История Слобожанщины

Слобожанщина (Слободская Украина) – историческая область, входившая в состав Российского государства XVII-XVIII веков (территория современной Харьковской, а также частей Сумской, Донецкой, Луганской областей Украины, Белгородской, Курской и Воронежской областей России).


Происхождение названия

                                       Слобожанщина в 1667-1687 гг.

Слово «слобода», согласно «Толковому словарю живого великорусского языка» В.И. Даля, значит «село свободных людей». Отсюда и происходят названия Слободская Украина и Слобожанщина.

Ныне это территория, охватывающая большую часть Харьковской, восток Сумской, север Луганской и Донецкой областей Украины и приграничные районы Белгородской, Курской и Воронежской областей Российской Федерации.

Наследница Дикого поля


Следы старейшего заселения Слобожанщины происходят из раннего палеолита. Сначала Слобожанщина составляла часть территории северян, с конца IX века вошла в состав Киевского государства, в XI в. в Черниговское, а, впоследствии Переяславское и Новгород-Северское княжества. После татаро-монгольского нашествия XIII в. регион опустел. С начала XVI в. Слобожанщина переходит в состав Московского княжества. Территорию Слобожанщины составляла к тому времени почти не заселенное Дикое Поле, сквозь которое татары совершали набеги вглубь Московского государства – конечно Муравским шляхом (он вел водоразделом между Днепром и Доном – от Перекопа до Тулы), а также и его ответвление – Изюмским и Кальмиуским шляхами На Слобожанщине глубоко в степь заходили украинские промышленники – «уходники», «добiчнiкiв», которые занимались преимущественно пчеловодством, рыболовством и охотой, а также добычей селитры и соли (на Торских озерах и в Бахмуте).

Освоение Дикого поля

                     Слободская Украина в XVII-XVIII вв. - до 1765 г.

 

Со второй половины XVI века началось движение беженцев с Украины-Руси, находившейся тогда под Польшей, на восток, в местности, считавшиеся территорией России. Уходили, спасаясь от польско-католической агрессии, не только единицы, или отдельные семьи, а целые группы, нередко в несколько сот человек или даже несколько сот семейств. Москва их охотно принимала и всячески помогала устроиться на новом месте, выдавая помощь и натурой, и деньгами, и, отводя хорошие земли для поселения. Селились они на тогда пустынных, богатейших землях, в пределах дореволюционной Харьковской губернии и смежных уездах Воронежской и Курской губерний. Земли эти были к югу за созданным Москвой против набегов татар рядом пограничных крепостей, так называемой "белгородской чертой", которая тянулась (с запада на восток) от Ахтырки, через Корочу и Новый Оскол, до Острогожска и упиралась в верховья Дона. Возможность и вероятность набегов татар, которые при своих нападениях на Москву обычно проходили именно через эти земли, заставила новых поселенцев организоваться для отражения этих набегов, создавши, по образцу Гетманщины, казачьи полки и сотни. Москва, за несение этой военной службы и охрану границ, освободила новых поселенцев от всяких налогов и повинностей и помогала им оружием и боеприпасами.

В 1732 г. полки эти были переименованы в драгунские полки, но эта реформа вызвала недовольство слободских казаков, дороживших старыми традициями казачества, а потому, с воцарением империатрицы Елизаветы, благоволившей к украинцам, в 1743 г., эти полки опять превращены в казачьи. Только в 1764 г., после упразднения гетманства на Левобережьи, слободские казачьи полки были окончательно превращены в гусарские полки регулярной кавалерии российской армии. Старшины же этих полков превратились в потомственных дворян Российской Империи, подобно казацкой старшине Левобережья.

Социальный строй Слобожанщины

                                         Российская империя

 

Социальная структура Слободской Украины, в основном, изменялись так же, как и на Левобережьи. Прибывшая из Украины-Руси беженская масса была однородной и свободной. С организацией воинских подразделений (для охраны южных границ) из этой массы выделяется старшина — привилегированная группа. Остальная масса, в процессе дальнейшего административного и военного устройства Слобожанщины, делится на казаков и вольных поселян. Постепенно на вольных поселян накладывается ряд обязательств. Сначала по отношению к старшине, а потом, и по отношению к другим слоям казачества, с превращением их в так называемых „государственных крестьян". Эти последние, в течении XVIII столетия, в значительной части, или были закреплены, как собственность, старшины и ее потомков, или, „пожалованы" российскими императрицами отдельным лицам. Так создались на Слободской Украине помещики. Городское население Слобожанщины было чрезвычайно малочисленно, ибо малочисленны были и, молодые, недавно основанные города. Состояло оно из лиц, причастных к административному аппарату (военных, чиновников), духовенства, купечества и мещан-ремесленников. В отличие от Левобережья, где городское население было исключительно из местного населения, в городах Слободской Украины было немало и великороссов. Евреев в Слободской Украине тогда не было.

В области культурной жизни населения, Слободская Украина, занятая вначале устройством жизни на новых местах, ничем особенным себя не проявила и никаких культурных центров, монастырей или известных школ не создала. Довольствовались тем, что шло или с Приднепровья или из Великороссии, конструктивно соединяя оба влияния и постепенно сливаясь с общероссийской культурной жизнью. Сепаратисты этот процесс называют „насильственным обрусением". Но никаких доказательств „насилий" не приводят и замалчивают, что вопрос идет о культурной жизни беженцев, переселившихся в Великороссию (Московское царство), т. е. в другое, в те времена, государство. И, конечно, естественно, что московские воеводы и служилые люди, находившиеся на территории, на которой осели беженцы, не спешили воспринять от беженцев их язык и быт.

 

В бытовую же сторону жизни, нравы, обычаи переселенцев „московские люди" не вмешивались вообще, не препятствуя им сохранять свой быт, покрой одежды, чубы, усы и „оселедцы", не заставляя отпустить на московский лад бороды, но и своих бород не брили и чубов не отпускали в угоду переселенцам. В культурной области также нет никаких свидетельств о „насiлях" или о насильственном употреблении „московского" (великорусского) языка. Объяснялись с переселенцами каждый на своем языке и, к общей радости,

 

убеждались, что отлично понимают друг друга. Суд же (без всяких переводчиков) осуществлялся на основании московских законов, обязательных на всей территории Московского царства, в том числе и на землях, предоставленных для поселения беженцам с Приднепровья.

 

Сепаратисты и в этом усматривают „насильственное обрусение", совершенно забывая тот факт, что нигде и никогда, переселенцы в другую страну, не организовывают свой суд по своим законам, а подчиняются законам страны, их принявшей. В результате всех социальных процессов, административных мероприятий и совместной жизни с великороссами, к концу 18-го столетия, Слободская Украина прочно срастается с остальной Россией, сохраняя в то же время свои украинские бытовые и национальные особенности. Организация народного хозяйства на Слободской Украине была подобна той, что на Гетманщине. Население занималось в основном земледелием и связанным с ним скотоводством. Господствующей системой земледелия была переменная; во второй половине XVIII века начала распространяться также трехпольная. Кроме казацких и крестьянских мелкого землевладения, развились великосветских (казацкой старшины и русского дворянства, а также монастырей) владения, иногда достигали размеров латифундий.

 

Значительное место на Слободской Украины занимало овцеводство, (в XIII в. также тонкорунное), пчеловодство, садоводство, рыболовство, мельничное, винокурение, дектярство) и различные ремесла и кустарные промыслы (в конце XVIII века на Слободской Украине начисляемых около 34 000 ремесленников и кустарей). Заметное место занимала соляная промышленность (Торские, Бахмутские и Спиваковские заводы).

 

В XVIII в. появляются мануфактуры, в частности Чугуевская кожаная Ф. Шидловского (к. 1711), казенную табачная в Ахтырке (1719), Салтовская суконная графа Гендрикова (1739), полотняная сотника. Ахтырского полка Семена Нахимова (1769), шелковые заводы в г. Новой Водолаге (конец XVIII в.) и т.д. Ячейками торговли были ярмарки, которых 1779 было 271, преимущественно локального характера, едва 10 средних и только 2 большие – в Сумах и Харькове. Важное значение имел транзитный торг через Слободскую Украину, которая стала посредником в торговле между Россией, с одной стороны, и Гетманщиной, Запорожьем и Южной Украины, Крымом и Доном, Кавказом и Ираном – с другой. В частности оживленные торговые отношения были между Слободской Украины и Гетманщиной. Из Слободской Украины шла в Гетманщину соль с Торских и Бахмутских соляных заводов, из Гетманщины на Слободскую Украину шли промышленные изделия, в частности стекло, скобяные изделия, поташ, водка и т.д.

 

Политическая жизнь Слободской Украине была ограничена рамками Московского государства, а впоследствии Российской Империи, частью которой, хотя и полуавтономной, она была. Но уже географическое положение Слободской Украины между Москвой и Крымским ханством, Москвой и Доном и особенно Москвой и Гетманщиной не раз втягивало Слободскую Украину в противоречия Восточной политики того времени. Слободская Украина была территорией разрушительных татарских нападений с юга, которые продолжались вплоть до русско-турецкой войны 1769 – 74 и Кучук-Кайнарджийского мирного договора 1774. Большой разрушения претерпела Слободская Украина (особенно ее западная часть – Сумщина и Охтырщина), когда зимой 1708 – 09 военные действия шведского и московского войска распространились на Слободскую Украину, которую Карл XII рассматривал как вражескую территорию. Большой ущерб хозяйству Слободскй Украины принесла также русско-турецкая война 1735 – 39.. Социальное устройство Слободской Украины., немало отличный от того, что был в московском государстве, с одной стороны, и централистских политика московского государства – с другой, вызывали раз за разом конфликты между Слободской Украиной и московским правительством, а иногда вызывали беспорядки и даже восстания слобожан против Москвы. В 1670 году вспыхнуло восстание в Острогожском полку, связанное с войной под предводительством Степана Разина. Восстание, которое возглавил старый полковник Иван Дзиковский. Вскоре оно было подавлено, и Дзиковский с женой Евдокией, вместе с большинством повстанцев, попавших в плен и были казнены. Население Слободской Украины принимало участие и в восстании К. Булавина 1707 – 08, но слободские полки, вместе с некоторыми полками Гетманщины, вынуждены были помогать Москве усмирить восстание.

Когда в 1711 крымский хан Девлет-Гирей напал на Слободскую Украину (татары тогда разрушили Бахмут, захватили Змиев, Старую Водолагу и Мерефу и опустошили районы Изюма и Харькова), население обеих Водолаг во главе со старшиной присоединилось к татарам, за что Петр I приказал «казнить с жеребья десятого смертию, а достальные все с женами и с детьми послать к Москве для ссылки». Гайдамацкие восстания на Правобережной Украине имели отзывы также на Слободской Украине., но здесь они имели преимущественно социальный (и то локальный) характер.

Потеря автономии


                               Воссоединение Украины с Россией

Слободские полки верно несли, нередко очень тяжелую, пограничную службу и участвовали во многих походах и сражениях российской армии, отличаясь примерной храбростью и стойкостью, за что часто получали одобрение высшего начальства. В сражении под Грос-Эгерсдорфом в прусскую войну Слободские полки бросились в отчаянную атаку на пруссаков и, попав под жестокий картечный огонь, понесли большие потери людьми и лошадьми, но этой атакой много помогли казаки успеху русского оружия и лишний раз засвидетельствовали свою наследственную храбрость.

Так же храбро и самоотверженно дрались Слободские казаки еще ранее того, под Азовом, находясь в числе царских войск, за что были похвалены самим царем Петром Великим, который за казачьи заслуги повелел в 1700 году освободить „подпомощников” от уплаты в казну государства особой подати по 1 рублю в год с души и определил ежегодный комплект Слободских полков в 3 500 казаков. Служба казачья в то время была тяжелая и опасная, жалованья и помощи от правительства казаки не получали почти никакой, но, несмотря на эти невыгодные для земледельца условия, казачество дорожило своим рыцарским именем больше всего на свете и верно держало данную царю присягу. За верность и храбрость Слободских казаков Петр Великий пожаловал им грамоту с подтверждением всех прежних прав и привилегий.

 

Петр Великий, в преобразованиях вообще всей русской жизни, не оставил в покое и Слобожан, повелев подчинить полки заведованию Военной Коллегии и в непосредственное командование назначив особого регулярного начальника, которому было предоставлено право производить полковую старшину в чины и исполнять функции как бы войскового атамана, в весьма, впрочем, ограниченном масштабе.

 

В 1731 году устраивалась так называемая Украинская линия, назначение которой было служить препятствием к вторжению в Российские пределы татарских шаек. По устройству этой линии встретилась надобность в производстве огромных земляных работ по насыпанию вала, возведению окопов при отдельных фортах и пикетах. Всю эту работу выполнили назначенные для этой цели Малороссийские и Слободские казаки, оградив таким образом от татарских разбоев мирных русских землевладельцев. Царствование Анны Иоанновны было тяжелой эпохой для Слободского казачества, которое за что-то не взлюбил гордый и всесильный при Дворе немец Бирон.

 

К 1735 году число Слободских казаков и их подпомощников возросло до 100 000 душ, причем на военную службу они выставляли уже 4 200 казаков. Для управления Слободской Украиной Анна Иоанновна назначила особую канцелярию из гвардейских офицеров, которая называлась „Канцелярия комиссии учреждения Слободских полков”. Правление это было тяжело и бестолково, так как гвардейским офицерам регулярных частей мало было дела до Слободского казачества. Офицеры эти вдобавок по большей части были иностранцами, почти не говорившими по-русски и приехавшими в Россию по вызову соотечественника Бирона для обогащения и захвата русской власти.

 

Кроме увеличения наряда почти на 700 казаков, все мужское население Слободской Украйны, не исключая и казаков, было обложено, вопреки грамотам прежних царей, значительными ежегодными денежными поборами, чины Слободских полков приравнены по службе к армейским и, сверх того, казакам повелено было за свой счет и содержание сформировать Драгунский полк, который комплектовался из Слобожан. Кроме того, много Слобожан было зачислено в учреждаемые правительством для пограничной службы так называемые Ландмилицкие полки.

 

Вступление на Российский престол Императрицы Елизаветы Петровны принесло Слободским казакам облегчение и в нравственном и особенно в материальном отношении. Новая государыня, внимая советам всесильного вельможи при Дворе Разумовского, происходившего из бедной семьи Малороссийского казака, отменила многие тяготы предыдущего правления иноземцев. Так, Драгунский полк было приказано немедленно расформировать и отменить всякие денежные поборы с казачества и подпомощников. Кроме того особой грамотой императрица торжественно подтвердила все прежние права и привилегии Слобожан.

 

В 1760 году Слободские казаки выставляли в поле 5 000 всадников, разделенных, по-старому, на пять полков. В это время обстоятельства их существования изменились коренным образом, благодаря разрешению селиться на казачьих землях иногороднему и пришлому люду, а также образованию к югу от Слободской Украины новых крестьянских поселений. Казачья территория наводнилась всевозможными разночинцами, арендаторами казачьих земель, скупщиками всякого добра и даже частными помещиками, приобретавшими в вечность землю. Все это привело казачество в большой упадок, так что казаки массами стали уходить в отхожий промысел и наниматься в батраки к помещикам. Земли становилось год от году все меньше и меньше, так как охотников на нее находилось много из числа пришлых крестьян, скупавших земли. Слободы по справе казаков на службу вошли в неоплатные долги и с трудом могли выставлять необходимый наряд.

 

Екатерина ІІ в 1763 году поручила майору лейб-гвардии Измайловского полка Евдокиму Щербинину возглавить «Комиссию о Слободских полках» с целью изучения причин «неблагополучия» на этих землях для их устранения. Результатом деятельности комиссии стало провозглашение Екатериной ІІ 28 июля 1765 года манифеста «Об учреждении в Слободских полках приличного гражданского устройства и о пребывании канцелярии губернской и провинциальной», согласно которому слободские полки преобразовывались в гусарские, а на их территории основывалась Слободско-Украинская губерния с 5 провинциями на месте бывших полков и административным центром в Харькове. Первым слободско-украинским губернатором назначен Е. Щербинин.

 

Все эти распоряжения были приведены в исполнение в 1765 году, и после этого времени бывшие казаки стали отбывать службу, как регулярные солдаты, по набору, потеряв казачье звание и сопряженные с ним привилегии и преимущества. Однако многие из Слободских казаков не захотели подчиниться новым порядкам и частью ушли на Дон, Урал и Кавказ, частью примкнули к жившим в Турции запорожцам. Теперешние гусарские полки: Ахтырский, Сумский, Харьковский и Изюмский – преемники старых Слободских казачьих полков того же имени.

                                               Слобожанщина

 

С 1780 по 1796 годы на месте Слободско-Украинской губернии (без Острогожского уезда) существовало Харьковское наместничество. В 1796 г. Слободско-Украинская губерния восстановлена в рамках наместничества с присоединением к ней Купянского уезда, а в 1835 г. – упразднена. На ее месте создана Харьковская губерния. При этом некоторые приграничные районы отошли к Воронежской и Курской губерниям. Этническая самобытность Утратив автономию, Слобожанщина сохранила многие черты этнической своеобразности. Во-первых, здесь перемежались украинские и русские поселения (часто они даже находились рядом и имели сходные названия, как то: Русская Лозовая и Черкасская Лозовая, Русские Тишки и Черкасские Тишки). Во-вторых, украинско-русское двуязычие, которое вылилось в своеобразное слободско-украинское наречие. В-третьих, традиции свободолюбия и вольнодумства, идущие от казаков, бывших по духу и букве свободными людьми и имевших больше прав и льгот, а, следовательно, зачастую более образованных по сравнению с населением сопредельных территорий. Именно здесь в 1805 г. возник один из первых в России Харьковский Императорский университет (6-й по счету). Поэтому Слобожанщину многие историки считают колыбелью украинского культурного возрождения (его творцы – Сковорода, Гулак-Артемовский, Квитка-Основьяненко и др.).

Литература:

 

  1. Альбовский Евгений. История Харьковского слободского казачьего полка 1650-1765 гг. — Харьков: Типография губернского правления, 1895. — 218 с. (13МБ).
  2. Альбовский Евгений. Харьковские казаки. Вторая половина XVII ст. — История Харьковского полка. — С-Птб., 1914. — Т. 1. (26МБ).
  3. Багалей Дмитрий. Материалы для истории колонизации и быта Харьковской и отчасти Курской и Воронежской губерний. — Харьков: Тип. К. Л. Счасни, 1890.— 456 с.
  4. «Ведомость, исъ какихъ именно городовъ и уездовъ Харьковское наместничество составлено и сколько было въ нихъ душъ на 1779 годъ». — К.: Наукова думка, 1991. ISBN 5-12-002041-0
  5. Гербель Н. Изюмский Слободской казачий полк 1651—1765 гг. — СПб., 1852.
  6. Генерал-порутчик и кавалер Евдоким Щербинин. «Ведомости по Харьковскому наместничеству о нижеписанных материях», декабрь 1781. ч.5: "О подрядном вине в непривилегированные города и селения, и кто оному поставщики". // Описания Харьковского наместничества конца XVIII века: Описательно-статистические источники / АН УССР, Археологическая комиссия и др. / Составители: В.Пирко, А.Гуржий. Ред.: П. Сохань, В. Смолий и др. — К.: Наукова думка, 1991. — ISBN 5-12-002041-0
  7. Генерал-порутчик и кавалер Евдоким Щербинин. «Ведомости по Харьковскому наместничеству о нижеписанных материях», декабрь 1781. // Описания Харьковского наместничества конца XVIII века: Описательно-статистические источники. — К.: Наукова думка, 1991. — ISBN 5-12-002041-0
  8. Головинский П. Слободские Казачьи полки. — СПб.: Тип. Н. Тиблена и Комп., 1864 на сайте Руниверс
  9. Довідник з історії України.// Слобідська Україна. — Київ «Генеза», 2002. Стор. 776—778.
  10. Демоскоп
  11. Загоровский В.П. Воронеж: историческая хроника. — Краеведческое. — Воронеж: Центрально-Чернозёмное книжное издательство, 1989. — С. 72. — 100 с. — ISBN 5-7458-0076-3
  12. «Записки о слободскихъ полкахъ» съ начала ихъ поселенія до 1766 года" Квитка Г. Ф. Харьковъ 1883 (репринт издания 1812 года)
  13. История заселения края. Меловатское комиссарство
  14. Костомаров Н. И.. Автобиография. К: Наукова думка, 1991]
  15. Кульчитский Станислав, «Империя и мы», Газета День, 26 янв. 2006
  16. «Об учреждении в Слободских полках приличного гражданского устройства и о пребывании канцелярии губернской и провинциальной». 28 июля 1765 года
  17. Литвин В. М. Національне відродження на Слобожанщині. Гурток харківських романтиків
  18. Милорадович М. А. Материалы для истории Изюмского слободского полка. — Харьков, 1858.
  19. «Описание городов и знатных местечек в провинциях Слободской губернии в 1767—1773 годах». Губернская канцелярия, затем архив Харьковского Императорского университета. В: «Харьковский сборник. Литературно-научное приложение к „Харьковскому календарю“ на 1887 г.» Харьков: 1887.
  20. Описания Харьковского наместничества конца XVIII века: Описательно-статистические источники / АН УССР, Археологическая комиссия и др. / Составители: В.Пирко, А.Гуржий. Ред.: П. Сохань, В. Смолий и др. — К.: Наукова думка, 1991. — ISBN 5-12-002041-0
  21. «Описание городов Харьковского наместничества». 1796. — К.: Наукова думка, 1991. ISBN 5-12-002041-0
  22. «Описание города Ахтырки с уездом». 1780. — К.: Наукова думка, 1991. ISBN 5-12-002041-0
  23. Потебня Александр Афанасьевич // Большая советская энциклопедия
  24. Потрашков С. В. Харьковские полки: Три века истории. — Харьков: ОКО, 1998. — 1500 эк
  25. Саратов И. Е. . Первый герб города Харькова. (Полковой период — до 1765 года). Журнал НиТ № 1-2008
  26. Саратов И. Е. . Гербы Харькова времен Российской империи (1781—1917). (Второй, третий, четвёртый гербы). Журнал НиТ № 6-2008
  27. Саратов И.Е.. Харьков, откуда имя твоё? / ред. Н. З. Алябьев. — 3-е, дополненное. — Х.: Издательство ХГАГХ, тип. Фактор Друк, 2003. — С. 68-83. — 248 с. — (350-летию Харькова). — 415 экз. — ISBN нет
  28. «Список дворян Харьковской провинции на 1767 год».
  29. «Справка об изменении административно-территориального деления Воронежской области». Архивная служба Воронежской области
  30. Топографическое описание Харьковского наместничества. — 3-е изд. (Харьков, 1888). — М.: Типография Компании Типографической, 1788. — С. 17.
  31. «Топографическое описание Воронежскому наместничеству» от 30 июня 1785 г.
  32. Харьков, 1941-й. Часть первая: У края грозы / В. К. Вохмянин, А. И. Подопригора. — Харьков: Райдер, 2008. — 100 с. — (Харьков в войне). — 1 000 экз. — ISBN 978-966-8246-92-0
  33. http://www.heraldicum.ru/russia/gubernia/ukraine.htm
  34. http://pharisai.at.ua/publ/19-1-0-52
  35. http://hdoc.ru/shop/UID_2540.html

Источник

 

 

 

 

 

О сомнительном участии древнерусских священников в боевых действиях

Сейчас в интернете активно распространяется интересная статья о месте и роли духовенства в средневековой Руси (Грачёв А.Ю. К вопросу о роли и месте духовенства в военной организации Древней Руси // Псковский военно-исторический вестник. 2015. № 1. С. 43-47). Пожалуй ключевой темой статьи (отразившейся даже в названии) является участие древнерусского духовенства в боевых действиях.

В принципе эта проблема рассматривалась еще в нулевых годах в работе А.Е. Мусина и монографии О.В. Кузьминой. Более того, нетрудно заметить, что автор данной статьи практически дублирует соответствующий кусок книги последней (Кузьмина О.

В. Республика Святой Софии. М., 2008. C. 70-71), приводя абсолютно те же самые аргументы в пользу участия попов в сражениях. Однако, из приведенных в этих работах свидетельств источников только 2 однозначно сообщают об участии попов в боевых действиях. Это вопрошание сарайского епископа Феогноста в конце XIII в., простится ли попу убийство на войне, из которого как раз напрашивается вывод, что попы не регулярно участвовали в сражениях. Иначе такие вопросы не были бы актуальны - на них бы знали ответ.

Второй пример касается Псковской земли и относится к XIV cт. Изборский поп Руда во время обороны города от ливонцев бросил "вся оружие" и бежал в Псков. Таким образом, можно сделать однозначный вывод, что иногда древнеруские священники участвовали в сражениях. Но судя по всему это не было регулярным явлением, если уж сам епископ не знал, простительно ли им убивать на войне, или нет.

При этом даже если священник сопровождал войско именно как священник - на войне он тоже рискует жизнью. Не исключено что именно такой поп из Русы находившийся в рушанском войске, и погиб на войне с литовцвми в 1234 г. Не исключено что именно из этих соображений псковские попы в XV в. не хотели быть мобилизованными на войну - даже в качестве войсковых священнослужителей все равно рисковали головой. Интересно что когда они нашли в трудах святых отцов запрет на мобилизацию с церковных земель, псковичи "не взяша с них ничего в помочь". То есть, вероятно, и что-то неодушевленное, что тоже не решились брать с церковных владений.

Если бы эта статья вышла в нулевых годах, все это было бы интересно. А теперь она мало того что не оригинальна, так уже и не актуальна. Сейчас специалистам давно известно, что попы иногда в битвах участвовали. Теперь надо бы не столько задаваться целью создать очередную яркую концепцию, а спокойно отделить зерна от плевел, выявив те свидетельства источников, которые однозначно сообщают о непосредственном участии священников в боях, и задаться вопросом, можно ли говорить о том, что оно носило регулярный характер. Что, собственно говоря, я и попытался сделать в настоящей заметке.

Еще автор пишет об особых дружинных попах (в чем, по сути, и заключается фактически вся новизна статьи). Где же он их находит? В двух свидетельствах об участии священников в походах дружинников и одном свидетельстве как князь, получив отказ от новгородского владыки повенчать его с участием новгородских попов, пошел к себе на княжий двор и там его с его избранницей повенчали "свои" - КНЯЖЕСКИЕ попы в расположенном на княжеском дворе Никольском храме (нын. Николо-Дворищенский собор). Понятно, что у князя в его владениях были свои попы, которые больше подчинялись ему, чем городскому архиерею. Но при чем здесь "особое" дружинное духовенство?! Печально, что автор, рассуждая о дружине, опирается исключительно на старую монографию А.А. Горского, игнорируя новейшее фундаментальное исследование П.С. Стефановича.

Еще автор делает ответственное заявление, что на Руси духовенство в домосковский период не выделилось в отдельное сословие всего лишь на том основании, что священникам не полагалось давать сан, пока не выкупятся из холопства Но специалистам по средневековой Руси известно, что в холопство попадали люди разного социального статуса и иногда выкупались.
Напротив, на основе новгородского материала можно сделать обратный вывод, что духовенство в домосковский период представляло собой отдельную социальную группу, сильно отличавшуюся по своему положению от мирян.

В Новгородской судной грамоте в отличии от светских страт оно не входило в политическую общность "Великий Новгород" и неоднократно противопоставлялось в новгородском летописании "новгородцам" и "всему Новгороду" (Несин М.А. Первая монография о новгородском вече // Valla. 2016. № 2(3). С. 103) Новгородские источники не очень регулярно фиксируют участие игуменов, попов, клирошан в общественной жизни - разве что при выборе кандидатуры нового владыку или при встрече приезжавших в город архиереев. Существует точка зрения, согласно которой в вечевых актах духовенство незримо сливалось в зависимости от чинов с разными социальными светскими группами. Но пока что она не доказана. Как и мнение о непосредственном участии новгородского духовенства в вечевых собраниях (Несин М.А. Архимандриты вечевого Новгорода // Novogardia. 2019. № 4. С. 93-94)

В целом, создается впечатление, что статья отстала лет на 5-10. Я понимаю, что сейчас борьба со стереотипами -дело святое, и она нередко превращается в самоцель. Но все же стоит учесть, что с перестройки прошло целое поколение и историческая наука нуждается сейчас уже не столько в ярких сенсационных концепциях и борьбой со старыми взглядами, сколько с комплексном, взвешенном и обстоятельном исследовании древнерусских реалий....

Несин М.А.

Популярное в

))}
Loading...
наверх