Руника Алтая

Всему миру известны руны, которыми пользовались древнегерманские племена, эта система письма распространилась в Европе начиная с I – II века и существовала в Скандинавии вплоть до XV. Сам термин «руна» имеет связь с древнегерманским корнем rūn (см. также готтское слово runa – тайна). Изначально rūn означало скрытое, секретное знание, тайну, шепот. Семантика слова, как считается, указывает на специфический характер и функции германского письма в начальный период его существования, в первую очередь его эзотеризм, т.

е. доступность лишь посвященным и тайну для всех остальных. В связи с внешним сходством термином «руны» называют также ряд других письменностей, с древнегерманскими рунами никак не связанных. Это в первую очередь касается древнетюркского письма, использовавшегося с VII по XII век как официальное в таких средневековых государствах, как Восточнотюркский каганат, Уйгурский каганат, государство енисейских кыргызов.

Древнетюркские рунические письмена были открыты в 1721 году немецким ученым Д.Г. Мессершмидтом, посланным Петром I для изучения Сибири. В Хакасии тот нашел стелу с неизвестными ему письменами, внешне похожими на германские руны. Вплоть до 1891 года мир не знал, какой народ их оставил, и только благодаря датскому ученому В. Томсену и российскому тюркологу В. Радлову удалось расшифровать тюркский рунический алфавит и прочесть письменные памятники, найденные в Монголии в долине реки Орхон, которые были написаны этим алфавитом.

Орхонский тюркский рунический алфавит состоял из 37 знаков. Всего же с учётом региональных и хронологических вариантов их насчитывается более 50. Писались они снизу вверх или справа налево, и каждый знак чертился отдельно, как правило, не соединяясь с другим. Не все гласные прописывались. Начальные гласные «а» и «ӓ» никогда не писались, хотя другие начальные гласные, как и последние гласные, обычно писались. Гласные в середине слова часто опускались.

Памятники тюркского рунического письма VII – XII веков к настоящему времени представляют собой довольно значительную по объему и ценную в лингвистическом и историческом отношении часть обширного письменного наследия тюркоязычного мира. Несколько сотен надписей, сделанных на скалах и камнях, а также на предметах обихода, были открыты в Монголии, на территории всей Южной Сибири, в Китае, Казахстане и Киргизии. Наиболее изученными являются всемирно известные орхонские памятники в Монголии, написанные в честь великих древнетюркских правителей и полководцев Восточнотюркского каганата Бильге-кагана, Кюль-тегина и Тоньюкука, и енисейские рунические памятники, находящиеся в Туве и Хакасии. Далее на запад, по всей степной территории Евразии вплоть до Венгрии, были найдены сотни подобных надписей. Многие из них до сих пор еще не расшифрованы.

К числу наименее известных и наиболее сложных для расшифровки относятся рунические памятники Горного Алтая. Надписи здесь, как правило, нанесены на скалы мелкими знаками, выведенными тонкими бороздками, часто располагаются в труднодоступных местах. Многие из них, видимо, не предназначались для широкого круга читателей и носили глубоко интимный характер. Незаметность древних текстов алтайских гор стала одной из причин их массовой гибели. Угрожающими им факторами являются природные катастрофы, хозяйственная деятельность человека, массовое развитие туризма, недостаточные меры по их охране.

Перед учеными стоит актуальная задача – сохранить бесценное культурно-историческое наследие тюркских народов, произвести фиксацию, мониторинг и расшифровку бесценных памятников рунического письма Горного Алтая. К сожалению многие из них уже безвозвратно утеряны из-за взрывных работ при строительстве дорог, вследствие обвалов скал и камней при землетрясениях или порчи современниками.

География рунических писем Алтая охватывает в основном центральные аймаки. Особенно большое их количество сосредоточено в Онгудайском районе на перекрестке всех древних дорог. Как известно, Алтай – центр евразийского материка, равноудаленный от четырех океанов, а Онгудайский район – это сердце Алтая. В долине реки Урсул находятся также многочисленные петроглифы, археологические следы афанасьевской (ІV – III тыс. до н.э.) и андроновской (II тыс. до н.э.) культур, памятники скифо-сарматской, гуннской и древнетюркской эпох. Культурные слои здесь не вымывались «волнами» переселяющихся народов, как это происходило на равнине, а «складировались» в горных долинах и ущельях, а мудрость столетий запечатлевалась в преданиях и обрядах алтайского народа.

Надписи, находящиеся в Горном Алтае, нанесены на скалы и стелы, на предметы быта. Их содержание весьма многообразно и касается всех сфер жизни и деятельности древних народов. Философские, молитвенные, поминальные надписи соседствуют с чисто бытовыми.

Молитвенные свидетельствуют о том, что Алтай являлся местом паломничества представителей разных религиозных учений. Здесь тысячелетиями мирно сосуществовали представители различных религий: тенгрианства, буддизма, христианства, манихейства и других. И эта ситуация за многие века не претерпела сколько-нибудь существенных изменений. В знак совершения обряда на скальных плоскостях тюркоязычные предки алтайцев оставили такие имена, как Эль-Йеген, Кенч, Юрунг. Несколько раз они встречаются со словом bitidim («я написал»), что говорит о важности и значимости тщательно вырезанных специальными инструментами слов. В подтверждение того факта, что здесь молились представители разных религий, имеются отдельные надписи: arzim – «о, мой святой!» (Калбак-Таш VIII), eri – «очистись» (Калбак-Таш XI). В IX – X веках манихейская религия проникла в Южную Сибирь, и следы этого влияния, возможно, отразились на содержании надписей Калбак-Таша.

В Горном Алтае известны три серебряных пиршественных сосуда и два поясных украшения, имеющие вырезанные рунические надписи. Предметы происходят из раннесредневековых погребений тюрок-тугю. Пиршественные чаши из серебра были такой же неотъемлемой частью аксесуаров знатных мужчин, как и воинский пояс, унизанный металлическими или серебряными бляхами, на который подвешивались кинжал и сабля. Участие в мужских пирах определялось самим статусом воина и восходило к эпохе общинных установлений. Содержание надписей на серебряных сосудах является письменным свидетельством того, что существовала дань в виде серебряных кубков и люди вручали их в качестве подарков. Эти кубки «проходили» огромные расстояния, меняя своих владельцев. На дне одного из серебряных кувшинов, найденных в Туектинском могильнике, написано: t(e)r(i)lmӓ kūmūš (a)gjr (серебро, которое собирается (в виде дани), – тяжелое.)

Алтайские древнетюркские эпитафии посвящены местным героям, знатным и известным. В них, в отличие от классических енисейских эпитафий, практически отсутствуют упоминания о титулах, чинах, как нет и перечислений заслуг перед ханом и народом, но боль утраты и скорбь в этих строках от того не уменьшились.

Все это свидетельствует, что широкая грамотность была присуща и простому люду, не принадлежавшему к аристократическим кругам. На «вечных камнях» оставляли свои мысли и чаяния воины, философы, учителя и странствующие писцы.

Впервые древнетюркские рунические письменные памятники Алтая были зафиксированы современными техническими средствами в результате совместного российско-германского проекта по документации руники Алтая. Причем самые значительные из них были открыты в последние годы в ходе реализации проекта «Руника Алтая». Создан электронный корпус рунических письменных памятников Алтая, доступный тюркологам России и зарубежным ученым на сайте www.altay.uni-frankfurt.de.

Лариса Тыбыкова, Ирина Невская.

 источник

Известия немецких хронистов о битве русских с ордынцами в 1380 г.

 

Немецкие хроники конца XIV — начала XV века и позднейшие сочинения, основанные на их известиях, сообщают о битве русских с ордынцами, в которой нетрудно узнать знаменитое сражение на Дону. Детмар Любекский — монах францисканского ордена — жил в Торнском монастыре, где и вел хронику на латыни вплоть до 1395 года. Иоганн фон Позильге, чиновник из Помезании, живший в Ризенбурге, писал хронику на латинском языке с 60—70-х годов XIV века до 1406 года. Обе названные хроники впоследствии, около 1395—1419 годов, были переведены соответственно на нижненемецкий и верхненемецкий языки.

Ранние хроники использовал в своем труде "Вандалия" богослов и историк Альберт Кранц, родившийся в середине XV века в Гамбурге, где он служил соборным деканом (старшим священником храма) и умер в 1517 году. "Вандалия" доведена до 1501 года и была издана уже после смерти автора, в 1519 году. Детмар, Позильге и Кранц с небольшими вариациями повторили известие о битве русских с татарами, которое, возможно, попало в Германию благодаря купцам прибалтийских городов (союз этих городов назывался Ганзой), торговавших с Русью и Литвой. В 1381 году в Любеке проходил ганзейский съезд, и здесь же находился один из названных хронистов — Детмар.
      Известие немецких хроник нельзя целиком принимать на веру. Место битвы Позильге и Кранцем ошибочно перенесено с Дона к Синей воде — реке, притоку Южного Буга, где в 1363 году литовскому великому князю Ольгерду удалось разгромить ордынские отряды и тем самым остановить дальнейшее продвижение войск Джучиева улуса на запад. Рассказ о победоносной акции литовского войска ("литовцы отняли у русских добычу и множество их убили в поле") не подтверждается русскими источниками. Летописная повесть 1425 года свидетельствует лишь о том, что Ягайла, пришедший "всею силою литовскою Мамаю пособляти", опоздал на один день или меньше. Некоторые исследователи предполагают, что у Детмара и в сходных с ним известиях речь идет о малозначительном ограблении передовыми отрядами Ягайлы арьергардов русской дружины, возвращавшейся с поля боя. Однако, если вспомнить, что войска Дмитрия возвращались по территории Рязанского княжества, не участвовавшего в битве с Мамаем и потому сохранившего свое войско, возможны два предположения: Либо хронисты ошибаются, допуская беспрепятственное вторжение Ягайлы на земли Рязани, либо литовцы действительно, по договоренности с рязанским князем Олегом, ограбили на рязанской земле какие-то отряды Дмитрия Ивановича. В позднейших источниках князь Олег, объявленный "изменником", обвиняется в ограблении московских отрядов, возвращавшихся домой с Куликова поля. Возможно, в этих свидетельствах имеется какая-то доля истины.

 

ХРОНИКА ДЕТМАРА

      Там сражалось народу с обеих сторон четыреста тысяч. Русские выиграли битву. Когда они отправились домой с большой добычей, то столкнулись с литовцами, которые были призваны на помощь татарами, и литовцы отняли у русских их добычу и множество их убили в поле.

ХРОНИКА ПОЗИЛЬГЕ

      В том же году была большая война во многих странах, особенно так сражались русские с татарами у Синей Воды, и с обеих сторон было убито около 40 тысяч человек. Однако русские удержали [за собой] поле. И, когда они шли из боя, они столкнулись с литовцами, которые были позваны татарами, туда на помощь, и убили русских очень много и взяли у них большую добычу, которую те взяли у татар.

"ВАНДАЛИЯ" А. КРАНЦА

      В это время между русскими и татарами произошло величайшее в памяти людей сражение на месте, которое называется Синяя Вода. Как обычно сражаются оба народа не стоя, а набегая большими вереницами, бросают копья и ударяют, и вскоре отступают назад. Победители русские захватили немалую добычу — скот, так как [татары] почти никакой другой [добычей] не обладают. Но не долго русские радовались этой победе, потому что татары, соединившись с литовцами, устремились за русскими, уже возвращавшимися назад, и добычу, которую потеряли, отняли, и многих из русских, повергнув, убили. Было это в 1381 г. после рождения Христа. В это время в Любеке собрался съезд и сходка всех народов общества, которое называется Ганзой.

Текст печатается по изданиям: "Слово о полку Игореве" и памятники Куликовского цикла. К вопросу о времени написания "Слова". М.—Л., 1966, с. 507—509 (статья Ю.К. Бегунова); Азбелев С.Н. Историзм былин и специфика фольклора. Л., 1982, с. 160-161.

Популярное в

))}
Loading...
наверх