Сутра "Ключ разума" XIII-XIV века - один из самых древних монгольских манускриптов

Текст писали бамбуковыми палочками и кистью классическим монгольским письмом сверху вниз.

Сутра "Ключ разума" XIII-XIV века - один из самых древних монгольских манускриптов - содержит "завещание потомкам" и наставления Великого хана о воспитании детей.
Ученые расшифровали рукопись Чингисхана, которая хранится в Национальном музее Республики Алтай имени А. В. Анохина, сообщает “Комсомольская правда”. Рукопись сутры «Ключ разума» на старописьменном МОНГОЛЬСКОМ ЯЗЫКЕ датируется XIII-XIV вв. (сутра – лаконичное и отрывочное высказывание.

– Прим. авт.). Это один из самых древних монгольских манускриптов известных науке.

По сообщению сотрудников горно-алтайского музея, рукопись представляет собой только фрагменты сутры, так как многие страницы были утеряны. По мнению ученых, рукопись могли использовать для упражнений в письме – на страницах представлен старомонгольский алфавит и прописи.

Сам текст, предположительно, написан тремя людьми. Например, почерк одного из них красивый. Ученые думают, что его писал учитель или уже искусный писец. Другие два почерка выдают новичков. Текст писали бамбуковыми палочками и кистью классическим монгольским письмом сверху вниз, строки располагались слева направо.

Расшифровала послание Чингисхана студентка германского университета Херлен Больд в рамках научной диссертации под руководством главного научного сотрудника Института филологии СО РАН Ирины Невской.

Предполагается, сутра передавалась устно в виде поучений и наставлений при воспитании детей. Изначально она была составлена самим завоевателем. Передаваясь из уст в уста, послание полководца сильно изменилось.

Советы Чингисхана потомкам:

– Человеку, которому нельзя доверять, никогда не рассказывай о сокровенном.

– Не поддавайся уговорам плохого человека.

– Не относись к словам женщины слишком серьезно.

– Не передавай приказов своему сыну через раба.

– Не советуйся с коварным или завистливым человеком.

– Не нарушай одобренное многими людьми.

– К греховным поступкам не обретай пристрастия.

– Добродетельным делам не чини препятствий.

– До смерти не забывай правильные слова твоего лучшего друга.

– Не говори плохие слова своему неразлучному другу.

Первая строка в тексте фрагмента сутры, представленного на фото и на современном монголськом читается как “Эрдмийг төгс суравч төвшин сайн сэтгэл үгүй бол хорт чоно мэт”. Перевод АРД: “Человек всезнающий, но если нет у него совести, то он как зловредный волк”. Кроме того, название сутры «Ключ разума» на монгольском известна как “Оюунтүлхүүр”.

Источник ➝

Скандинавы среди первопоселенцев Новгорода по данным археологии

Статья посвящена проблеме культурной и этнической характеристики первопоселенцев Новгорода и определению места скандинавов в жизни ранней городской общины. Дается критический обзор предшествующей историографии. Новое обращение к музейным коллекциям позволило увеличить количество скандинавских древностей и категорий находок из раннего культурного слоя, в то время как славянский компонент материальной культуры остается трудноуловимым. Скандинавы определенно присутствовали среди основателей первых усадеб города в 930–950-х гг.

Распределение скандинавских артефактов на городской территории предполагает свободное расселение
выходцев с севера и их престижные позиции в социальной топографии. Упомянутый в летописи «двор Поромонь» не может считаться местом компактного проживания варягов. Новгородские скандинавы однозначно сопоставимы с летописными варягами и отличались от руси как этносоциальной группы в Среднем Поднепровье, связанной с Рюриковичами. Закат скандинавского присутствия в Новгороде был обусловлен прекращением выплаты варяжской дани после смерти Ярослава Мудрого и находит отражение в данных археологии. Традиция российской науки недооценивать скандинавское присутствие в раннем Новгороде берет свои истоки в самоцензуре сталинской эпохи, превращаясь со временем в явление научной инерции.

Скандинавы среди первопоселенцев Новгорода по данным археологии..pdf

3.9 МБ

Этническое происхождение норманнов заселивших Исландию

Если грабительские маршруты датских викингов проходили через Северное море на за­пад и юго-запад, преимущественно к восточным берегам Англии, северным и западным берегам Франции и Испании, то норвежские викинги за два дня на драккарах под парусом с попутными ветрами достигали на западе Шетландских островов, на третий день — Оркнейских и Гебридских, а за четыре — пролива Минч между Шотландией и Гебридами. Отсюда далее через Ирландское море они попадали к берегам Франции и Испании, а уж затем, вместе с датскими викингами — в Средиземноморье, где в опасности от них оказывались на побережье поселения не только в западной части моря, но и в Адриатике, и в Эгейском море, и на Ближнем Востоке.

А с июля по октябрь ветры дуют обратно, от пролива Минч к западной Норвегии, и этим путем с награбленным добром норвежские викинги возвращались на родину.

В походе его участники накапливали информацию не только о землях, на какие нападали, но и о других, еще не достигнутых, о которых узнавали от захваченного в плен населения. Никакой государственности в Норвегии еще не существовало, когда к концу VIII в. ее викинги освоили упомянутый выше первый дальний и очень удобный для грабежей маршрут. Тотчас же, по следам первых набегов в 790-е годы начались захват и колониза­ция семьями норманнов Шетландских, Оркнейских и Гебридских островов, населенных кельтами.

Узнав на этих островах о расположенных севернее Фарерских островах, норманны с 825 г. колонизировали и этот архипелаг, на котором дотоле жили лишь ирландские монахи. Заселение архипелага норманнами, как и единовременные захваты дружи­нами викингов острова Мэн в Ирландском море, западного берега Шотландии, а с 840 г. — восточного и юго-восточного берегов острова Ирландия, происходило по крайней мере отчасти с первых трех колонизированных архипелагов, возможно, с участием в рядах норманнов потомков смешанных скандинавско-кельтских браков.

После случайного открытия около 867 — 869 гг. острова, названного впоследствии Исландией, уже в 874 г. туда прибыли из Норвегии на постоянное жительство две первые семейные общины. Замеча­тельный памятник начального этапа истории Исландии — «Книга о заселении Исландии» называет поименно четыре сотни важнейших коло­нистов, а в поименных указателях к современным изданиям «Саг об исландцах» названо 7 тыс. первопоселенцев, и, благодаря этому, можно определить, откуда географически и кто этнически эти люди.

Более 82 % из них прибыло из Норвегии, преимущественно из Западной, но немного из Восточной, до 5 % из Швеции и Дании, более 12 % с островов промежуточной колонизации в Северной Атлантике, в том числе с Фарерских островов. Обратим внимание на то, что с островов Северной Атлантики и из собственно Скандинавии семейные общины скандинавов прибывали с зависимыми людьми, которыми были как земляки, так и рабы кельтского, а также славянского происхождения.

К 930 г. на всех лучших землях, да и вообще всюду по побе­режью острова Исландия «стояло несколько тысяч хуторов, насе­ленных 15—20 тысячами переселенцев» . В 930 г. состоялся пер­вый альтинг — всенародное вече Исландии. В этом новом об­ществе, выходцы из которого в последней четверти IX в. начали колонизацию Гренландии, древний скандинавский язык стал единственным языком общения, хотя и с элементами лексики, заимствованной из ирландского.

Итак, поиск пастбищ для домашнего скота и спасение от ста­новящейся непосильной кровной мести на родине или промежуточ­ной родине на островах Северной Атлантики заставляли норманнов уплывать в Исландию. Бежала не беднота от эксплуататоров. В тех группах, которые покидали насиженные места, сохранялась вся структура общества, те же общественные отношения, традиции обычного права: уплывали семейными общинами с их главами, домочадцами, зависимыми людьми и рабами-ненорманнами. И даже столетие спустя, когда все удобные пастбища были поде­лены, продолжалось переселение в Исландию. Причем колонисты стали именовать себя исландцами (и так их стали именовать на их былой родине) в отличие от временных приезжих (например, с торговыми целями или в гости к родственникам), которых именовали теперь новым этнонимом — эстманны, т. е. «восточные люди», или норвежцы.

По материалам: Анохин Г.И. К этнической истории гренландских норманнов.

Картина дня

))}
Loading...
наверх