История школьной формы в России

Как советских школьников одели по вкусу Николая II и почему большевики отменили уравниловку

Сейчас в России нет единых правил относительно школьной формы. Конкретные фасоны и сам факт ношения формы регулируют отдельные школы исходя из своих представлений о дисциплине и прекрасном. Но так было не всегда. Впервые обязательную школьную форму в Российской империи ввел Николай I, и с тех пор она неоднократно менялась в зависимости от предпочтений того или иного правителя.

Любая одежда — от стесняющей движения юбки-карандаша и строгого костюма до гавайских рубашек и вечерних платьев — влияет на поведение человека.

Единообразную форму одежды для обозначения принадлежности к определенной группе впервые использовали члены монашеских орденов. С появлением в XVII веке постоянных армий носить униформу начали военные. Первый опыт введения школьной формы был предпринят в XVI веке в английской благотворительной школе для детей из бедных семей «Приют Христа», однако повсеместной эта практика стала лишь через 200 лет.


Первая английская школьная форма, XVI век

Школьная форма должна была оказывать дополнительное дисциплинарное воздействие на учеников, приучая детей к тому, что они находятся в особом социальном пространстве, где действуют свои правила и порядки. В странах с разной политической системой форма может иметь прямо противоположные функции: либо подчеркивать элитарность учащихся, либо, наоборот, уравнивать детей из семей с разным достатком. За два века существования школьной формы в России одна и та же одежда выполняла все функции.

Предпосылки введения школьной формы в Российской империи возникли в начале XIX века. Учрежденное Александром I Министерство народного просвещения (МНП) в 1804 году приняло «Устав учебных заведений, подведомственных университетам», который разделил страну на шесть учебных округов с университетом во главе. Гимназические платья официально регламентированы не были, однако воспитанники престижных гимназий и пансионов заимствовали мундиры у студентов своих учебных округов.


Гимназисты дореволюционной России, конец XIX века

Обязательная для всех гимназистов форма была введена императором Николаем I. Согласно «Положению о гражданских мундирах» от 27 февраля (11 марта) 1834 года, все учащиеся подведомственных МНП учебных заведений должны были «иметь мундир темно-зеленого сукна с темно-синим суконным же воротником с золотыми или серебряными петлицами из галуна по округам. Покрой как мундиров, так и положенных студентам и воспитанникам сюртуков иметь ныне существующий и носить им фуражки суконные темно-зеленые с околышком по цвету воротника». Пансионерам трех петербургских гимназий вместо сюртуков было положено носить синие однобортные куртки с красным стоячим воротником и позолоченными пуговицами. Парадные мундиры, детали которых имели ту же цветовую гамму, были украшены золотыми галунными петлицами. У каждого из этих учебных заведений был свой цвет выпушки на фуражке: у Первой Санкт-Петербургской гимназии — красный, у Второй — белый, у Третьей — голубой.


Дореволюционная гимназическая форма

Сын императора Александр II, едва взойдя на престол, бросился переодевать военных и чиновников. Поменялись и стандарты школьной формы, во всем повторявшей военный стиль. С 1855 года гимназические сюртуки и куртки обзавелись скошенными стоячими воротниками, которые были отличительной чертой императорской гвардии. На торжественные приемы ученики надевали однобортные темно-зеленые полукафтаны, похожие на те, что носили чиновники.

Реформатор долго не мог определиться с тем, какую одежду следует носить гимназистам. Цвет мундиров, фурнитуры деталей и выпушек меняли несколько раз. В 1868 году стандартом стал темно-синий однобортный мундир с девятью посеребренными пуговицами и скошенным воротником с узким серебряным галуном. Вместе с мундиром носили широкие темно-синие брюки и такого же цвета фуражку с кожаным козырьком и белой выпушкой. Принадлежность к учебному заведению теперь обозначал состоявший из букв и цифр шифр над козырьком: «С. П. Б. 1Г.» — Санкт-Петербургская первая гимназия, «Р. Г.» — Ришельевская гимназия и так далее. Из-за цвета школьной формы сверстники дразнили гимназистов «синей говядиной».

При Николае II униформа стала несколько удобнее, гардероб школьников пополнился гимнастерками и кителями. Зимой гимназисты носили светло-серые двубортные пальто с синими клапанами и белой выпушкой на воротнике, а если становилось слишком холодно, надевали черные наушники. На северо-западе Российской империи цвет ученических гимнастерок был темно-синим, на юге — серым. Летом одевались в коломянковые блузы вроде тех, что носили кадеты. Рубашки и блузы подпоясывали черным лакированным ремнем с пряжкой, на которой был выгравирован шифр гимназии. Неизменным атрибутом костюма в любое время года оставались черные суконные брюки.

Воспитанники престижных школ — гимназий, реальных и коммерческих училищ — при Николае II продолжали носить парадный синий мундир. Учащиеся промышленных, городских и духовных училищ, а также сельскохозяйственных и ремеслен­ных школ на праздники наряжались в тужурки и куртки.

Школьная форма для девочек была закреплена на государственном уровне на 60 лет позже мальчишеской. Екатерина II основала первое в Российской империи учебное заведение для женщин — Смольный институт благородных девиц — в 1764 году. Помещенные в институт девочки на долгие годы оказывались изолированными от негативного, по мнению императрицы, влияния невежественного окружения. Одним из орудий «облагораживания» девушек была форменная одежда, цвет которой становился тем светлее, чем ближе институтка была к окончанию обучения: в начальных классах платья были коричневые, затем голубые, потом серые, а выпускницы ходили в белых.


Выпускницы Смольного института

В течение следующего века в Российской империи возникло множество образовательных учреждений для женщин, в том числе училища, школы и гимназии. По примеру Смольного в них вводилась школьная форма, однако ее внешний вид зависел только от пожеланий руководства учреждений. Гимназическая форма для девочек была утверждена в 1896 году. В отличие от воспитанниц Смольного, гимназистки носили не цветные шелковые, а коричневые шерстяные платья, поверх которых повязывался фартук: черный — по будним дням, и белый — по праздничным. У разных гимназий оттенки коричневого варьировались, некоторые ученицы приходили на занятия в платьях в клеточку.

После революции 1917 года ВЦИК принял декрет «О единой трудовой школе», который упразднил разделение школ на разного вида училища и гимназии. Старая униформа была отменена как символ принадлежности к высшему сословию и пережиток буржуазного прошлого. Кроме того, у государства не было средств для того, чтобы обеспечить формой всех детей РСФСР. Школьники ходили на учебу в том, что могли позволить себе их родители, некоторые донашивали одежду старших братьев и сестер.


Женская школьная форма, 1917 год

С 1949 года в СССР начался переход ко всеобщему семилетнему образованию, вместе с которым вернулась и обязательная школьная форма. Для мальчиков это были серо-синие гимнастерки с однотонными брюками и фуражки с желтыми выпушками и кожаным ремеш­ком. Гимнастерки подпоясывали черным ла­кированным кожаным ремнем с пряжкой. Девочки вернулись все к тем же коричневым платьям, только их длина стала заметно короче. Новые правила коснулись и укладки волос: их следовало заплетать в косы и повязывать банты под цвет фартука, в будние дни — черные, в праздничные — белые. В целом «тоталитарная» советская школьная форма практически не отличалась от «элитарной» дореволюционной.


Школьная форма первоклассника, 1955 год

Начавшаяся во времена хрущевской оттепели демилитаризация отразилась и на одежде школьников. В 1962 году гимнастерки сменил серый полушерстяной костюм — брюки и однобортный пиджак с пластмассовыми пуговицами, под который требовалось надевать белую рубашку. Через 11 лет костюмы стали темно-синими — мальчики носили брюки с куртками, которые по крою были похожи на набиравшую популярность джинсу.


Первоклассники одной из школ Киевского района столицы, 1962 год

В начале 1980-х появилась форма для старшеклассников. С восьмого класса мальчикам можно было носить синий костюм-двойку, девочкам — костюм-тройку, состоявший из юбки, жилета и пиджака. С первого по седьмой класс школьницы продолжали носить коричневые платья с фартуком — за 90 лет в них практически ничего не изменилось.


Форма учеников средней школы, 1979 год

С развалом Советского Союза школьная форма была отменена. Закон «Об образовании» 1992 года никак не регламентировал порядок введения школьной формы, оставляя этот вопрос на усмотрение самих образовательных учреждений. Если школа хотела установить требования к одежде учеников, эта норма должна была быть зафиксирована в уставе или соответствующем локальном акте.

Осенью 2012 года директор одной из школ Ставропольского края отказалась пускать на уроки нескольких учениц-мусульманок в хиджабах. Согласно уставу, посещать занятия можно было только в светской одежде. Несколько месяцев спустя президент России Владимир Путин подписал Федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации». С 1 сентября 2013 года администрации образовательных учреждений могут устанавливать требования к одежде школьников «в соответствии с типовыми требованиями, утвержденными уполномоченными органами государственной власти субъектов Российской Федерации».

Источник ➝

Пожар антишляхетских восстаний в Речи Посполитой (1648-1653 гг.)

 

Великое княжество Литовское, так же как и Польша, полыхало в огне антишляхетских восстаний. И в начале Тринадцатилетней войны территория, по которой проходили русские войска, была уже изрядно опустошена. Так, по свидетельству очевидцев, по «дороге до Кобрина опустошены костелы, все шляхетские усадьбы…разрушены», а шляхта бежала за Вислу «от внутренних врагов – казаков, крепостных крестьян и своих свинопасов». В 1648 г. русский гонец сообщил царю, что с появлением в Белоруссии отряда казаков полковника И.

Шохова «холопы их шляхетские и панские, пограбя пана своего животы, бегают к казакам», а вступившие в ряды казачества белорусские крестьяне и горожане «войско казакам приумножили».

Поветы разорялись вследствие как стихийных народных выступлений и действий казацких отрядов Головацкого, Кривошапки, Небабы, Голоты и др., так и карательных мер правительственных войск, немилосердно подавлявших мятежи в районах Гомеля, Чечерска, Пропойска, Пинска. Разорение Пинского повета и взятие Пинска, например, являлось полномасштабной войсковой операцией правительственных войск ВКЛ. Ворвавшиеся в город солдаты были встречены многочисленными баррикадами на узких улочках города. Подобным образом были взяты и разорены Туров, Бобруйск, Речица, Мозырь и др. Антифеодальные выступления были подавлены войсками Януша Радзивилла только к 1651 г. Даже когда Радзивилл почти «затушил» пожары восстаний, в тылу у него вновь заполыхало Мстиславский повет. Отдельные очаги восстания продолжали вспыхивать до 1653 г. «Хлопы» жестоко поплатились за свои выступления – по статусу посягательство на имущество шляхтича каралось смертью. Сколько погибло в этой братоубийственной войне 1648-1653 гг – не известно до сих пор.

Белорусским националистам неприятно будет узнать, что после такой кровавой расправы белорусские общины не раз отправляли делегации в ...соседнюю «Московию», ища у царя поддержки. Так, в 1651 г. в Москву прибыл А. Кржыжановский с просьбой к царю принять Белоруссию в «государскую оборону». В Посольском приказе он говорил, что как только русское войско появится на белорусской земле, «то белорусцы де, сколько их есть, все б те поры востанут на ляхов заодно. А чаят де тех белорусцов зберетца со 100 000 человек». Неудивительно, что вступление в 1654 г. армии «Тишайшего» царя на территорию Речи Посполитой только усилило глубокий раскол в ВКЛ.

Цитируется по: Лобин А.Н. Неизвестная война 1654-1667 гг.

К ВОПРОСУ О ФОРМИРОВАНИИ ТАТАРСКОГО КУПЕЧЕСТВА

 

В статье рассматриваются некоторые аспекты формирования такой категории торгового сословия как национальное татарское купечество. Автором делается попытка анализа причин формирования татарского купечества как прослойки торгового сословия.

С. С. МИХЕЕВ

Пензенский государственный педагогический университет им. В. Г. Белинского кафедра новейшей истории России и краеведения

В статье рассматриваются некоторые аспекты формирования такой категории торгового сословия как национальное татарское купечество.

Автором делается попытка анализа причин формирования татарского купечества как прослойки торгового сословия.

Условно считается, что традиционным занятием представителей татарского этноса было занятие торговлей. Для того чтобы ответить на вопрос о том, почему сформировалось подобное мнение, необходимо проанализировать, было ли это следствием экономических предпосылок или же действительно результатом реализации предпринимательских способностей.

Для территории Пензенской губернии традиционным являлось занятие сельскохозяйственным трудом в качестве основного занятия населения, однако не всегда сельскохозяйственная ориентация являлась удобной и прибыльной для хозяев. В частности, для представителей татарского этноса с XVIII века началось ограничение их хозяйственной самостоятельности.

Во второй половине XIX - начале XX в. земледелие продолжало играть ведущую роль в крестьянских хозяйствах татар. Отмена крепостного права и реформы 1860-х годов не принесли с собой для крестьянства освобождения от экономической кабалы. Лучшие земли и угодья крестьян были отрезаны в пользу помещиков. По материалам статистики 1877 г. на территории Саранского, Наровчатского, Инсарского, Краснослободского, Спасского уездов во владении крестьян находилось лишь 53,5 % всего земельного фонда. Остальные 46,5 % принадлежали помещикам, казне, церкви, монастырям [1, Л. 13].

Количество земли на душу с каждым годом сокращалось в результате естественного прироста населения. Так, с 1863 по 1878 г. только по Саранскому, Инсарско-му, Краснослободскому уездам Пензенской губернии население увеличилось на 84,9 тыс. человек, а площадь пахотных земель у крестьян оставалась прежней [2]. Особенно пострадала от малоземелья та группа татарских хозяйств, где присутствовала подворно-наследственная форма землевладения, то есть та группа, где уже наметились тенденции к расслоению. С течением времени в связи с увеличением наследников и разделов между ними наследственные участки измельчали настолько, что владельцы этих земель оказались самыми несостоятельными хозяевами в крае.

Сокращение посевных площадей отрицательно сказывалось на имущественном положении татарских крестьян. Так, в январе 1870 г. в донесении помощника начальника Саратовского губернского жандармского управления Н. П. Пекарского «Татары Хвалынско-го уезда вследствие недостатка в хлебе находятся в самом бедственном положении. Из собранных мной по этому предмету сведений оказывается, что только незначительная часть крестьян употребляет в пищу чистый хлеб, и то не все собственный, а покупной; большая часть ест хлеб, испечённый из семян и растений просянки, с примесью муки ржаной и просяной: как первую, так и последнюю покупают... Бедственное положен крестьян ещё увеличивается от того, что с конца прошлого года энергически взыскиваются с них недоимки по окладным сборам, которые через бездействие административных лиц достигали громадной цифры; так, по Атлашинской волости, состоящей из 42 002 душ, числятся недоимки 38 тыс. рублей; подобная же цифра существует и в других татарских волостях» [3, С. 38].

О дополнительной купле земли крестьянство не могло и думать, так как цена на нее из года в год бешено росла. Продажа одной десятины земли возросла с 23 руб. 55 коп. в 1871 г. до 103 руб. в 1902 г. [4, С. 32].

Тяжёлое экономическое и социальное положение татар в конце XVIII - середине XIX века побуждало их искать выход в переселении и отходничестве на заработки. Часть из них нанималась на земледельческие работы, другие - чернорабочими к различным предпринимателям города или же уезжали в другие губернии. Отходники формировались разными социальными группами сельских жителей, однако основной базой была беднота: несостоятельная часть крестьянства представляла 58,6 %, середняцкая - до 30 %, 10 % - зажиточная часть [5, С. 68]. Существенную роль в мотивации отходничества играло растущее аграрное перенаселение, объяснявшее основные причины, пробуждавшие поиск дополнительного заработка: малоземелье, обременённость долгами и недоимками. Зажиточные же крестьяне ставили своей целью реализацию предпринимательской деятельности.

Татары занимались в основном неземледельческими промыслами, которые оплачивались выше, чем труд в сельском хозяйстве. У татар наибольшее распространение по сравнению с другими этническими группами получил дальний отход, то есть работа за пределами области. Весной и осенью 1892 года в д. Пензятка Пензятской волости Инсарского уезда жителями для отправления на заработки было выдано 556 паспортов (555 - мужчинам, 1 - женщине) в Астраханскую, Бакинскую, Нижегородскую, Симбирскую и Тамбовскую губернии. В отходе занимались сельскохозяйственными работами, извозом, работали на фабриках и заводах [6, Л. 92]. По данным архивных документов 700 человек уехали на заработки без паспортов на Илевский завод для обжигания угля [7, Л. 92]. В деревне Кривозерье Кривозёровской волости Саранского уезда в мае и сентябре 1892 года было выдано 1769 паспортов (1764 - мужчинам, 5 - женщинам) в Симбирскую и Бакинскую губернии на винокуренные заводские и фабричные заведения чернорабочими [8, Л. 220].

Удельный вес татар в торговле был равен 21,5 %, русских - 12,1 %, мордвы - 2,9 % [9, С. 50]. В Краснослободском уезде, насчитывающем 19 волостей, только из одной Усть-Рахманиновской волости, которую населяли татары, для торговли в разные города России в 1892 году отправились 2491 человек или 24,7 %, т. е. почти четверть всех отходников уезда. Женщинам паспорта не выдавали [10, Л. 194]. Главный контингент торговцев в 1887 году в Краснослободском уезде составляет татарское население [11, С. 23]. Среди татарского населения Краснослободского уезда Пензенской губернии свыше 75 % дворов было занято отходничес-ким промыслом [3, С. 38].

Развитие отходничества привело к подвижности населения татарской деревни, что сыграло значительную роль в формировании хозяйства и быта. Отходники привносили в свои деревни нововведения в сельское хозяйство, новые элементы в убранство жилья, в одежду и т. д.

Именно из среды отходников формировалась прослойка татарского купечества. Родоначальник видной торгово-промышленной династии Кулахметьевых Хантемир Бахтеевич (1793-1854) приехал в Пензу из Кузнецка в 1843 году и организовал торговлю свечами и мылом. В 1852 году унаследовал капитал своего отца Сайфетдин Яфарович Бабиков, взявший свидетельство на торговлю в Константинополе.

Татарские купцы активно развивали своё дело, брали в аренду предприятия. Так, в 1858 году в аренду кузнецкому купцу 1 гильдии Айнитидину Абдул-На-сыреву Дибирдееву была передана суконная фабрика, продукция которой продавалась на Симбирской и Саратовской ярмарках. Дубенско-Дибирдеевские сукна отправлялись исключительно в Казанскую комиссариатскую комиссию, и лишь небольшая часть поступала на ярмарки соседних губерний [12, С. 63].

Социально-экономическое и политическое положение татарского купечества в силу некоторых отличий в области этно-конфессионального характера в Российской империи, принимало автономный характер. В целом российское купечество не было монолитным, оно распадалось не только на внутренние групповые интересы экономического характера, но и на ряд более мелких групп, распределяющихся по принципу этнической принадлежности. Подобные отличия вынуждают рассматривать региональное купечество как профессиональную группу.

Определение «татарская» свидетельствует об обособленности, однако это даёт повод для рассмотрения их в качестве категории профессиональной группы, где доминирующим началом стала торговая деятельность. Татарское купечество - это не только лицо купеческого сословия, но и профессиональная группа, чья торговая специализация являлась доминирующим началом их деятельности.

Купец-предприниматель характеризуется в силу вышеназванных причин как член профессиональной группы. Узкая специализация - торговля, а также этно- конфессиональная принадлежность выделяют татарских купцов-предпринимателей из купеческого сословия в отдельную группу. Процесс политикоэкономической девальвации купеческого сословия в конце XIX-начале XX вв. вопреки политике русского самодержавия: занятие торговой и иной предпринимательской деятельностью, имело для них характер не только обогащения, но повышения уровня гражданских прав, обладания ими в полной мере.

Указанная специфика накладывала особый отпечаток на финансово-экономическое положение купцов и на их роль в торгово-промышленном развитии отдельных регионов. После реформы 1861 г. Россия, как известно, сложились более благоприятные условия для капиталистического развития. Буржуазные отношения активно проникали как в город, так и в деревню, захватывая все новые и новые территории. В орбиту капиталистических отношений втянулись и крестьянские хозяйства исследуемого района. Развитие буржуазных отношений проявлялось во всех отраслях народного хозяйства, во всех сферах крестьянской жизни.

Зарождалось татарское купечество в крестьянской массе. Крестьяне уходили в город, где занимались мелкой торговлей, не требующей разрешения, и, накопив необходимый капитал, брали свидетельство на занятие торговлей, которое означало, что они переходят в купеческое сословие. Большинство купцов имели крестьянские корни, а факт наследования торговых дел показывает наличие к 1917 году смены трёх поколений татарских купцов. Значительная часть купечества занималась торговым предпринимательством и лишь затем промышленным. В татарском купечестве преобладало торговое предпринимательство. Формирование татарского купечества со второй половины XIX века и до свержения самодержавного строя проходило в сложных условиях. Права и преимущества купечества не заключались в общепринятых гражданских свободах, а носили исключительный характер.

Картина дня

))}
Loading...
наверх