ПОСЛАНИЯ РИМСКОГО ПАПЫ ИННОКЕНТИЯ IV ГАЛИЦКОМУ КНЯЗЮ И АЛЕКСАНДРУ ЯРОСЛАВИЧУ

ПАПСКИЕ ПОСЛАНИЯ ГАЛИЦКОМУ КНЯЗЮ

Попытаемся выделить основные линии папско-русских переговоров, как они вырисовываются в результате анализа 10 посланий Иннокентия IV, направленных в Юго-Западную Русь между 3 мая 1246 г. и 23 января 1248 г. В большинстве своем они адресованы галицкому князю Даниилу Романовичу.

В посланиях прежде всего подчеркивается необходимость подчинения русской церкви апостольскому престолу. Папа настойчиво повторяет, что берет русское «королевство» под «опеку» святого Петра.

Папа не ограничивался словесным изъявлением своих далеко идущих намерений, но и послал католических проповедников для «безотлучного пребывания» при русском князе.

Вступая в переговоры с курией, князь Даниил хотел получить ее поддержку в борьбе против татаро-монголов. Однако Иннокентий IV, если и не игнорировал полностью намерения Даниила, то старался обойти этот вопрос. Характерно, что речь о татарах идет только в двух посланиях. В одной булле папа рекомендует в делах, «[касающихся] татар», «воспользоваться советом» своего легата архиепископа Альберта Суербеера, в другой — обращается к Даниилу с просьбой «сообщить ... братьям Тевтонского ордена» о набегах татар, с тем чтобы он мог «своевременно» дать князю надлежащий совет, как оказать сопротивление нападающим. Интересен факт частичного совпадения текста этой буллы с концом послания от 22 января 1248 г., адресованного Иннокентием IV суздальскому князю Александру (Невскому).

Послания свидетельствуют, что никаких реальных попыток со стороны папства для организации военной помощи Руси против татаро-монголов предпринято не было. Разумеется, при оценке позиции курии надо помнить, что она находилась тогда в острой борьбе с императором Фридрихом II. Однако главная причина равнодушия Иннокентия IV к стремлениям Даниила заключалась, конечно, в том, что военное вмешательство не входило в планы курии. Отказывая в помощи русскому князю, папство нащупывало пути к союзу с Ордой. Поэтому, видя бесплодность дальнейших переговоров с Римом, Даниил в 1246 г. становится номинальным вассалом Золотой Орды; с 1248 г. наступает перерыв во взаимоотношениях с курией.

Тем не менее в ходе переговоров с Римом галицкий князь достиг и положительных результатов — в укреплении западной границы своих земель. Папство же и на этот раз не добилось основной цели — унии с русской православной церковью.

Насколько важным для папы было заключение союза с галицким двором, видно из буллы к Васильку, брату Даниила: Иннокентий IV разрешает волынскому князю заключить брак, который запрещался канонами римской церкви. Ради достижения, политических целей папа был готов поступиться матримониальными нормами католицизма.

Выполненный нами и публикуемый далее перевод десяти булл Иннокентия IV в Юго-Западную Русь, думается, подтверждает, сделанные выше выводы.

Тексты булл помещены в сборниках: А. И. Тургенев. Акты исторические, относящиеся к России, т. I. СПб., 1841 и «Documenta Pontificum Romanorum Historiam Ucrainao Illustrantia», vol. I, ed. A. Welikij. Roma, 1953. К сожалению, в этих сборниках отсутствуют археографические введения, которые позволили бы получить представление о рукописной основе этих изданий. Публикуемые здесь переводы осуществлены с текстов, помещенных в «Актах исторических» (далее — АИ), № 62-65, 67-69, 74, 76, 77.

I (АИ, № 65)

Светлейшему королю Руси Иоанну епископ Иннокентий [IV], раб рабов божьих

Так как дух, который по всемогуществу величия своего не может нигде и никогда быть постигнут, ибо пребывает неописуемый, необъятный и неизменный, движение дает всему, творит ангелов и служителей своих и но воле небес принял плоть человеческую, потому что радость свою увидел в том, чтобы быть с сынами человеческими [и] нас, учеников, послал по всему миру, чтобы проповедовали Евангелие всякому созданию, примером своим наставил нас, дабы, следуя по его стопам, мы, получив власть, не могли отдельными поступками возвышаться среди тех, кого мы призываем на стезю забот, подобно Гетро разделим бремя по [его] совету, вверяя каждому сообразно его добродетелите дела, которые всегда возникают.

До сих пор в ваших землях не без опасности для душ соблюдались религиозные установления и обычаи греков, которые упорно и пагубно для [самих себя] уклонились от единства церкви, недавно же божеской милостью ваши сердца были озарены для того, чтобы вы признали, что римская церковь является матерью и наставницей всех других, а верховный понтифик [т. е. папа] — преемником Петра, которому вручены были ключи от царства небесного «связывать и развязывать» , наместником Иисуса Христа и [ее] главой; ибо един есть бог, едина вера, едино крещение, едино начало, едино тело воинствующей церкви; тело [же] со многими головами признано противоестественным , без головы — безголовым [уродом].

Как мы узнали, вы стремились бы вернуться к почитанию апостольского престола и послушанию нам; мы воздаем хвалы тому, кто достоин отверсть очи Товия с помощью глазной мази из желчи рыбы, отверсть очи слепого от рождения, и радуемся вместе с женщиной, которая, согласно евангельской истине, вновь нашла драхму, которую она потеряла.

Мы направили в ваши края достопочтенного брата нашего ..., архиепископа Пруссии и Эстонии, легата апостольского престола, человека, особенно близкого нашему сердцу, одаренного знанием наук, честного нрава, мужа зрелого совета, который поведает слова жизни и устно полнее сообщит вам, изложив волю нашу и наших собратьев. Мы возложили на него ответственность за [ведение] всего посольства в означенных краях, предоставив ему полную возможность «уничтожать и разрушать, рассеивать и губить, строить и взращивать» в соответствии с тем, что он сочтет угодным богу.

Поэтому мы просим, наставляем и настойчиво увещеваем твою королевскую светлость и повелеваем, чтобы ты в вышеозначенных делах и делах, [касающихся] татар, воспользовался его советом и оказал ему помощь и покровительство, за что затем ты уготовишь себе заслуженное доброе имя у бога и людей, и мы сможем славить [твою] королевскую милость достойными хвалами во имя господа.

Дано в Лионе, в пятые ноны мая, третий год понтификата [3 мая 1246 г.].

II (АИ, № 63)

Светлейшему королю Руси епископ Иннокентий [IV], раб рабов божьих

Желая внять твоим просьбам и с божьей помощью во всем удовлетворить твое желание, мы отправляем на твое попечение возлюбленных сынов братьев Алексия и. ..., товарища его, который был с ним в Богемии, состоящих в ордене проповедников, предоставляя им настоящей грамотой те же полномочия, которые имеют лица, назначенные к татарам.

Дано в Лионе, в пятые ноны мая, третий год понтификата [3 мая 1246 г.].

III (АИ, № 64)

Брату Алексию и ... товарищу его, который был вместе с ним в Богемии, состоящим в ордене проповедников, Иннокентий [IV], епископ, раб рабов божьих

Желая внять просьбам дражайшего во Христе сына нашего ..., светлейшего короля Руси, и желая во всем с божьей помощью удовлетворить его желание, мы посылаем вас для пребывания при нем, предоставляя вам нашей грамотой такие полномочия, какими облечены те, кто направлен к татарам.

А посему повелеваем незамедлительно предстать пред этим королем и находиться при нем [столько], сколько ему будет угодно.

Дано в Лионе, в пятые ноны мая, третий год понтификата [3 мая 1246 г.].

IV (АИ, № 62)

Светлейшему королю Руси епископ Иннокентий [IV], раб рабов божьих

Поелику мы намерены удостоить тебя и королевство твое., как новую ниву [господню], особой милости и благоволения, то охотно вняли твоим мольбам и благожелательно выслушали просьбы твои, уповая на милость бога.

Склоненные твоими мольбами, мы принимаем тебя и означенное королевство под покровительство святого Петра и наше, [что] и подтверждаем настоящим письмом.

Да не будет никому из людей позволено нарушать эту страницу нашего покровительства или в безрассудной дерзости выступать против него. Если же кто-либо осмелится это сделать, то пусть он знает, что испытает на себе гнев всемогущего бога и святых апостолов Петра и Павла.

Дано в Лионе, в пятые ноны мая, третий год понтификата [3 мая 1246 г.].

V (АИ, № 69)

Светлейшим королю Руси Даниилу и Васильку, королю Лодомерии, брату его [Даниила] и сыну Даниилову епископ Иннокентий [IV], раб рабов божьих

Мы охотно согласились с вашими пожеланиями, достойными вашей преданности [апостольскому престолу], и с божьей помощью благосклонно выслушали ваши просьбы.

Склонившись к вашим мольбам, мы данной нам властью предоставляем вам [право запрещать], чтобы никто из крестоносцев, либо других духовных лиц не мог без вашего дозволения приобретать какие-либо владения в ваших землях или быть введенным: кем-либо во владение.

Да не будет никому из людей позволено нарушать эту страницу нашего покровительства или в безрассудной дерзости выступать против него. Если же кто-либо осмелится это сделать, то пусть он знает, что испытает на себе гнев всемогущего бога и святых апостолов Петра и Павла.

Дано в Лионе, в шестые календы сентября, пятый год понтификата [27 августа 1247 г.].

VI (АИ, № 68)

Светлейшим королю Руси Даниилу епископ Иннокентий [IV], раб рабов божьих

Поелику мы особо выделяем тебя среди почитающих церковь, [то] с божьей помощью, охотно устремляем слух [наш] к твоим просьбам и оказываем милостивое благоволение твоим пожеланиям.

Посему, дражайший во Христе сын, склоняясь к твоим просьбам, мы разрешаем настоящим письмом епископам и другим пресвитерам Руси придерживаться обычаев, связанных с [приготовлением святых даров из] перебродившего теста, и других их религиозных обычаев, которые не противоречат вере католической, т. е. вере римской церкви.

Да не будет никому из людей позволено нарушать эту страницу нашего покровительства или в безрассудной дерзости выступать против него. Если же кто-либо осмелится это сделать, то пусть он знает, что испытает на себе гнев всемогущего бога и святых апостолов Петра и Павла.

Дано в Лионе, в шестые календы сентября, пятый год понтификата [27 августа 1247 г.].

VII (АИ, № 67)

Светлейшим королю Руси Даниилу и [королю] Лодомерии В[асильку], брату его [Даниила] и сыну епископ Иннокентий [IV], раб рабов божьих

Поелику от нас испрашивается то, что [является] справедливым и почетным, то и сила справедливости, а также доводы разума требуют, чтобы, исполняя возложенные на нас обязанности, мы довели это [дело] до должного результата.

Посему, дражайшие во Христе сыновья, склоненные вашими справедливыми просьбами [о возвращении] владений, земель и прочего добра, принадлежащих вам по наследственному либо иному праву, [т. е. всего] того, что другие короли, непочтительно относящиеся к церкви, удерживают вопреки справедливости, мы предоставляем вам полную возможность устранить несправедливости, причиненные светской властью, опираясь на наш авторитет.

Да не будет никому из людей позволено нарушать эту страницу нашего покровительства или в безрассудной дерзости выступать против него. Если же кто-либо осмелится это сделать, то пусть он знает, что испытает на себе гнев всемогущего бега и святых апостолов Петра и Павла.

Дано в Лионе, в шестые календы сентября, пятый год понтификата [27 августа 1274 г.].

VIII (АИ, № 74)

Светлейшим Даниилу, королю Руси, и Васильку, королю Лодомерии, брату его [Даниила] и сыну Даниилову Епископ Иннокентий [IV], раб рабов божьих

Поелику мы призываем славить с божьей помощью знатнейших, именитых и других лиц, преданных церкви, и так как бог и господь наш Иисус Христос из-за своего сострадания вновь призвал вас к единству церкви, поэтому столь близких [нам людей] мы хотим наделить привилегиями, удостоить благоволения и особой милости. Ведь в призывании вас к почитанию церкви распознается священнодействующая рука не человека, но могущественного бога.

Поэтому, милейшие во Христе сыны, склоненные вашими просьбами, мы берем под покровительство святого Петра и наше вас, владения, семьи и все другое ваше добро, как движимое, так и недвижимое, которыми вы разумно владеете в настоящем и сможете владеть в будущем, с божьей помощью приобретя их справедливым образом, и в этом вас, преемников ваших, верных церкви, клятвенно заверяем апостольской властью и подтверждаем настоящим письмом.

Да не будет никому из людей позволено нарушать эту страницу нашего покровительства или в безрассудной дерзости выступать против него. Если же кто-либо осмелится это сделать, то пусть он знает, что испытает на себе гнев всемогущего бога и святых апостолов Петра и Павла.

Дано в Лионе, во вторые иды сентября, пятый год понтификата [12 сентября 1247 г.].

IX (АИ, № 76)

Епископ Иннокентий [IV], раб рабов божьих, Васильку, дражайшему во Христе сыну, светлейшему королю Лодомерии, приветствие и апостольское благословение

Хотя брак между лицами, [находящимися] в третьей и четвертой степени родства или свойства, запрещен священными канонами, все же иногда римская церковь милостиво его разрешает, в особенности когда этого требует необходимость или явная польза.

Ты связан брачными узами с дражайшей во Христе дочерью Дубравкой, светлейшей королевой, супругой твоей, с которой ты находиться в третьей степени родства. Мы же ценим [то] повиновение, которое ты оказываешь римской церкви, и то, что ты желаешь остаться [в лоне ее] и привести к ней других. Поэтому всей нашей властью мы дозволяем тебе [и далее] не разрывать брачных уз, освободив от препятствий, которые возникают при браках подобного рода.

Да не будет никому из людей позволено нарушать эту страницу нашего покровительства или в безрассудной дерзости выступать против него. Если же кто-либо осмелится это сделать, то пусть он знает, что испытает на себе гнев всемогущего бога и святых апостолов Петра и Павла.

Дано в Лионе, в ноны декабря, пятый год понтификата [5 декабря 1247 г.].

X (АИ, № 77)

Даниилу, светлейшему королю Руси, епископ Иннокентий [IV], раб рабов божьих

Поелику опасности можно избежать, оградившись щитом провидения, [то] мы просим, молим и настойчиво убеждаем твою светлость, [как] об особой милости: когда тебе станет известно, что войско татар направляется против христиан, позаботься сообщить об этом возлюбленным сынам, братьям Тевтонского ордена, проживающим в землях русских, [с тем чтобы], как только это [известие] через братьев дойдет до нас, мы смогли своевременно обдумать, каким образом с божьей помощью оказать мужественное сопротивление сим татарам.

Дано в Лионе, в одиннадцатые календы февраля, пятый год понтификата [23 января 1248 г.].

Послание папы Иннокентия IV князю Александру Ярославичу.

Александру, сиятельному королю Новгорода. Господь отверз очи души твоей и наполнил тебя сиянием света своего, ибо, как узнали мы от нашего благословенного брата, архиепископа Прусского, легата Апостольского престола , ты преданно искал и прозорливо обрел путь, который позволит тебе весьма легко и весьма быстро достичь врат райских . Однако ключи от этих врат Господь вверил блаженному Петру и его преемникам, Римским папам, дабы они не впускали не признающих Римскую церковь, как Матерь нашей веры, и не почитающих Папу — наместника Христа, с сердцем, исполненным послушанием и радости. А потому ты, дабы не быть удаленным им от врат, не угодив Богу, всячески высказывал рвение, чтобы путем истинного послушания приобщиться к единой главе Церкви. В знак этого ты предложил воздвигнуть в граде твоем Плескове соборный храм для латинян .

За это намерение твое мы воздаем искреннейшую хвалу Спасителю всех людей, который, никому не желая погибели, искупил грехи наши, пожертвовав собой, и смертью своей подарил нам жизнь, а множеством своих унижений даровал нам защиту от несправедливости. Мы, нежно заключая тебя как избранного сына Церкви в объятия наши, испытываем чувство умиления, равное тому чувствусладости Церкви, что ощутил ты, обретающийся в столь отдаленных краях, там, где множество людей смогут по примеру твоему достичь того же единения.

Итак, мужайся, дражайший сын наш. Забудь прошлое, устреми все помыслы к цели более совершенной, дабы, непоколебимо и решительно храня верность Церкви, о чем мы уже говорили, и усердствуя в лоне ее, ты взрастил бы цветы сладостные, кои принесут плоды, навеки избавленные от тлена. И не думай, что подобное послушание чем-то принудительным для тебя будет. Ведь требуя его, мы ждем от человека одной только любви к Богу и возрастания праведности. Ибо, покинув тело, он, по заслугам своим, будет причислен к лику праведных и внидет туда, где сияет свет неземной и где яства сладкие, коими нельзя пресытиться, и где крепки объятия милосердной любви, коей нельзя насытиться.

Кроме того, вышеупомянутый архиепископ желает навестить тебя. Поэтому мы обращаемся к твоему Королевскому величеству с молениями, предостережениями и настойчивыми просьбами, дабы ты подобающим образом принял его как выдающегося члена Церкви, дабы ты отнесся к нему благосклонно и с уважением воспринял то, что он посоветует тебе ради спасения твоего и твоих подданных. Мы же, следуя совету того же архиепископа, позволяем тебе воздвигнуть упомянутый храм.

Писано в Лионе, в XVII Календы октября, года VI .

Источник

Алексей Муравьёв: «Это сказка, будто бы князь Владимир решил, и все сразу стали христианами»

Историк Алексей Муравьёв рассказал, как изучают христианский Восток, почему ученые считают армян православными и как происходит смена верований

 
Codice Casanatense Saint Thomas Christians // commons.wikimedia.org 

Издатель ПостНауки Ивар Максутов поговорил с Алексеем Муравьёвым — историком, руководителем ближневосточного направления Школы востоковедения НИУ ВШЭ — про христианский Восток.

— Алексей, что же такое христианский Восток? Где он начинается и где заканчивается?

— Мы называем Востоком то, что с Запада опознается как Восток.

Так происходит начиная с эпохи Древней Греции. Именно тогда возникла географическая и культурная область, которую назвали Востоком (греч. Anatole). Это Африка, юго-восток Евразии, включая Китай, Японию, Индию, Центральную Азию и Монголию. Но христианский Восток — это не географическое и даже не религиоведческое понятие, скорее культурологическое, один из сегментов «большого» Востока. Возникновение этого культурного типа связано с проповедью христианства на упомянутой территории.

— Понятие христианского Востока ограничено во времени?

— Это вневременное понятие. Мы начинаем изучать христианский Восток до появления христианства. В тот период, во II–I веке до нашей эры, за пределами Палестины началось распространение монотеистических представлений. Практически одновременно в Египте, Эфиопии и на юго-западном побережье Индии появилась еврейская диаспора. Это и было временем возникновения культурного феномена. Первоначально христианские проповедники пришли в те места, где уже были иудейские общины, и сказали, что мессия, которого там ждали, и есть конкретный Иисус, часть общины в него поверила. Так возник определенный тип людей, тип культурного населения, связанного с христианством. Когда в VII веке на Восток пришел ислам, христиане все равно остались там жить — в арабских странах, в Китае, Иране. И теперь они являются объектом изучения лингвистов, этнографов, религиоведов. Поэтому христианский Восток — это вневременное понятие, которое началось до христианства и продолжается по сей день.

— Для большинства людей христианство — это католики, протестанты и православные, а к какой группе относятся христиане на Востоке? 

— Ответ прозвучит парадоксально. Если мы хотим всерьез понять, что такое христианский Восток, надо перестать размышлять в контексте бинарных оппозиций. Католики и православные, католики и протестанты — эти оппозиции работают в западной культуре, но для христианского Востока они не подходят. Христианский Восток — это поликультурная и поликонфессиональная общность, где существует одновременно шесть-восемь разных религиозных групп, а в некоторых случаях и несколько религий. Вот классический пример: часть христианского Востока расположена на юго-западном побережье Индии, это Малабар. Там сосуществуют христиане трех-четырех разных церковных организаций, индусы, мусульмане, джайнисты и другие. Если мы хотим понять, как все устроено, нужно оставить в стороне разделение внутри христианства. Тогда мы увидим, что в оппозиции находятся не католики и православные, а христиане и индусы, например. Но если рассматривать с точки зрения религии, то большинство христиан на Востоке принадлежат к церковным организациям, которые не входят ни в католическую, ни в православную семью. Они являются отдельной восточноправославной семьей христианских церквей.

— Постоянно встречаю вопрос, даже с примесью удивления: армяне православные или нет?

 

— В научном употреблении правило гласит: мы должны изучать людей исходя из того, кем они сами себя считают. С точки зрения самосознания армяне, безусловно, православный народ. Слово ortodoxos греческое, оно употребляется в разных переводах, армянском и грузинском, а в арабском и сирийском так и звучит — ortodox. Обозначает человека верующего правильно. И больше ничего. Другой вопрос, что армяне и византийцы начиная с VI–VII веков по-разному понимали ряд богословских вопросов и спорили на эту тему. А почему они разошлись и оказались в разных лагерях — это уже вопрос не философский и не богословский, а политический.

 

— Как политическая и экономическая среда повлияла на развитие той или иной религии? Или как сами религиозные концепции повлияли на это?

 

— В истории событий всегда присутствует взаимодействие нескольких факторов. Рынок идей — это надстройка. Общество можно представить в виде лестницы. Всем известна пирамида Маслоу, и такого же типа структуру использует историк при анализе общественных конструкций. На первом уровне — биологические и физические мотивации: что и как люди будут есть. На втором — социальная организация. Это вопрос доминирования, власти, экономического распределения. И наконец, на третьем уровне — рынок идей. Мы не можем навязать его людям, которым нечего есть. Для них эти идеи ничего не значат. Но когда мы перемещаемся в Византию, например, то видим хорошо организованное общество и, соответственно, большой рынок идей.

 

— Давайте поговорим о том, кто и в какой момент выбирает религию. Князь Владимир выбирал, выбирал и выбрал?

— Это сказка, конечно, будто бы Владимир решил, и все стали верить. Так не было ни при Константине, ни при Владимире, ни в Армении при царе Трдате, ни в Грузии при святой Нине. Это все происходило сложно, долго, через взаимодействие факторов. Такой выбор — это всегда очень сложная эволюция религиозных представлений. Если мы посмотрим внимательно назад, то поймем, что было много переходных стадий. Существует такой термин — дипсихия, двоеверие, когда присутствуют элементы и того и другого. И это может долго существовать, отчасти продолжается и сейчас. Есть феномен народного православия, который сочетает магические и православные практики.

— Потому что любая религия, как слоеный пирог, состоит из разных форм религиозного.

— Да. Поэтому, если вернуться к вопросу о том, почему разошлись армяне с византийцами, мы увидим, что в 451 году нашей эры состоялся Халкидонский собор, но армянам в то время было не до высоких материй: на них напали персы. Там шла Аварайрская битва, восстание Мамиконяна — огромное количество армян было убито, им просто было не до баталий греков по поводу природы Христа. К тому времени, как война закончилась, греки уже все решили без армянской диаспоры, и армяне обиделись, что их не спросили. Это если сильно упрощать.

— Почему христианство не смогло надежно укрепиться на Ближнем Востоке, как в Европе, и со временем уступило главенствующее место исламу?

— Самый простой ответ — статистический. Когда начались исламские завоевания, христиане на Ближнем Востоке составляли примерно 90% населения. Может быть, 85%, если считать, что были зороастрийцы и другие. Если включать Иран и Центральную Азию, то 50% населения Востока были христианами. Через два века существования арабского халифата христианство на Востоке стало занимать примерно 30%, а ислам — 70%.

В 1977 году моя любимая, покойная ныне, коллега и автор нашумевшей книги “Hagarism: The Making of the Islamic World” Патрисия Кроун вместе с соавтором Майклом Куком предложила рассматривать ислам как реализацию восточнохристианского монотеизма — концепции, которая просто приобрела очень своеобразную форму. С их точки зрения, эта форма ближе к самаритянской форме иудаизма, то есть такой неправославный иудаизм hagarism. Книга начинается с понятия imperial civilisations. Когда возникает ислам, он берет наработки восточнохристианской цивилизации, в частности концепции религиозной власти, и реализует их. Поликонфессиональность и даже взаимодействие через диалог разных религиозных традиций — это была одна из главных особенностей Омейядского халифата. Поэтому в культурном смысле исламская цивилизация — это и есть христианская цивилизация на Востоке. Но, правда, концепции различаются.

 

— Мы поговорили о том, что такое христианский Восток. Теперь давайте обсудим, как происходит изучение христианского Востока.

— В идеале мы хотим прийти к тому, чтобы ученые разных специализаций — этнографы, лингвисты, историки, филологи — составили вместе модель в трех, четырех или даже пяти измерениях. К примеру, этнографы, которые сейчас занимаются христианскими группами в регионах Мардин и Диярбакыр, на границе современной Турции и Сирии, изучают, как живут христиане в курдском окружении, как они пытаются сопоставить свое мировоззрение и бытие с тем, что их окружает. Этнографы приезжают туда, говорят с людьми, записывают их рассказы. Многие из этих людей уже близки к тому, чтобы ассимилироваться, они теряют свой язык, переходят на курдский.

В Индии тоже интересная история. В Малабаре христианские кварталы — это чистые кварталы европейского типа. Так, например, выглядит город Тривандрум, там нет мусора на улицах. И граница между индийским и христианским кварталами — это граница между чистым и грязным отрезком. Эпидемиологическая обстановка в индусских кварталах очень сложная, там постоянно объявляется красный уровень тревоги. А в христианских кварталах все по-другому. И это вызывает трения между людьми. Индийцы начинают маргинализировать христианскую группу, говоря, что те неправильно живут. Но они так живут, потому что у них иная социальная программа, иные социальные установки.

 

— Существует миф о том, что католики — богатые, а православные — бедные. Что вы об этом скажете?

— Действительно, в западном христианстве есть установка на индивидуальную состоятельность. Она возникла в результате эволюции внутри западного католицизма. На Востоке же основным является коммунитарный тип организации, то есть главное — интересы общины, а личная состоятельность не на первом месте. Но на христианском Востоке это не всегда так. Например, очень интересно изучать, как устроены коптские элиты в Египте. Многие копты сделали фантастическую карьеру в адвокатуре, медицине, политике, несмотря на то что копты — это угнетаемое в Египте меньшинство. Например, один из коптов стал генеральным секретарем ООН — Бутрос Бутрос-Гали.

Еще один интересный сюжет — мусорные кварталы на окраинах Каира, которыми занимаются христиане, копты. Сортируют и перерабатывают мусор. Для мусульманского населения это бессмысленно. Те, кто был в Каире, знают, что там выкинуть что-то на улице считается нормальным. Но есть целые христианские традиционные семьи, которые взяли на себя эту тяжелую, малоприятную задачу.

— Что нужно знать, чтобы изучать христианский Восток?

— Основа востоковедных компетенций (а христианский Восток — это часть востоковедения, конечно) — язык. Во-первых, не получив в руки этот базовый механизм, мы ничего не сможем сделать. Во-вторых, опыт общения с текстами и умение филологически смотреть на культуру как на текст, медленное чтение. Читать тексты не только священные, но и те, в которых люди пишут о себе, выражают мысли. Это исторические, богословские, философские, полемические, магические, научные тексты — все, что производил христианский Восток. Третий момент связан с умением запрятать поглубже свои собственные убеждения. Как известно, исследования христианского Востока начинались в Риме миссионерами. И только к XX веку ученые договорились: изучая христианский Восток, необходимо оставить такую дистанцию в отношении личных убеждений или убеждений тех, кого ты исследуешь, которая позволила бы тебе правильно увидеть и понять соотношение разных элементов. 

Также для исследователей важно умение работать не только с плодами чужих научных трудов, но и с документами, артефактами культур. Умение расшифровать надпись, прочитать рукописи: сирийские, коптские, эфиопские. До сих пор эфиопская культура развивается в рукописном режиме. Каждый священник имеет личную рукописную библию, а рукопись — это ведь целый мир. Это текст, который воспроизводится, в котором допускаются ошибки. В рукописях существуют надписи их владельцев, так называемые колофоны. И поэтому умение работать в поле с материалами очень важно для исследователя христианского Востока.

И поскольку все упирается в исторический контекст, то без знания истории, без умения видеть историю на разных уровнях мы не поймем, что происходило на самом деле.

 

— Что бы вы могли порекомендовать тем, кто хочет глубже изучить вопрос? Помимо вашего курса на ПостНауке «Культура христианского Востока».

— На ПостНауке есть еще много всего интересного, помимо моего курса. Там в конце список литературы. Также рекомендую книгу Нины Викторовны Пигулевской 1979 года «Культура сирийцев в средние века». Можно почитать и статьи в православной энциклопедии, которые написаны с нейтральной позиции: несмотря на то что это конфессиональный ресурс, они привлекли серьезных ученых. И еще я бы посоветовал поискать в Сети, там много можно найти про сирийское христианство.

 

 
Алексей Муравьёв
кандидат исторических наук, руководитель ближневосточного направления Школы востоковедения НИУ ВШЭ, старший научный сотрудник Института всеобщей истории РАН, член Школы исторических исследований Института перспективных исследований в Принстоне, Board member in International Syriac Language project

Популярное в

))}
Loading...
наверх