что свидетельствует о давней гибели насекомых и далеко зашедшем их разложении. Эти насекомые относились преимущественно к двум биологическим группам. К первой группе принадлежат синантропные мухи (в том числе один экземпляр настоящей мухи (род Musca, семейство Muscidae) и один экземпляр серой мясной мухи (Sariophadi). Нахождение мух может объясняться либо тем, что их личинки развились в разлагающихся веществах, либо захоронением упомянутых экземпляров мух в самих сосудах, при условии, что в последних находилось жидкое содержимое. Ко второй группе относятся жуки жужелицы, которые свободно передвигаются по поверхности почвы и могли заползти в саркофаги. Представляет интерес отсутствие типичных мертвоедных форм насекомых (трупопожиратели). 5. При исследовании волос, извлеченных из саркофага Ивана Ивановича, крови не обнаружено. Роговое вещество волос приобрело диффузную яркожелтую окраску, что обычно наблюдается при длительном захоронении, вследствие чего установить первоначальный цвет волос не представляется возможным. Наибольшая длина исследованных волос с головы равна 5,8 см.


ОБЩИЕ ВЫВОДЫ 1. Механических повреждений на сохранившихся костях скелетов ИванаГрозного, его сыновей – Ивана Ивановича, Федора Ивановича, а также Скопина-Шуйского не обнаружено. 2. Полное посмертное разрушение отдельных костей и значительные изменения некоторых костей лишают возможности высказать категорическое суждение, полностью исключающее возможность прижизненного повреждения костей. Это положение особенно относится к черепам Ивана Ивановича, Скопина-Шуйского и частично Федора Ивановича. 3. Найденное в останках, извлеченных из всех четырех саркофагов, количество мышьяка не дает оснований говорить о каких-либо отравлениях соединениями мышьяка. Повышенное количество ртути, обнаруженное в останках Ивана Грозного и Ивана Ивановича, может быть обусловлено применением ртутьсодержащих препаратов с лечебной целью. Следует при этом отметить, что соединения ртути издавна применялись для лечения различных заболеваний. В то же время обнаруженное количество ртути не позволяет полностью исключить возможность острого или хронического отравления ее препаратами. 22 ноября 1965 г. после исследований останки Царей Ивана Грозного и Федора Ивановича, Царевича Ивана и князя Скопина-Шуйского возвращены в саркофаги: кости скелетов и черепа, пропитанные воском с канифолью, положены в анатомическом порядке под защитный слой песка. Реконструированные одежды, остатки тканей и сосуды, изъятые из гробниц, переданы в фонды Музеев Кремля. В каждую гробницу положен памятный документ о проведенных исследованиях. Документы написаны тушью на старинном пергаменте и вложены в запаянные стеклянные сосуды, наполненные инертным газом аргоном. После перезахоронения останков древние гробницы восстановлены. Восстановлен интерьер усыпальницы Ивана Грозного и придела Иоанна Предтечи. Весь процесс перезахоронения и восстановления гробниц снят на кино и фотопленку. Подписи: Председатель (Смирнов А.П.) Члены комиссии: (Прозоровский В.И.) (Кантер Э.И.) См. наши замечания на обороте. Замечания: 1. На л. 4, 3 абзац. После фразы – “Это пока неизвестная особенность старинного погребального обряда”, считаем необходимым дописать – “но, нельзя исключить возможность перемещения руки под влиянием гнилостных процессов”. 2. На л. 5, 1-й абзац – Следует написать вместо: а) “Костяка” – “Кости скелетов”; б) “Сохранившиеся черепа” – “сохранившиеся части черепов”; в) “Часть тлена” – “часть истлевших останков”. На л. 5, 2-й абзац – Вместо “Соответствующие пробы тлена и костей” написать – “часть истлевших останков и некоторые кости”. На л. 5, 5-й абзац – вместо “...и височная область правой стороны” написать – “и правая височная область”. 3. Мы не можем согласиться с трактовкой механизма разрушения костейчерепа, приведенной на л. 5. Это разрушение связано в основном с процессами гниения. 4. Мы не можем также согласиться с утверждениями, относящимися кобразу жизни Царя Ивана IV Грозного (см. л. 6), так как нельзя делать такие выводы лишь на основании одного осмотра костей. (Прозоровский В.И.) (Кантер Э.И.) ТЕКСТ документа, вложенного в гробницу Царя Ивана Грозного 23 апреля 1963 года специальная комиссия Министерства культуры Союза Советских Социалистических Республик впервые вскрыла гробницу Царя Ивана IV Васильевича Грозного (1530-1584 годы) в целях исторического исследования. До 1963 года погребение не нарушалось. Лишь в начале двадцатого века при устройстве нового пола в соборе был отбит северо-восточный угол крышки саркофага и нарушено положение левой стопы. При вскрытии стенки саркофага были влажные, белый камень имел трещины, верхняя плита саркофага раскололась на две части. Погребение имело правильное анатомическое положение за исключением левой стопы. На дне саркофага прикрытые остатками истлевшей ткани лежали останки человека на спине. Обнаружены остатки монашеской шерстяной одежды, расписной синего стекла кубок с остатками желтовато-бурой густой массы, тлен черно-бурого цвета – результат распада тканей организма и одежды, скелет и череп. Правая рука оказалась согнутой в локте под острым углом так, что фаланги кисти лежали у нижней челюсти. Кости скелета плохой сохранности. Разрушение их вызвано кристаллизацией солей кальция. Правая височная кость и основание черепа хрупкие, легко крошатся. Кости грудной клетки, таза, верхних и нижних конечностей сохранились лучше. В Институте судебной медицины и в Лабораторий пластической реконструкции Института этнографии были проведены исследования: химические анализы тлена, паталого-анатомические и антропологические исследования и рентгеноскопия скелета. В тлене найден мышьяк в пересчете на сто граммов веса от 8 до 150 мкг и ртуть от 20 до 1333 мкг. Скелет свидетельствует о большой физической силе Царя, но на костях имеются ранние образования остеофитов, как результат резкого нарушения солевого обмена. Профессор М.М. Герасимов по черепу сделал портрет-реконструкцию Царя Ивана Грозного. После исследований останки возвращены в саркофаг: кости скелета и черепа, пропитанные воском с канифолью, положены в анатомическом порядке под защитный слой песка Стенки саркофага укреплены. Остатки одежды, сосуд и тлен из саркофага изъяты. Весь процесс вскрытия гробницы и вторичного захоронения останков Царя Ивана Грозного снят на кинои фотопленку. Гробница закрыта вновь в ноябре 1965 г. Настоящий документ вложен в запаянный сосуд, наполненный аргоном. Гробница закрыта вновь в ноябре 1965 года. Настоящий документ вложен в запаянный сосуд, наполненный аргоном. Состав комиссии: Доктор исторических наук, председатель комиссии СМИРНОВ А.П. Член-корреспондент Академии наук СССР АРЦИХОВСКИИ А.В. Доктор исторических наук ВОРОНИН И.Л. Доктор исторических наук ГЕРАСИМОВ М.М. Заместитель директора Музеев Московского Кремля ИВАНОВ В.К.

Популярное в

))}
Loading...
наверх